Штурм Измаила 1790 г.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Воспоминаяния майора С.И. Мосолова о штурме Измаила

Карта укреплений крепости Измаил - 1790 - Plan of fortress Ismail

От Килии весь наш корпус пошел по повелению князя к крепости Измаила, под которым с 24 ноября по 14-е число декабря находились, пока его взяли штурмою, как приехал к нам граф Ал: Васильевич Суворов командовать а Гудович уехал в Бендеры, где был князь Потемкин. Слышно было что генерал Гудович отказался брать штурмою Измаил, ибо в крепости было одного гарнизона 35000 тысяч турок и татар; что и можно верить; оные собрались из 4-х главных крепостей, из Хотина, из Бендеры, из Акермана, из Килии и свой пятый гарнизон; и потому они держались крепко, что почти все побиты и поколоны были; штурм продолжался 8 часов, и некоторые колоны взошли было в город опять выгнаты были, я из своего батальона потерял 312 человек убитых и раненых, а штаб и обер-офицеры или ранены или убиты были и я ранен был пулею на вылет в самой амбразуре в бровь и в висок вышла и кабы трубач меня не сдернул с пушки, то бы на ней и голову отрубили турки; на рампар я взошел первой только предо мною по лестнице 3 егеря лезли, которых в той же амбразуре турки изрубили; ров так был глубок что 9 ар. лестница только могла достать до берму, а с бермаБерма – нетронутая полоса земли или уступ между рвом и бруствером. до амбразур; другую мы наставляли, тут много у нас солдат погибло, они всем нас били, чем хотели. Как я очнулся от раны, то увидел себя только с двумя егерями и трубачом, прочие все были или побиты или ранены на парапете, потом стал кричать, чтоб остальные офицеры сами лезли с егерями из рва в верх, придавал нм смелости что турки оставили бастион; тогда ко мне взлезли по лестницам поручик Белокопытов и подпоручик Лавров с егерями здоровыми, мы закричали ура и бросились во внутрь бастиона и обладали оным: но однакож много егерей тут было изрублено и офицер один убит а меня хоть и перевязали платком намочив слюнями землю к ране приложил трубач (ибо в егерских батальонах тогда были трубачи, а барабанов не было); но всё кровь текла из головы, ослабел и пошел лёг на банкете (а потом рана сия засохла с слюнями и землею, и так вылечился; но глазом правым долго не мог видеть), а пушки велел обратить и внутрь по городу стрелять, и штурм продолжался еще после сего, то наши гонют, то турки наших рубят; более 4 часов внутри города и без строю; окончилось тем что Бог! нам определил быть победителями; нас всего было 17 тысяч регулярных да казаков 5 тысяч с которыми щастливый и смелый граф Суворов взял крепость Измаил; после бою граф позволил нижним чинам в крепости брать всё, кто что нашел три дни. 

Правду сказать у нас не было уже почти хлеба, а потом сделались с хлебом и разными припасами довольны; нижние чины достали и червонцев много, так что шапками иные к маркитантам носили; забыл я написать еще до штурма что с нашею колоною случилось; колоновожатый у нас был майор Марченко прислан был из свиты Павла Сергеевича Потемкина, оной завел нас совсем не туда, и сам пропал: ибо шеф наш, который командовал колонною г. майор Мекноб, пришел ко мне как мы уже идём к крепости говорить, что “я не знаю где с колонною стою, кажется мне не там где начинать должно штурмовать” а ночь была к щастию нашему очень темная, я ему отвечал, что на то есть колоновожатель. Сей Марченко после явился цел и был на бастионе, которой штурмовали; но его тогда сыскать не могли, итак мне Мекноб стал говорить “я на тебя надеюсь как на себя, возьми егарей и поди до рва узнай, где мы теперь с колонной стоим”. Я думал что лучше просьбы его послушаться нежели дождаться приказания, пошёл однакож сказал ему доверенность очень велика сделанная мне от вас, но ежели пропаду то не в своем месте; он после сказал, что “если крепость возьмем и останемся живы то вдвое и награжден будешь”. Перекрестясь и пошел я к принцу ФилипшталюГессен-Филиппштальский, Фридрих (Фридрих Вильгельмович) (1764-1804) – принц, полковник Изюмского полка., и он был после ранен который был впереди с стрелками у него взял трех егерей и пополз ко рву; егерей для того я взял, чтоб по них назад, как поползу колонну свою найти; клал я их на землю в дистанции 20 шагов, и велел отзываться свистом; итак дополз до рва, увидел что белеется бастион от кавальеру выкладенного белым камнем, оной был от них по левую сторону нашего бастиона, на которой велено было идти, а от нас по правую сторону; тут еще и собака на меня забрехала, видно привязана была во рве для осторожности, но я припал и она замолкла, а шуму от турок никакого на кавальере и бастионе не слыхал, все спали итак я приползши обратно к своей колонне донес шефу что мы не против своего пунктаБастион  на который нам должно было идти мы  с г.-м. Мекнобом еще за день штурма  верхом осматривать и подъезжали  очень близко, так что по нас из  ружей палили., где назначено спускаться в ров штурмовать, то велел он мне вести колонну к тому бастиону; я всю колонну повернул налево тихо однакож все штыки и лестницы который несли застучали, но любезные турки не проснулись до тех пор как мы уже были на контрэскарпе и стали по лестницам спускаться передние войска в ров, тут они открыли свою канонаду и картечьми много побили у нас на гласисе в хвосту колоны; а мы были уже во рву, шеф наш на гласисе был ранен уже на рассвете в ногу и его понесли прочь, и после того умер в Килии от сей же раны; мы остались доканчивать своё дело сами батальонные командиры с егерями из резерву Троицкого пехотного полку помог нам много капитан Воинов, который у той же пушки где и я был ранен убить наповал; жаль офицер был храбрый с мужественным духом; ибо один он выпросился с гранодерами в перёд у бригадира и полковника своего ХвостоваХвостов Александр Семенович (1753-1820) – двоюродный брат графа Д.И. Хвостова, в 1779 г. перешел из Коллегии иностранных дел на военную службу, в годы 2-й русско-турецкой войны в чине полковника командовал Троицким пехотным полком; в 1793-1794 гг. поверенный в делах в Константинополе, в 1801 г. в чине действительного статского советника перешел на гражданскую службу, с 1804 г. в чине тайного советника был советником, а затем управляющим Государственного заемного банка; писатель, переводчик, с 1793 г. член Российской Академии.; итак вся лишняя моя услуга отечеству пропала; ибо генерал и шеф Мекноб умер, а дали только мне 4-го класса за храбрость егорьевский крест с рескриптом, да другому майору ШеховскомуШаховской Николай Леонтьевич (1757-1837) – князь, премьер-майор (с 1788), при штурме Измаила ему была отрублена левая кисть и он был ранен саблей в голову; вскоре произведен в подполковники Херсонского гренадерского полка; в 1799 уволен в отставку с чином генерал-майора, в 1807 г. был генерал-провиантмейстером соединенных армий в Пруссии; с 1810 г. тайный советник, сенатор, с 1831 действительный тайный советник., которому руку турки отрубили, а прочим из майоров никому не дано егорьевских крестов.

Если бы всю написали в рекомендации что еще до штурма много сделал лишнего против своих товарищей, и можно сказать спас всю колону и первый лез по лестнице на бастион, да я же и майором по армии был 1-й, то можно бы к Потемкину дать мне и чин, как и всем давал при штурме Очаковском батальонным командирам. А только тем мы нещастливы что он тут сам не был.

После штурму забравши раненых коих могли взять, а иные остались в Измаиле для излечения, я пришел с батальоном в местечко Оргей; штурм был Измаила декабря 11-го дня 1790-го года.


Опубликовано в сборнике: "Русский архив" М. 1905. Книга Первая Записки отставного генерал-майора Сергея Ивановича Мосолова. История Моей жизни.

наверх

Поиск / Search

Содержание

Справка

13 ноября (ст.ст.) 1789 года С.И. Мосолов был назначен командиром 3-го батальона Лифляндского егерского корпуса, шефом которого в это время являлся генерал-майор Мекноб.

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн