Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Рапорт Бенигсена о сражении под Вишнево с М. Огинским

Рапорт Бенигсена о сражении под Вишнево с М. Огинским

8 июня.

Район военных действий между Вильно и Минском весна-осень 1794 г.
Следуя повелению вашего сиятельства со вверенным мне отрядом войск, состоявшим Изюмского легкоконного полку и трех эскадронов Эстляндского корпуса 4-го егерского батальона, Нарвского пехотного полку двух гренадерских рот, Псковского пехотного двух рот, шестидесяти казаков и пяти полковых орудий, отправился я сего июня 5 числа чрез местечки Городок и Воложин, где известился, что граф Огинский, бывши пред сим подскарбием литовским, и Силистровский по завладении ими в местечке Ивенце Эстляндского корпуса 4-го егерского батальона обозом намерены были прорваться даже до Минска. Вследствие чего прибыли они в местечко Бакшту с войском их в числе более двух тысяч человек. Предполагая, что остается им один путь чрез Вишнево, остановился я на несколько часов в Воложине для отдохновения в деревне (неразборчиво - ред.) моего войска.

Поутру же рано 6-го числа пошел я под Вишнево и, перейдя четыре версты, узнал непредвиденное мною достоверно, ибо на пути в деревне (неразборчиво - ред.) неприятель за два часа предо мною действительно стоял. При деревне Шарковщизне, за полторы мили от Вишнева, неприятель изломал мост, покидав весь лес в реку на расстоянии четырёх сажень ширины. Более ста человек кинулись собрать все брошенное из воды для сооружения моста. И рвение вообще всего войска сразиться с неприятелем столь было велико, что, невзирая на трудную работу, в полчаса времени мост был готов, по окончании коего продолжал я поход. Неприятель же столь уверен был заградить мне путь сею рекою, что пред упомянутым местечком Вишневым не было ни одного пикета и хотя от обывателей тех мест, чрез которые я проходил, известились они, что показывали казачьи разъезды, но того не воображали, что с войсками я был уже вблизости от них.

И так неожидаемо прибыв я поутру в девять часов к местечку Вишнево, немедля решился атаковать, для чего отряжен от меня был Изюмского легкоконного полку господин полковник Трегубов с тремя эскадронами и шестидесятью казаками со всевозможною стремительностью пуститься чрез Вишнево. Неприятельская конница только что имела время выстроиться в боевой порядок. Упомянутой полковник, неописанным стремлением проскакав местечко, выстроил фронт и атаковал неприятеля, который, едва успев встретить его жесточайшим огнем, как уже был опрокинут. При сем господин полковник Трегубов отбил неприятельскую малого калибра пушку. Неприятельская конница, бежав, на некотором расстоянии вновь выстроилась, но полковник Трегубов, вторично опрокинув, преследовал за оною кустами, случившимися тут по обеим сторонам большой виленской дороги, по коей сей неприятель и пустился в бег.

В продолжение сего дела неприятельская пехота, имея прикрытием лес, вредила огнем своим в правой фланг нашей кавалерии, но вскорости сближилась наша пехота и я велел оной построиться против лесу и двух возвышений, пред оным занятых неприятелем. Из оных первое возвышение было очищено батальоном Берха, невзирая на сильный неприятельский огонь, от которого и потерял он несколько людей. На оном возвышении велел я поставить две пушки под управлением Новгородского пехотного полку господина капитана Лидерса, которой действием оных орудий способствовал много совершенному поражению неприятеля. В сие же время отряжен от меня был комисариата подполковник Зубов с восьмьюдесятью егерями и шестидесятые человеками пехоты для прикрытия правого крыла егерского батальона. Он атаковал неприятеля в лесу и прогнал оного, при чем был легко ранен. Со второго возвышения прогнаты были неприятели двумя ротами Псковского пехотного полку под командою Санктпетербургского гренадерского полку секунд-майора Этингена. Нарвского же пехотного полку премьер-майор Раутенштерн, подоспев двумя гренадерскими ротами того ж полку, спопешествовал к прогнанию неприятельской пехоты, отряда в преследование за оною находившегося под командою его подпоручика Плеханова, которой выполнил то с отличным мужеством.

Неприятельская конница собралась еще раз позади в случившейся на пути деревне, но полковник Трегубов опрокинул оную в третий раз, истребив большую часть оной. Эстляндского же корпуса 4-го егерского батальона секунд-майор (неразборчиво - ред.), равно будучи послан со стапятидесятью егерями в преследование неприятеля, отличил себя, оставя на месте множество убитых. Сражение началось поутру в девять часов и продолжалось до половины двенадцатого, в котором над неприятелем одержана была полная победа, и в величайшем оного расстройстве преследовал я его со вверенным мне войском далее шести верст.

Потеря наша состоит Эстляндского корпуса 4-го егерского батальона из четырех убитых и одиннадцати раненых, Изюмского легкоконного полку двух убитых и девятнадцати раненых. Лошадей побито двести восемь и семнадцать раненых. Неприятельской урон состоит из убитых и раненых более трехсот человек. В числе последних находится, как сказывают пленные, начальствовавший Силистровский и многие офицеры. В полон же взято шестьдесят четыре человека, между коими капитан Суходольский, которой командовал волонтерами в бывшем сражении при Ошмянах, и три поручика. Неприятель принужден был оставить в добычу нам весь свой обоз в числе более двухсот повозок, в коих нашлось множество похищенного в местечке Ивенце.

АВПРИ, ф. 79,оп. 6, д. 1838, л. 165-166.


Документ опубликован в книге: “Восстание и война 1794 года в литовской провинции”. Минск. 2001 г., размещен на сайте Восточная литература

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн