Униформа прусской армии 18 века

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Прусская легкая пехота 1787-1800 гг.

! текст размещен с сокращениями (...)!

Исторический контекст

Пруссия. Пеший егерь - Jäger zu Fuß
Пруссия. Пеший егерь - 1773 - Jäger zu Fuß
Пруссия. Офицер и солдат егерского полка - 1787 - Feldjäger. Regiment zu Fuß
Пруссия. Фузилер - 1787 - Füsilier
Пруссия. Рядовой батальона ф. Дибича №10 - 1792 - Füsilier. Bat v. Diebitsch №10
Пруссия. Унтер-офицер и сигнальщик фузилерного батальона - 1792
Пруссия. Легкая пехота - 1796 - Königlich Preußische leichte Infanterie
Пруссия. Фузилерный батальон ф. Йорка - 1797
Пруссия. Офицер и фузилер фузилерного батальона - 1800 - Offizier und Füsilier

Англоязычные историки и популярные писатели в большинстве своем совершенно не понимают исторических особенностей вооруженных сил Бранденбурга-Пруссии. Они породили множество мифов, из которых наиболее нелепые и беспочвенные мифы относятся к прусской легкой пехоте времен Наполеоновских войн. Задача данной работы прояснить, наконец, все эти басни о “жесткой” и “устаревшей” тактике прусской армии до 1807 года, а также о “новой” тактике в 1812-1815 года.

Общепринятая точка зрения заключается в том, что опыт сражений времен Французской революции и кампании 1806 года заставили прусскую армию относиться к легкой пехоте достаточно осторожно. В действительности, легкая пехота появилась в Пруссии при Фридрихе Великом (1740-1786) и продолжала развиваться на протяжении всех последующих лет. В ходе Семилетней войны на Фридриха огромное впечатление произвели австрийская легкая пехота – пехота пограничных округов / Grenzregimenter. Прусский король захотел сформировать у себя похожие части. Опыт войны за баварское наследство (1778-1779) подтвердил эту необходимость. Было сформировано три т.н. “добровольческих полка”, а численность корпуса “пеших егерей”, вооруженных нарезным оружием, была доведена до десяти рот.

В 1787 году “добровольческие полки” переформировали в фузилерные батальоны, о чем будет рассказано ниже.

Первоначально отношение к легкой пехоте было настороженным. Причину этого понять не сложно. “Добровольческие батальоны” периода Семилетней войны представляли собой плохо дисциплинированные банды грабителей и отличались высоким уровнем дезертирства. Аристократы не желали служить в этих частях, поэтому там приходилось ставить офицеров неблагородного происхождения. Однако уже фузилерные батальоны, сформированные на их базе, считались отборными частями, они были хорошо обучены и дисциплинированы. Возглавляли их тщательно отобранные молодые и образованные офицеры.

Вооруженные нарезным оружием егеря всегда считались ударными частями. Их профессионализм щедро вознаграждался различными привилегиями, которых не знали в пехотных полках. Первоначально они выступали в качестве колонновожатых. Численность егерей росла от небольшого отряда до полнокровного полка (1806 г.). Их набирали из числа охотников и лесничих. Они умели метко стрелять и их вооружали более точным оружием. Они являлись прирожденной легкой пехотой, предназначенной для скрытных действий в лесах. Часто егеря приобретали оружие за свой счет, их униформа была зеленого цвета, традиционного для охотников. Контраст между егерями и “добровольческими батальонами” был очень резкий, тем не менее, ко времени Наполеоновских войн они слились, положив начало прусской легкой пехоте.

Первоначально легкая пехота представляла собой совершенно особенный род войск, ничего не имеющий общего с линейной пехотой. Однако к концу XVIII века она все больше и больше превращалась в “универсальную” пехоту, то есть пехоту, способную действовать как в рассыпанном, так и сомкнутом строю. Важным шагом в этом направлении стало появление 3 марта 1787 года десяти стрелков (Schuetzen), вооруженных нарезными ружьями, в составе каждой роты пехотных полков. Это были отборные солдаты, кандидаты в унтер-офицеры. С 1788 года они получили право носить унтер-офицерские знаки различия и стоять в строю рядом с унтер-офицерами. С 5 декабря 1793 года каждый пехотный батальон получил горниста, в обязанности которого входило передавать приказы стрелкам.

Как уже было сказано выше в 1787 году были сформированы фузилерные батальоны, сформированные из трех легких полков, пяти гренадерских батальонов, 3-го батальона Лейпцигского полка (№ 3) и выборных рот гарнизонных полков. Фузилерные батальоны получили собственный строевой устав, опубликованный 24 февраля 1788 года.

Развитие стрелковых отделений в пехотных полках и фузилерных батальонов продолжалось. Вскоре в фузилерные батальонах сформировали собственные стрелковые отделения. Численность этих отделений в 1789 году довели до 22 человек. Некоторые офицеры понимали, что в линейных полках не хватает стрелков. Поэтому в 1805 году в Потсдамском гарнизоне были сформированы десять так называемых “резервных стрелковых” отделений.

Отношение к легкой пехоте в Европе продолжало оставаться двойственным. Одни считали, что в будущем именно застрельщики будут решать исход боя. Другие отдавали предпочтение консервативной тактике линейной пехоты. Как показало время, обе стороны были в чем-то правы. Действительно, легкая пехота имела нарезное оружие - оружие будущего. Однако до появления казнозарядных винтовок процесс заряжания нарезных ружей был крайне длительным. Поэтому солдаты, вооруженные нарезным оружием не могли действовать без огневой поддержки линейной пехоты. И до середины XIX века застрельщики не представляли собой самостоятельной боевой силы. Кроме того, тактика застрельщиков требовала от них высокого уровня дисциплины. При том, что армии XVIII века комплектовались рекрутами, взятыми на воинскую службу насильно, а также наемниками, солдаты были склонны дезертировать при первой же подвернувшейся возможности, а тактика застрельщиков с ее патрулями и рассыпанным строем такие возможности предоставляла в избытке. Однако в период Французской революции и Наполеоновских войн возникли массовые армии, многие солдаты которых служили не за страх, а за совесть, движимые чувством патриотизма. Кроме того, с введением всеобщей воинской повинности и появлением многочисленных армий с высоким уровнем дезертирства вполне можно было мириться. Таким образом, сложились благоприятные условия для развития легкой пехоты.

Армия Бранденбурга и Пруссии пошла по промежуточному пути, постепенно наращивая численность легкой пехоты. Личный состав для стрелковых подразделений тщательно отбирался, готовился и получал различные привилегии. Фузилеры были столь хорошо выучены, что вскоре в глазах окружающих стали выглядеть настоящими элитными частями. Хорошо обученный и имеющий хорошие перспективы солдат не станет дезертировать. В кампаниях 1793 и 1794 годов против французов в Пфальце - лесистой и холмистой части Германии - легкая пехота показала себя с лучшей стороны. Пфальц представлял собой идеальную местность для действий легкой пехоты. Кампания 1806 года, проходившая на открытой местности, развивалась по другому сценарию и легкая пехота сыграла в ней гораздо меньшую роль.

Во время Итальянской кампании Бонапарта вполне выявился еще один козырь легкой пехоты - сильное влияние большого числа выделяемых застрельщиков на боевой дух противника. Наиболее эффективной тактикой борьбы с вражескими цепями застрельщиков было использовать в рассыпном строе собственную пехоту. Обычно для этих целей выделялась треть пехотного батальона (последняя из трех шеренг). Сведенные в отдельные взвода эти солдаты могли выступать в качестве резерва батальона, прикрывать его фланги, а также образовывать цепь застрельщиков или поддерживать ее.

Подобная практика была введена в 1791 году герцогом Брауншвейгским. В 1797 году принц Гогенлоэ написал ряд правил для Инспекции Нижней Силезии, опубликованных 30 марта 1803 г. под общим названием “Об использовании третьей шеренги в качестве застрельщиков” (Vom Gebrauch des 3ten Gliedes zum Tiraillieren). (…) Таким образом, еще до появления “цепей застрельщиков” времен Революционных войн существовала подобная практика. Поэтому непонятно, почему многие историки позволяют себе называть данную тактику прусской армии “фридриховской”, “негибкой” и “устаревшей”.

Однако прусская легкая пехота к началу Наполеоновских войн не имела достаточного военного опыта. (…)

Организация

Стрелки / Schuetzen

Приказом от 3 марта 1787 года определялось наличие в каждой роте десяти стрелков. Таким образом, в пехотном полку было 120 стрелков. С 5 мая 1793 года в каждом полку появился горнист, в задачу которого входило передавать приказы стрелкам. В декабре того же года, горнисты появились в каждом батальоне. В 1798 году численность стрелковых отделений фузилерных рот увеличили с 10 до 22 человек. 23 ноября 1806 года число стрелков в линейной пехотной роте увеличили до 20. В дальнейшем от стрелковых отделений отказались, перейдя к практике “третьей шеренги”.

В марте 1809 года был сформирован отдельный Силезский стрелковый батальон, а 20 июня 1814 года появился Гвардейский стрелковый батальон, укомплектованный добровольцами из района Нефшатель, только что присоединенного к владениям Прусской короне.

Фузилеры / Füsilier

Фузилерные батальоны появились в 1787 году. Каждый батальон состоял из четырех рот и насчитывал 19 офицеров. 48 сержантов, 13 музыкантов (в каждой роте был барабанщик и горнист, плюс батальонный горнист), 80 капралов, 440 рядовых и 40 резервистов. Вспомогательная служба батальона состояла из контроллера, батальонного квартирмейстера, четырех хирургов (в т.ч. батальонного хирурга) и оружейника. В составе батальона имелось 40 стрелков. В какой-то период каждый фузилерный батальон располагал 3-фунтовой пушкой с расчетом. Численность батальона военного времени составляла 680 рядовых и 56 нестоевых, в том числе 46 солдат обоза и четырех помощников артиллерийского расчета. Общая численность фузилерного батальона составляла 736 человек.

В 1787 году было сформировано 20 батальонов, сведенных в бригады. По состоянию на 8 апреля 1791 года структура была таковой:

1-я Магдебургская бригада: 1-й, 2-й и 5-й батальоны

2-я Магдебургская бригада: 18-й, 19-й и 20-й батальоны

Восточно-прусская бригада: 3-й, 6-й, 11-й и 12-й батальоны

Западно-прусская бригада: 4-й, 16-й и 17-й батальоны

Верхнесилезская бригада: 7-й, 8-й, 9-й и 10-й батальоны

Нижнесилезская бригада: 13-й, 14-й и 15-й батальоны

В 1795 году был сформирован еще один батальон. В 1797 году число батальонов достигло 27. Батальоны были сведены в 9 бригад, каждая из которых возглавлялась полковником и по статусу примерно соответствовала полку. 

С 1797 года в составе каждого фузилерного батальона имелось по восемь саперов. Однако, в 1806 году осталось лишь 24 батальона, организованных следующим образом:

Магдебургская бригада: № 1 Кайзер-лингк, № 2 Била, № 5 Граф Ведель

Вестфальская бригада: № 18 Зоббе, № 19 Эрнест, № 20 Ивернуа

1 -я восточно-прусская бригада: № 3 Вакениц, № 6 Рембов, № 11 Берген

2-я восточно-прусская бригада: № 21 Штуттергейм, № 23 Шахтмейер, № 24 Бюлов

1 -я варшавская бригада: № 9 Борель дю Вернэ, № 12 Кнорр, № 17 Хинрикс

2-я варшавская бригада: № 4 Грейф-фенберг, № 8 Клох, № 16 Освальд

Верхнесилезская бригада: № 7 Розен, № 10 Эрихсен, № 22 Богуславский

Нижнесилезская бригада: № 13 Ра-бено, № 14 Пелет, № 15 Рюле

Вместе с номерами приведены фамилии командиров батальонов. На практике, батальоны так и называли по фамилии его командира, в то время как номер использовался лишь по формальным поводам (…)

 

Егеря / Jäeger

Строевая и боевая подготовка

В некоторых работах можно увидеть, что их авторы довольно смутно представляют себе, каким образом действовали застрельщики. Зато они любят сыпать терминами вроде “звенья застрельщиков”, “рассыпанный строй” и “распустить формирование”. Именно они создали миф о том, что “свободные” французские солдаты применяли тактику легкой пехоты, в то время как “забитые” солдаты “деспотических” режимов действовали только в плотном строю, чтобы исключить дезертирство. Конечно, как и в любом другом мифе, в этом мифе имеется некоторая доля правды. Однако эта доля правды погребена под кучей цветистой, поражающей воображение лжи. В действительности же любая европейская армия того времени располагала более или менее многочисленными частями легкой пехоты, действовавшими в рассыпанном строю. И главным фактором, сдерживающим развитие легкой пехоты, была не социология или политика, а недостаточно развитая технология.

Гладкоствольные кремневые ружья, заряжавшиеся со ствола, были слишком громоздки, трудны в заряжании и обладали невысокой меткостью. Поэтому сколько-нибудь значимых результатов можно было добиться лишь при массовом залпе. Кроме того, имелось множество других причин, о которых будет рассказано ниже, из-за которых застрельщикам приходилось действовать в непосредственной близости от основных сил. Чтобы наладить взаимодействие между плотным строем линейной пехоты и рассыпанным строем пехоты легкой, необходим был высокий уровень опыта командиров и подготовки личного состава.

Фридрих Великий разработал первые рекомендации по подготовке прусской легкой пехоты, опубликованные 5 декабря 1783 года. Согласно этим рекомендациям в задачу легкой пехоты входило ведение боя в населенных пунктах и лесах, действие в авангарде, арьергарде и на флангах, атака позиций противника, расположенных на возвышении, штурм артиллерийских батарей и редутов, а также охрана обозов и зимних квартир. Такая деятельность называлась “войной аванпостов”. Как уже говорилось выше, добровольческие полки были предшественниками фузилерных батальонов, передав им свои методы и способы подготовки.

Устав для фузилерных батальонов был опубликован 24 февраля 1788 года. Он сохранил свою силу вплоть до кампании 1806/07 годов и составил основу для пехотного устава 1812 года. Этот устав легкой пехоты предписывал действовать легкой пехоте, построенной в две шеренги, вместо трех, обычных для линейной пехоты. Фузилерные батальоны стреляли залпами из двух шеренг, так что первой шеренге не было необходимости вставать на колено. Двухшереножная тактика получила распространение и в линейной пехоте после введения устава 1812 года. Каждая фузилерная рота состояла из четырех дивизионов - восьми взводов. В качестве застрельщиков выступали 1-й и 8-й взводы, что составляло четверть от общей численности батальона. При необходимости их могли поддержать 5-й и 7-й взводы. Горнисты могли передавать следующие сигналы: наступать, остановиться, сплотить ряды, открыть огонь, прекратить огонь, сместиться влево, сместиться вправо, развернуть порядки, отступить, вызвать подмогу. Разумеется, больше любого устава значили опытные офицеры, которые знали, как следует вести “войну авнпостов”. И такие офицеры в прусской армии были. Офицерский корпус составляли командиры добровольческих батальонов, офицеры, имевшие опыт войны за независимость в Америке. Среди них имелись очень талантливые командиры: Йорк, Бюлов и Мюффлинг. Это были профессионалы с высоким боевым духом, которые показали свои возможности в ходе войн Французской революции.

Стрелковые отделения линейных рот получили свой устав 26 февраля 1789 года. Стрелки, вооруженные нарезным оружием и имевшие совершенно особые боевые задачи, требовали отдельной подготовки. Две недели в году стрелки практиковались в меткой стрельбе. За стрельбами наблюдали специально назначенные офицеры. Один из 12 ротных унтер-офицеров также был стрелком и вооружался нарезным мушкетом. Предполагалось, что стрелки будут действовать наподобие пеших егерей.

Основной акцент делался на меткой стрельбе и эффективном использовании особенностей местности, прежде всего леса, мелколесья, рвов, скал, посевов и др. Кроме того, стрелки могли действовать в составе пикетов и патрулей, а также охранять основные силы полка на марше. Во время атаки позиций противника стрелки выдвигались на 100 шагов вперед. В их задачу входило расстроить порядки противника перед ударом основных сил батальона. При отступлении стрелки действовали аналогичным образом.

Легкая пехота хорошо себя показала в ходе войн Революционных войн. Опыт, полученный в ходе этих войн, показал, что тактика в целом верна и нужны лишь небольшие дополнения. Эти дополнения ввел устав от 14 марта 1798 года. Вместо того, чтобы выдвигать вперед фланговые взводы, для фузилерных батальонов предписывалось выдвигать стрелковые отделения каждого взвода, что позволяло быстрее формировать линию застрельщиков. Вооруженные гладкоствольным оружием фузилеры также стали искать цель. Число стрелков в фузилерной роте довели до 22. Приказом от 18 июня 1801 года число стандартных сигналов горном достигло 20, что внесло порядок в огромное количество импровизированных сигналов, использовавшихся на практике. Хотя легкая пехота была хорошо подготовлена и представляла собой элиту прусской армии, в ходе кампании 1806 года выяснилось, что ее численность явно недостаточна. Очень часто противник одерживал победу лишь благодаря своей подавляющей численности. Эту ситуацию многие немецкие военные специалисты предвидели еще до начала кампании 1806 года и пытались предпринять какие-либо меры. На практике для усиления легкой пехоты использовали выдвижение третьей шеренги пехотных батальонов. Герцог Брауншвейгский разработал этот маневр для своего 10-го полка еще в 1791 год. Принц Гогенлоэ также увлекся этой идеей, описав ее в инструкциях для нижнесилезской инспекции в 1797 году. Гарнизоны Потсдама и Берлина также были обучены выдвигать третью шеренгу. Инструкции Гогенлоэ были опубликованы 30 марта 1803 года. Более поздние уставы содержали в себе обширные цитаты данного текста. Курфюрст Гессенский, фельдмаршал Пруссии и генерал-инспектор вестфальских полков, издал аналогичный приказ для своих частей 11 апреля 1806 года. Аналогичный приказ издал 5 октября 1805 года и король Пруссии.

(…)

Развертывание части в стрелковую цепь вовсе не означало, что все солдаты батальона выступали в роли застрельщиков. В действительности вперед выдвигалась только некоторая часть солдат, в то время как основные силы батальона сохраняли тесный строй. Главная причина, по которой невозможно было развернуть весь батальон цепью, заключалась в недостаточно развитой ружейной технологии. Оружие пехотинца в то время было слишком малоэффективно, чтобы обеспечить безопасность отдельного солдата. Слишком много времени уходило на заряжание. Даже если застрельщики действовали парами - один стреляет, другой заряжает - все равно практическая скорострельность оставляла желать много лучшего. Количество боеприпасов, которые нес один солдат, было ограничено, поэтому часто случалось, что пехотинец расходовал все патроны прежде, чем успевал нанести противнику какой-либо урон. Все это отрицательно сказывалось на боевом духе. Быстро расстреляв боекомплект солдат делался совершенно беззащитным на поле боя, а ружье выходило из строя от перегрева ствола. Наконец, дульнозарядные ружья удобнее всего заряжать стоя, поэтому пехотинцу приходилось вставать во весь рост, представляя собой удобную мишень для противника.

Цепь застрельщиков была особенно уязвима для кавалерии противника. Если кавалерии удавалось застать стрелков врасплох, то вся цепь могла быть уничтожена. Взводы и отделения застрельщиков меняли друг друга. При этом не только в бой вступали свежие солдаты, но и цепь обретала большую устойчивость. Таким образом, стрелковая цепь представляла собой составную часть пехотных порядков. Лишь в редких и исключительных случаях стрелки могли решить исход боя самостоятельно. Как правило, стрелки лишь завязывали бой, готовя дорогу для линейной пехоты.

(…)

Взводы третьей шеренги обычно действовали строем в две шеренги. Если для решения боевой задачи привлекалась вся шеренга сразу, то ее возглавлял специально подготовленный для этих целей капитан. Каждый взвод возглавлялся младшим лейтенантом и тремя унтер-офицерами. В распоряжении лейтенанта имелся горнист, который передавал солдатам различные команды. (…)

 

Вооружение

Пруссия. Фузилерный мушкет обр. 1787 г. Длина 134 мм, ствол 95 мм, калибр 18 мм. Внизу изображен кожаный чехол для замка для предохранения от непогоды. - Fussilier musket. Pattern 1787.
Фузилерное ружье, обр 1787 г. - Fusiliergewehr, M 1787. Preußen. Deutsches Historisches Museum
Пруссия. Модификация фузилерного мушкета обр. 1796 г. Длина 145 мм, ствол 104 мм. - Fussilier musket. Modification 1796.
Пруссия. Охотничье нарезное ружье
Пруссия. Новое корпусное охотничье ружье обр. 1810 г. - New Corps hunting rifle, model 1810.
Пруссия. Снайперское ружье обр 1787 г. Длина 124 мм, калибр 18б5 мм. Использовались в стрелковых отделениях легких и линейных батальонов. - Sharpshooter rifle, model 1787.
Фузилерный тесак- 1787-1797 - Füsilier-Faschinenmesser. Preußen. Deutsches Historisches Museum
Сабля офицера фузилерного батальона - M1797 - Füsilier-Offizierssabel. Preußen. Deutsches Historisches Museum
Сабля офицера фузилерного батальона - M1797 - Füsilier-Offizierssabel. Preußen. Deutsches Historisches Museum
Мундир 4-го фузилерного батальона - 1787-1797 - Uniformrock fur Mannschaften, Fusilier-Batallion Nr. 4. Preußen. Deutsches Historisches Museum

Среди моделей мушкетов, использовавшихся легкой пехотой, можно назвать следующие:

  1. Фузилерный мушкет образца 1787 года;
  2. Фузилерный мушкет образца 1796 года;
  3. “Старые” прусские нарезные ружья разных типов, в том числе образца 1796 года;
  4. “Новая” корпусная винтовка образца 1810 года;
  5. Стрелковое нарезное ружье образца 1787 года;
  6. Различные охотничьи ружья и карабины, нарезные и гладкоствольные.

Застрельщики третьей шеренги обычно вооружались стандартными пехотными мушкетами следующих типов:

  1. Образца 1782 года;
  2. Образца 1801 года (Нотард):
  3. Образца 1809 года (“новый” прусский мушкет).

Фузилеры

Первоначально фузилерные батальоны вооружались фузилерными мушкетами, но с 1808 года в батальонах стали использовать любое оружие, какое удавалось достать - сказывалась острая нехватка стрелкового оружия. Популярностью пользовались французские мушкеты Charleville, а также “новые” прусские мушкеты.

Егеря

Так как егеря набирались из числа лесничих и охотников, то они брали с собой на службу собственные охотничьи ружья, поэтому очень трудно дать сколько-нибудь полный перечень егерского вооружения. Несколько раз предпринимались попытки навести порядок: в 1744, 1796 и 1810 годах. Однако по множеству причин все попытки провалились. (…)

Важнейшее различие между винтовкой и мушкетом заключается в том, что канал винтовочного ствола имеет несколько желобков, которые придают вылетающей пуле вращение вдоль продольной оси. Благодаря этому повышается дальнобойность и кучность огня. В отличие от гладкоствольных мушкетов, нарезные винтовки имели мушку и целик. (…) Недостатком нарезных ружей была их низкая скорострельность (чтобы зарядить ружье могло потребоваться даже несколько минут), а также быстрота загрязнения канала ствола. Чтобы повысить меткость свинцовую пулу обертывали войлочным пыжом, так что пуля плотнее врезалась в бороздки. Чтобы загнать пулю в ствол, по шомполу наносили удары киянкой. После нескольких выстрелов использовали пули меньшего калибра, поскольку ствол загрязнялся. Очень быстро ружье начинало требовать тщательной прочистки. Поэтому стрелки тщательно выбирали цель, стараясь стрелять только наверняка. Несколько удачно расположенных стрелков могли выступать в роли снайперов, но удручающая скорострельность нарезных ружей не давала им шансов получить широкое распространение.

Стрелки

Стрелковые отделения в линейных и легких пехотных ротах вооружались нарезными ружьями образца 1787 года. Ружья имели мушку и целик, причем целик был откалиброван на дистанции 150 и 300 шагов. Было изготовлено около 10000 таких ружей. К стволу ружья можно было примкнуть штык. Силезские стрелковые батальоны не имели единого вооружения, многие силезские стрелки располагали лишь пехотными гладкоствольными мушкетами.

Унтер-офицеры

Теоретически унтер-офицеры вооружались нарезными карабинами. Унтер-офицеры не стреляли залпом вместе с рядовыми. Однако, на практике они обычно имели те же ружья, что и рядовые. Иногда унтер-офицеры пользовались кавалерийским огнестрельным оружием. (…)

 

Униформа

Фузилеры

1789-1796

Фузилеры носили темно-зеленые камзолы того же покроя, что и пехотинцы, белые жилеты, бриджи до колен, черные гетры, шляпы-каскетки с орлом, черные шейные платки и белые ремни. Цвет воротника, лацканов, манжет и пуговиц определял батальонную принадлежность.

» Таблица / » Table

У офицеров темно-зеленая, черная и карминная отделки

Была из бархата. Офицерские треуголки украшались бело-черным плюмажем, кокардой и пряжкой с маленьким орлом.

Обувь - сапоги. Солдаты вооружались фузилерными мушкетами и коротким палашом. С 1793 года темляк палаша определял принадлежность к роте: белый, темно-зеленый, оранжевый и фиолетовый. Офицеры вооружались шпагой.

1797-1807

Вместо каскеток ввели ношение треуголок с белым кантом. Батальоны отличались цветом помпона:

Белый: 2, 6, 8, 10, 14, 17, 19,21

Красный: 1,4,7,9, П. 15, 18,23

Желтый: 3,5, 12, 13, 16,20,22,24

С 24 августа 1801 года вводилось ношение цилиндрического черною войлочного кивера. Кивер украшался орлом того же цвета, что и пуговицы, плюмажем того же цвета, что помпон на треуголке и белым кантом вдоль верхней кромки,

В 1797 году появился укороченный камзол с красной подкладкой. Воротник, лацканы и манжеты цветные. Бригада “Курмарк” (с 1803 года “Магдебург") и “Магдебург” (с 1803
года “Вестфалия”) имела малиновую отделку. Бригада “Верхняя Силезия” и “Нижняя Силезия” - черную отделку, 1-я и 2-я Восточно-прусские бригады - светло-зеленую. 1-я Варшавская бригада и оршада “Южная Пруссия” (батальоны №7 и 8) - голубую. 2-я Варшавская бригада (батальоны № 4 и 16) - темно-зеленую. В 1800 году бригаду “Южная Пруссия” расформировали, а ее цвета перешли ко 2-й Варшавской бригаде (батальоны № 6, 8 и 16). 

В 1806 году различия между батальонами осуществлялось по следующей схеме:

Бригада  № батальона Прикладной цвет Пуговицы
“Магдебург" 1,2,5 кармин желтые
“Вестфалия” 18,19,20 кармин белые
1-я “Восточная Пруссия” 3,6, 11 светло-зеленый желтые
2-я “Восточная Пруссия” 21,23,24 светло-зеленый белые
1-я “Варшавская” 4, 8, 16 голубой желтые
2-я “Варшавская” 9, 12, 17 голубой белые
“Нижняя Силезия” 13, 14, 15 черный желтые
“Верхняя Силезия” 7, 10,22 черный белые

В 1800 году солдаты силезских батальонов получили красные шейные платки, в то время как офицеры продолжали носить платки черного цвета. Белый “шемизетовый” жилет заменили на жилет зеленого цвета, который, в свою очередь, в 1801 году уступил место белой безрукавке. Длинные белые брюки носили с черными гетрами. Имелись рабочие штаны из саржи. Ремни черные, саблю подвешивали к поясному ремню, а не носили на перевязи через плечо. Офицерский китель но покрою соответствовал кителю офицера линейной пехоты, но имел фалды с красными отворотами. Белый жилет, брюки и черные сапоги дополняли офицерскую униформу. Офицерскую треуголку украшал белый плюмаж. Поверх кителя носили серебристо-черный кушак. На черной перевязи сабля с темляком. Плащ и шинель зеленого цвета. 

Егеря

1789

В пешем егерском полку носили простую каскетку с зеленым плюмажем у рядовых и черным с белым кончиком у унтер-офицеров. Камзол с зелеными отворотами и манжетами, зеленый жилет, кожаны брюки и сапоги. V офицеров плюмаж белый с черным основанием, кокардой и пряжкой. В остальном униформа не изменилась со времен Фридриха Великого.

1797-1807

Появилась шляпа-треуголка с белыми и зелеными шнурами, черной кокардой и золотой пряжкой. Плюмаж остался прежним. В 1800 году ввели ношение белых матерчатых бриджей до колен и сапог с высокими голенищами. В 1802 году цвет жилета изменили с зеленого на белый. В ходе мобилизации 1805 года егеря получили длинные зеленые рабочие брюки на пуговицах. В 1806 году появился серый вариант таких брюк. Зеленый камзол сохранил красный воротник с манжетами и желтые шерстяные погоны. Отвороты зеленые. Черный бархатный шейный платок с белым галстуком. В 1806 году планировалось ввести кивер, но до начала войны этот план осуществить не удалось.


Публикация: ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ Новый СОЛДАТ №213

Редактор: Киселев В.И.

! текст размещен с сокращениями (...)!

наверх

Поиск / Search

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн