Биографии 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Князь Италийский, Граф Суворов-Рымникский (Биография, 1 часть)

!Все даты даны по старому стилю!

А. В. Суворов в чине генерал-поручика. Копия с портрета сделанного в Астрахани в 1780 (1782) г. Изображен в генеральском виц-мундире с орденами Св. Георгия II степени и Св. Александра Невского. Суворов писал об этом портрете: "Как я в зеркало не гляжусь, то и картины моей не видал..."

Князь Александр Васильевич Италийский, Граф Суворов-Рымникский, сын Генерал-Аншефа, Сенатора и кавалера ордена Св. Александра Невского, Василия Ивановича СувороваСуворовы происходят от древней благородной Фамилии Шведской. Предок их, Сувор, выехал в Россию в 1622 году при Царе Михаиле Феодоровиче и принял Российское подданство. Из второй части Гербовника., родился в Москве 13 Ноября 1729 года. Отец его, человек просвещенный и зажиточный, приготовлял сына к гражданской службе; но Суворов, с самых юных лет, оказывал предпочтение военной: обучался с успехом Отечественному языку, Французскому, Немецкому, Италиянскому, Истории и Философии, и с жадностию читал Корнелия Непота, Плутарха, описание походов Тюреня и Монтекукули; говорил с восхищением о КесареЦезаре - пр. ред. и Карле XII, заставил отца своего переменить намерение. Он был записан лейб-гвардии в Семеновский полк солдатом (1742 г.)., продолжая учиться в Сухопутном Кадетском Корпусе. Между тем попечительный родитель преподавал ему сам инженерную науку; каждый день читал с ним Вобана, котораго Василий Иванович перевел в 1724 году с Французского на Российский язык по приказанию своего крестного отца, Петра Великого; заставлял сравнивать перевод с подлинником. 

Одаренный от природы необыкновенною памятью , молодой Суворов знал Вобана почти наизустьСм. Анекдоты Суворова,издан. Г. Фуксом, С. Петерб., 1827 г., стр. 23. - Перевод Василия Ивановича остался в рукописи, вероятно, по случаю кончины Петра Великаго. . Еще в юном возрасте, Суворов строго соблюдал военную дисциплину. Однажды, стоя с ружьем на карауле в Мон-плезире, отдал он честь Императрице Елисавете Петровне. Она спросила: как его зовут? и пожаловала ему крестовик; но Суворов осмелился сказать: «Всемилостивейшая Государыня! Закон запрещает солдату принимать деньги на часах.» - «Ай, молодец! - произнесла Государыня, потрепав его по щеке и дав поцеловать Ея руку - «Ты знаешь службу. Я положу монету здесь на землю: возьми, когда сменишься.» - Суворов почитал этот день счастливейшим в своей жизни, хранил дар Елисаветин, как святыню, каждый день целовал егоСм. Собрание разных сочинений Г. Фукса, издан. в С, Петерб., 1827 г., стр, 108. . Медленно возвышался Суворов: современные ему Полководцы: Румянцев был Полковником на девятнадцатом году от рождения; Потемкин Подпоручиком Гвардии и Камер-Юнкером Высочайшаго Двора в чине Бригадира, на двадцать шестом своего возраста; Репнин в тех же летах пожалован Полковником. 

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

***

Прошение Александра Суворова о зачислении на службу в лейб-гвардии Семеновский полк. 1742 г.

Суворов служил Капралом (1747 г.); Унтер-офицером (1749); Сержантом (1751) и только в 1754 году выпущен в армию Поручиком; произведен через два года в Обер-Провиантмейстеры (1756 г.); потом в Генерал-Аудитор-Лейтенанты и имел чин премиер-Маиора в 1759 году, когда победоносные войска наши в третий раз вступили в Пруссию. Первым руководителем его на военном поприще был знаменитый Фермор, известный Цорндорфскою победой, сражавшийся в 1759 году под предводительством Графа Салтыкова. Суворов участвовал в поражении Фридриха Великаго при Франкфурте и сказал, когда Главнокомандовавший повел обратно армию за Одер: я бы прямо пошел к Берлину. 

Столица Пруссии была завоевана только в следующем году Генералом Тотлебеном (1760). Суворов служил в то время под его начальством. В 1761 году любимец славы, будучи Подполковником, находился в легких войсках, вверенных Генерал-Майору Бергу, который прикрывал отступление Российской армии к Бреславлю. Под Рейхенбахом, Суворов участвовал в поражении Прусского Генерала Кноблоха; обратил в пепел, в виду многочисленнаго неприятеля, большой магазин с сеном; потом, с сотнею козаков, переправился вплавь чрез Нейсу при Дризене; перешел ночью шесть Немецких миль к Ландсбергу; разбил городские ворота; вошел в город; захватил в плен Прусских гусар, там находившихся; сжег половину моста на Варте. 

Тогда велено ему тревожить Прусский корпус, состоявший под начальством Платена. Суворов, с тремя гусарскими и четырмя козацкими полками, устремился, чрез Регенсвальд, к Кольбергу; опередил Прусского Генерала; ударил, под Фридбергом, из леса на фланговые его отряды, опрокинул их, преследовал под самые пушки неприятельские, захватил двести драгун и гусар; атаковал (в октябре), в окрестностях Старгарда, с саблею в руке с одним эскадроном драгун и несколькими козаками, батальон корпуса Генерала Шенкендорфа; истребил значительное число Пруссаков; остальных, загнав в болото, принудил положить оружие; сразился с Прусскими драгунами: разбил их, взял два орудия, двадцать пленных и, окруженный многочисленным неприятелем, прорубил себе дорогу; бросил пушки, но не пленных своих. В этот день Пруссаки потеряли ранеными и пленными до тысячи человек. Отважность, быстрота, внезапность еще в то время были принадлежностью Суворова. Он имел разные стычки с неприятелем: разбил Полковника де ла Мот-Курбиера, командовавшего авангардом Генерала Платена; напал, потом, на Прусскую конницу, взял 800 пленных, захватил фуражиров; ворвался с тремя батальонами в Глогау, под сильным огнем Пруссаков; гнал неприятеля в улицах и через мост. Тогда убита под ним лошадь и он сам ранен от рикошета. Вслед за тем Суворов атаковал близь Нейгартена два Прусских батальона и часть драгунского полка с двумястами человек; прорубился между драгунами, ударил на батальон принца Фердинанда, положил многих на месте, взял более ста человек в плен. Под ним снова убита лошадь.

Эти мужественные подвиги приобрели ему в следующем году (1762) чин Полковника Астраханского пехотного полка, расположенного в Новой Ладоге; в 1763 году пожалован он командиром Суздальского полка, также пехотного, сменившего Астраханский. Доказательство, что Суворов выходил из круга обыкновенных Полководцев и мог нести всякую службу. Екатерина, при самом начале, постигла его. Ему было тогда тридцать четыре года. Потемкин, будущий начальник его, служил еще Камер-Юнкером и не имел значения при Высочайшем Дворе; но в то время, как предприимчивый Царедворец, в последствии водитель к победам и утонченный Министр, пролагал себе дорогу по паркетам придворным, Суворов приступил к исполнению обдуманного им плана; решился быть единственным, ни на кого не походить: отличался от всех своими странностями, проказами; старался, по видимому, смешить, не улыбаясь, и в это самое время трунил над другими, осмеивал, порочных или вещь предосудительную, получал желаемое или отклонял неприятный разговор; забавлял и колол; не боялся простирать, иногда, слишком далеко своих шуток, ибо они обратились для него в привычку, удивляли каждого оригинальностью, переливались в сердца солдат, которые говорили о нем с восторгом в лагере и на квартирах, любили его язык и неустрашимость, были веселы, когда находились с ним. Он учредил для детей их училище в Новой Ладоге, выстроил дом на своем иждивении, и был сам учителем Арифметики. Держась правила: что солдат и в мирное время на войне, Суворов обучал воинов своих разным маневрам и весьма желал показать им штурм. Мысль эта пришла ему в голову, когда он проходил с полком мимо одного монастыря: в пылу воображения, тотчас составил он план к приступу и полк, исполняя повеления его, бросился по всем правилам штурма, овладел монастырем. Екатерина пожелала увидеть чудака. Это первое свидание - говорил Суворов - проложило ему путь к славеСм. Анекдоты Суворова,изд. Г. Фуксом, стр. 115. .

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

***

Прошло шесть лет по окончании военных действий в Пруссии и Суворов, с чином Бригадира (1768 г.), отправлен, в половине ноября, с величайшею поспешностию к Польским границам. Не смотря на едва замерзшия реки и болота, он в месяц, прошел с вверенною ему бригадой тысячу верст (238 миль); зимою продолжал обучать солдат стрелять в цель, действовать штыками; совершал с ними ночные переходы, делал фальшивыя тревоги. В следующем году (1769), Суворов двинулся к Орше, потом к Минску, командуя авангардом корпуса Генерал-Поручика Нумерса, котораго в скором времени сменил Генерал Веймарн. Тогда продолжалась в Польше война конфедератов. Суворов получил приказание идти к Варшаве с Суздальским полком и двумя драгунскими эскадронами; разделил войска свои на две колонны и в двенадцать дней перешел шестьсот верст, явился под Прагою. Он, без пролития крови, отделил от конфедератов два уланских полка, Пелиаки и Корсинского; разбил близ Варшавы Котелуповского; в Литве обоих Пулавских, разсеяв их войска, которая состояли из шести тысяч человек; награжден чином Генерал-Майора (1770 г.).В Апреле (1770), Суворов, переправясь чрез Вислу с двумя ротами, тремя эскадронами и двумя пушками, пошел ночью к Клементову : встретился с Мошинским, расположившим, близь леса, тысячу человек конницы в боевой порядок при шести орудиях и, не взирая на безпрестанную пальбу, опрокинул штыками ряды неприятельские, преследовал Поляков, захватил их пушки; разбил вторично, при Опатове, Мошинского, получившаго подкрепление; взял в плен до двух сот человек; награжден (в Сент.) орденом Св. Анны. Тогда Суворов был болен около трех месяцев, получив сильный удар в грудь об понтон, при переправе через Вислу. 

Новыя победы венчали его в 1771 году. Он выступил, в Марте, из Люблина с четырьмя ротами пехоты, несколькими пушками и с пятью эскадронами; переправился чрез Вислу у Сендомира; разбил отдельные партии конфедератов, атаковал Ландскрону, овладел городом, не смотря на сильное сопротивление, но не мог взять замка. В этом деле шляпа и мундир Суворова были прострелены пулями. Вслед за тем он вступил, неожиданно, в город Казимир, захватил в плен лучший Польский эскадрон Маршала Жабы; разсеял конфедератов, которые несколько дней осаждали три роты его полка в Краснике; переправился вплавь чрез реку Дунаец; занял Краков; овладел в разстоянии на одну милю от этого города редутом, в котором находились две пушки и сто человек; разбил, обратил в бегство четырех тысячный отряд конфедератов; преследовал их до пределов Шлезии; положил на месте пятьсот человек; взял в плен двести; сразился с Пулавским у Замостья: опрокинул своею кавалерией пехоту его; рассеял близ Красностава отряд Полковника Новицкаго; награжден военным орденом Св. Георгия третьего класса (Авг. 19). 

Около этого времени Императрица определила Главнокомандующим расположенных в Польше войск, вместо Веймарна, Генерал-Поручика Александра Ильича Бибикова, начальствовавшаго, до того, полком на Цорндорфском сражении (1758 г.); раненого при Франкфурте (1759); одержавшего совершенную победу при городе Трептау над Прусским Генералом Вернером (1760); славного, в последствии, поражением полчищ Пугачева. 

Конфедератами управлял тогда известный Косаковский, который волновал умы своими огненными обнародованиями, именовался Литовским Гражданином и самопроизвольно жаловал в Маршалы; одевал в черные мундиры формируемыя им войска; возмутил все регулярные полки польские; имел в товарищах великаго Гетмана Литовскаго Графа Огинскаго. Суворов решился сам собою предупредить соединение их и с девятью стами воинов напал, 12 Сентября, при Столовичах, на пятитысячное войско Огинскаго, разбил его, овладел двенадцатью пушками, Гетманским жезлом, многими знаменами, взял в плен более семисот человек в том числе тридцать Штаб и Обер-офицеров и Дежурного Генерала Литовскаго Гетмана. Последний едва успел ускакать от преследовавших его двух козаков, удалился, потом, в Данциг. Косаковский бежал в Венгрию. Место битвы усеяно было трупами неприятельскими. Поляки потеряли до тысячи человек убитыми ; мы лишились только 80 человек; но около 400 перераненоФридрих Великiй, упоминая в творенiях своих о Столовичском сраженiи, советовал Полякам остерегаться Суворова, чтобы вторично не попасться ему в руки. . Суворов, в чине Генерал-Майора, награжден (20 Дек.) орденом Св. Александра Невского, которого не имел еще Главнокомандующий Бибиков и Потемкин, служивший тогда под знаменами Румянцева.

Неожиданное событие постигло Суворова в 1772 году: Полковник Штакельберг, человек уже немолодых лет, начальствовал в Кракове и преданный неге надеясь на сильное покровительство, лежал у ног прекрасного пола, раболебствовал, думая повелевать. Одна женщина, под видом человеколюбия, уговорила его свесть часовых от подземного прохода, сделанного для выбрасывания нечистоты. Французы, высланные в Польшу на помощь конфедератам, составили заговор против безпечного градодержателя и, нарядясь в белую одежду Ксензов, прокрались ночью, чрез оставленное отверзстие, в Краковский замок с 21 на 22 Января. Неусыпные козаки первые приметили обман и произвели стрельбу. Мятежники и заговорщики быстро напали на часовых и всех изрубили. Узнав оплошность свою, Штакельберг старался отразить непрiятеля, но принужден был оставить замок. Главнокомандующий сделал замечание Суворову, который поклялся отомстить Французам: немедленно осадил Краков; покушался (18 Февр.) взять замок приступом, но не имел успеха; держал его в осаде до половины Апреля; сделал в двух местах пролом и принудил, в исходе месяца, Французского Коменданта Шоази положить оружие, объявить себя и весь гарнизон пленными. Наказывая Французов за употребленную ими хитрость, Суворов заставил их выдти тем самым нечистым проходом, которым они прокрались в замок; а уважая мужественную оборону, возвратил офицерам шпаги, пригласил их к обеду и, потом, отправил в Люблин. Урон нашь в продолжение осады простирался до двух сот человек убитых и до четырех сот раненых. Вcлед за тем Суворов овладел Затором (в двенадцати милях от Кракова), велел взорвать тамошнiя укрепления и взял двенадцать пушек. Императрица изъявила ему Свое благоволение в милостивом рескрипте от 12 Мая; пожаловала тысячу червонных, а на войско его десять тысяч рублей. Кончилась война с конфедератами и Суворов, надеявшийся увидеть берега Дуная, получил другое назначение: перемещен в корпус Генерал-Поручика Эльмта, которому приказано было идти к границам Швеции. Он писал тогда к Бибикову из Вильны: «С сожалением оставляю этот край, где желал делать только добро или, по крайней мере, всегда о том старался. Безукоризненная моя добродетель услаждается одобрением моего поведения. Но когда разсматриваю неправедных оскорбителей моей невинности, начинаю свободнее дышать. Как честный человек оканчиваю здесь мое поприще и от них избавляюсь. Женщины управляют здешнею страною, как и везде. Мне не доставало времени заниматься с ними, и я страшился их, не чувствовал в себе достаточной твердости защищаться от их прелестейСм. Жизнь Суворова,изд. Г. Глинкою 1819 г., стр. 47 и 49. ».Суворов - по собственным его словам - готовился сражаться среди льдов, шел туда, как солдатСм. Жизнь Суворова,изд. Г. Глинкою 1819 г., стр. 55. ; но слава ожидала его не на Севере. Екатерина поручила ему (1773 г.) обозреть Финляндскую границу и узнать мнение тамошних жителей о последовавшей перемене в правлении ШведскомВ половине 1772 года Густав III сделался почти самодержавным Государем, в противность коренных законов. . Тогда имел он случай перейти в армию Задунайского, поступил в корпус Генерал-Аншефа Графа Салтыкова

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

***

Первый шаг Суворова в пределах Турции ознаменован победой. Салтыков отрядил его к Туртукаю: он в одну ночь прискакал на почте в Негоишт, в три дни осмотрел местоположение, все устроил и, не взирая на приказание Румянцева отступить, решился ослушаться его, овладел (10 Мая) Туртукаем, прекратил Туркам сообщение между Силистрией и Рущуком, обезопасил отряды, посылаемые от устья Аргиса и, вместо обыкновенного донесения, уведомил Румянцева стихами: 

«Слава Богу! слава вам ! 
Туртукай взят и я там. »

Задунайский представил Императрице оригинальный рапорт: «как безпримерный лаконизм безпримерного Суворова» - ; но, вместе, должен был предать ослушника суду. «Рим - говорил, потом, Суворов - «меня бы казнил. Военная Коллегия поднесла доклад, в котором Секретарь ея не выпустил ни одного закона на мою погибель; но Екатерина написала: победителя судить не должно и я остался в армии на служении моей СпасительницеСм. Анекдоты Суворова,изд, Г. Фуксом. стр. 114. .» - Военный орден Св. Георгия большаго креста второго класса увенчал (30 Июня) его знаменитый подвиг. Туртукай, отданный на жертву солдатам, был обращен ими в пепел. С нашей стороны убито 60 человек; ранено 150. Суворов увез десять знамен и шесть медных пушек из числа отнятых у неприятеля ; бросил в Дунай восемь тяжелых орудий; овладел 50 судами; укрепил монастырь Негоешти; но, обучая войска свои , не смотря на полученную им контузию в ногу, разстроил здоровье, занемог лихорадкою и отправился в Букарест для излечения. Герой переменил тогда образ войны: в Польше, усмиряя неприятеля, охранял он селения; в Турции желал, чтобы одно имя его приводило в трепет неверных и достигнул цели своей. 

Он, снова, выступил на поле брани, чувствуя еще чрезвычайную слабость, поддерживаемый двумя солдатами: переправился ночью на правый берег Дуная, овладел, 17 Июля, несколькими шанцами неприятельскими, лагерем Турецким, 18 медными пушками, 26 лодками. Урон Турок простирался до двух тысяч человек ; в числе убитых находился храбрый Сари Мехмет Паша, известный силою и красотой своей. Суворов предал тело его земле с должными военными почестями. Победа эта, одержанная во время неудачного покушения на Силистрию, обрадовала Задунайскаго; так умел Суворов, пользуясь случаями, соединять славу свою с славой главного Предводителя наших войск. Под Гирсовым ожидало Турок, 3 Сентября, новое поражение: их войско простиралось до одиннадцати тысяч; Суворов имел: три эскадрона гусар, сто козаков, четыре пехотных полка и несколько орудий. Он заманил неприятеля к укрепленному стану своему и когда неверные, преследуя бежавших, покушались ворваться на вал, вдруг двинулись штыки Руские, опрокинули их, между тем как пехотный полк Князя Гагарина, обойдя высоту, напал кареем на левое крыло Турецкое, а Барон Розен врубился в ряды Мусульман с конницею. Турки, наступавшие строем, по примеру Европейскому, и не привыкшие сражаться таким образом, не могли выдержать сильного натиска противников, смешались, приведены были в совершенный безпорядок, обратились в бегство, преследуемые победителями за тридцать верст. Более тысячи человек пало на месте битвы, в том числе двое Пашей. С нашей стороны ранено двести человек. Трофеи того дня состояли из восьми пушек, одной мортиры и девяти знамен; в плен взято около ста человек. Суворов произведен был в Генерал-Поручики.

Он содействовал в 1774 году Каменскому в одержании (9 Июня) блистательной победы под Козлуджи над сорокатысячным Турецким корпусом. Два героя сражались единодушно, хотя не любили друг друга: один завидовал славе младшаго товарища; другой, чувствуя свое превосходство, тяготился подчиненностию. - Вскоре Кучук-Кайнарджийский договор положил (10 Июля) конец кровопролитной брани.

Умолкли громы на берегах Дуная и еше продолжались в недрах нашего Отечества: Донской козак, служивший в Турецкую войну, бежавший, потом, в Польшу, укрывавшийся между раскольниками, явился на Яике; начал возмущать тамошних козаков; пойман; бежал, снова, на Яик из темницы Казанской (1773 г.) ; дерзнул выдавать себя Императором Петром III и с горстию отчаянных сообщников начал опустошительные свои действия: вступил в Илецкий городок; взял приступом крепость Разсыпную; овладел крепостями: Нижне-Озерною, Татищевою, Чернореченскою, Пречистенскою; принят в Сакмарском городке с колокольным звоном и дарами; осадил Оренбург; ворвался в крепость Ильинскую; занял крепости Тоцкую и Сарачинскую; потерпел совершенное поражение от храбраго Генерал-Майора Князя Голицына (1774 г.)Князь Петр Михайлович Голицын, родный племянник славнаго Генералъ-Фельдмаршала времен Петра Великаго, известен уже был военными своими подвигами в Польше против конфедератов; имел орден Св. Георгия 3 класса. Императрица наградила его Александровскою лентой за пораженiе Пугачева, пожаловала ему две тысячи крестьян, произвела, потом, в Генералъ-Поручики; но, вскоре, сделался он жертвою зависти и пал, на поединке, в цвете лет и красоты, 11 Ноября 1775 года. ; бежал за реку Сакмару в степь; собрал новую сволочь; занял Сакмарский городок; возмутил Башкирцев; разорил Магнитную крепость; устремился к Карагайской Уральскими горами; обратил ее в пепел; разорил, сжег крепости: Петрозаводскую, Степную, Троицкую; разбит на голову Генерал-Поручиком ДеКолонгом и, потом МихельсономИван Иванович Михельсон, Лифляндский уроженець, тяжело раненый в Франкфуртской битве (1759 г.) и на Кагульском сражении (1770 г.); оказавший в Польше редкия и великия дарования воинския, пожалован за свои подвиги против самозванца: Полковником, кавалером Св. Георгия 3 класса, Шефом кирасирскаго полка военнаго ордена и получил еще золотую шпагу, украшенную брилиантами, тысячу крестьян, значительную сумму денег (1775 г.). В последствии удостоен он чина Генералъ-Маиора и ордена Св. Александра Невскаго (1778 г,);произведен в ГенеральПоручики (1786 г.); служил с честию в Шведскую войну под главным начальством Графа МусинаПушкина (1788 и 1789 г.); возведен Императором Павлом I в достоинство Генерала от Кавалерии; управлял при Императоре Александре Новороссийским краем и Белоруссиею; получил Андреевский орден (1806 г.); пожалован Главнокомандующим Днестровской армии: овладел Суллинским проходом в Дунай (1807); отразил осмнадцати тысячный корпусь Турецкiй, высланный против него из Журжи; разбил под Измаилом Пегливана Пашу; скончался в Букаресте 19 Августа 1807 года, оплакиваемый армиею, как храбрый вождь и добрый начальник; был первый партизан на войне, искусный кавалерист и, вместе, ловкий царедворец. ; удалился к Башкирцам; собрал свежее войско: завладел, на реке Каме, большим дворцовым селом Каракулиным; выжег городок Осу; разорил до основания казенные винокуренные заводы: Ижевский и Воткинский; взбунтовал работников; осадил Казань: ворвался в город, предал его огню и мечу, готовился овладеть крепостью, был обращен в бегство, преследован мужественным Михельсоном; возмутил Заволжских жителей; ограбил Цывильск и Курмыш; опустошилъ: Алатырь, Саранск, Пензу, Петровск и Саратов; умерщвлял везде градодержателей, духовных, чиновников, купцов, дерзавших противиться ему. В это время Императрица вверила главное начальство над войсками, высланными против Пугачева, Графу Петру Ивановичу Панину, который готовился тогда идти на встречу бунтовщнкам с вооруженными служителями, намеревался, присоединясь к первой команде, подчинить себя младшему его чиномСм. об этом знаменитом муже в биографии Генер. Фельдм. Графа Петра Семеновича Салтыкова. . Устрашенный именем Панина, самозванец, бывший свидетелем завоевания Бендер - бежал из Саратова к Царицыну, преследуемый, теснимый на всех пунктах. 

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн

***

В числе вождей, подчиненных Панину, который в один месяц даровал спокойствие и тишину России - находился Суворов. Военная Коллегия, еще в продолжение Турецкой войны, вызывала героя на новый подвиг, видя важность возмущенiя, но Румянцев удержал его в своей армии, чтобы не подать Европе слишком великаго понятия о внутренних безпокойствах Государства. - «Такова была слава Суворова! - восклицает Пушкин в Истории Пугачевскаго бунта. Кончилась война и Суворов получил повеление немедленно явиться к Графу Панину. Он принял начальство над Михельсоновым отрядом, посадил пехоту на лошадей, отбитых у Пугачева; переправился чрез Волгу в Царицыне; взял, под видом наказания, в одной из бунтовавших деревень, пятьдесят пар волов и с этим запасом углубился в пространную степь, где, нет ни леса, ни воды и где днем должно было ему направлять путь свой по солнцу, а ночью по звездам. Там скитался Пугачев. Злодей надеялся еще укрыться между Киргизами от заслуженной казни, продолжал обманывать ссобщников; но последние лишились терпения и выдали своего предводителя Яицкому Коменданту Симонову, славному обороною вверенной ему крепости, которую мятежники держали в тесной осаде семь месяцев; отразившему, с горстию людей, два приступа самозванца; утолявшему голод лошадиным мясом, овчинными кожами, костями и, наконец, землею! . . . .Суворов, поспешая к тем местам, сбился ночью с дороги, и нашел на огни; напал неожиданно на ворующих Киргизов; разсеял их; прибыл через несколько дней в Яицкий городок; принял Пугачева; посадил его в деревянную клетку на двуколесной телеге; окружил сильным отрядом при двух пушках; не отлучался от него; сам караулил ночью и, в начале Октября, сдал в Симбирске Графу Панину. В Москве совершилась казнь над самозванцем 10 Января 1775 года.

Вскоре в древней столице, осчастливленной присутствием Екатерины, праздновали (10 Июля) мир с Портою Оттоманской. Суворов был награжден золотою шпагой, осыпанною бриллиантами и наименован, потом, начальником С. Петербургской дивизии.

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

***

Тогда Потемкин, с которым сравнялся было Суворов на поле чести, вдруг предприимчивым умом и отважностию опередил многих, сделался главным вельможею в Государстве и, среди неги и роскоши, приступил к исполнению гигантских предприятий относительно изгнания неверных из Европы. Войска наши вступили в Крым под предводительством Князя Прозоровского (1776 г.). Явился Суворов и разсеял (1777) скопища Хана Девлет-Гирея, преданного Порте; заставил его бежать в Константинополь; содействовал Прозоровскому в утверждении Ханом Шагин-Гирея, малодушного и неспособного управлять народом, которого политическое существование исчезло с возстановлением мнимой независимости. Турция готовилась к новой войне. Суворов укрепил правый берег Кубани; сделал также укрепления в разных пунктах полуострова и даже в горах. В начале 1778 года Князь Прозоровский отозван в Петербург и войска, находившияся в Крыму, были вверены Суворову. Турецкий Флот, под предводительством Капитана Паши крейсировал в Черном море, подступил к берегу Крыма, угрожал высадкою и удалился без боя. Между тем неутомимый Полководец занялся переселением двадцати тысяч Греков и Армян в Екатеринославскую губернию. Духовенство содействовало ему; но Министры, управлявшие новым Ханом, явно возстали против распоряжения, долженствовавшего уменьшить получаемые ими доходы. Суворов окружил жилище их солдатами, приставил пушку и Министры на все согласилисьПобеды Суворова, изд. 1809, ч. 2, стр. 23. . В половине 1779 года Порта признала Шагин-Гирея Ханом; Суворов выехал из Крыма, вслед за тем присоединенного к Империи. Государыня наградила труды его: табакеркою с портретом Ея, осыпанным брилиантами; возложила на него в Петербурге, бриллиантовую звезду Александровского ордена, которую сама носила на орденской одежде; назначила командиром Малороссийской дивизии. 

В 1780 году он осмотрел, по приказанию Императрицы, берега Каспийского моря; переведен был, потом, в Казанскую дивизию (1781 г.); наименован командиром пятого корпуса, расположенного на Кубани (1782 г.).Деятельно вспомоществовал Суворов Потемкину в знаменитых предприятиях: ласками, дарами и угощением склонил он Нагайских Татар к принятию Российского подданства (1783 г.); награжден орденом Св. Владимира большего креста первой степени (28 Июля); разбил Нагайцев, возмущенных Шагин-Гиреем; привел их в повиновение.

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

***

Россия наслаждалась миром и Суворов, обучавший в это время вверенные ему войска Владимирской и С. Петербургской дивизий, пожалован был Генерал-Аншефом в 1786 году. Вскоре Императрица предприняла путешествие в полуденный край (1787 г.) ; Суворов находился в Малороссии. Она спросила его в Кременчуге: «не имеет ли он какой просьбы?» - Заслуженный воин бросился к ногам Государыни и умолял о заплате за нанятую им в том городе квартиру. В тот же день выдано ему из казны, по его показанию, двадцать пять рублей с копейками, но вслед за тем удостоился он получить табакерку с вензеловым именем Императрицы, осыпанную брилиантами. Тогда вверены ему были войска, стоявшия в Херсоне и в Кинбурне. Разрыв с Турцией казался неизбежным. Суворов, всегда деятельный и осторожный, укреплял берега Днепра, особливо Буга, на котором было много удобных переправ; приказал заложить перед гаванью Глубокою большую батарею о двадцати четырех 18 и 24 фунтовых пушках, для защищения обоих Фарватеров; а на острове под Херсоном построил пять батарей с меньшим числом пушек, для произведения крестообразного огня; старался также о безопасности полуострова Кинбурнского. Город был окружен ничтожными стенами, земляным гласисом, мелким рвом. Суворов остался в Кинбурне, предвидя нападение.

План сражения при Кинбурне 1787 г. - Souvorov's battle plan at Kinburn. 1787 Гравюра Иоганна Мартина Вилля. Сражение при Кинбурне 1787 г. (Картечь и ядра из крепости Кинбурн (1) зажгли несколько турецких кораблей (2). Русские (3) бросились на турок (4) и умертвили несколько тысяч, а остальных загнали в море (5). Некоторым же казаки обрезали уши и носы (6) и отправили их в Очаков, чтобы они рассказали своим товарищам об их будущей судьбе. (7) Русский лагерь и корабли) - Battle at Kinburn. 1787
Турки, действительно, при самом начале войны, намеревались овладеть Кннбурном, как слабым укреплением; потом надеялись ворваться в Херсон и Крым; располагали сжечь корабли наши. Предводимые Французскими офицерами, они приплыли, 30 Сентября к Косе и начали укрепляться. Войска Суворова состояли только из 1000 человек, к которым подоспели 4 козачьих полка и еще 1000 человек конницы. Число Турок, вступивших на берег, 1-го Октября, простиралось до 6 тысяч. Главный предводитель их, Юс-Паша, знавший совершенно Кинбурн, решился победить или умереть, велел своим перевозным судам удалиться. Турки начали бомбардировать; но им не отвечали ни одним выстрелом из крепости; копали ложементы, без всякаго препятствия с нашей стороны. Суворов дал приказание действовать, когда неприятель подойдет на двести шагов; назначил сигналом залп со всех крепостных полигонов, находившихся на той стороне; между тем молился в церкви, велел, когда кончилась литургия, петь молебен. В час по полудни Турецкий авангард подошел к назначенному разстоянию; сигнал был дан: Полковник Иловайский, с двумя козачьими полками и двумя эскадронами легкой конницы, объехав крепость с левой стороны по берегу Черного моря, напал на неприятельския войска, которые состояли из нескольких сот человек, несших лестницы, изрубил их, в том числе Юс-Пашу, не хотевшего сдаться. Между тем Орловский пехотный полк, предводимый Генерал-Маиором Реком, сделал вылазку из крепости и устремился на неприятеля с правой стороны, проложил себе штыками дорогу в ложементы, очистил половину оных, под громом шести сот орудий с Турецких кораблей. В это время храбрый Рек, опасно раненый, был вынесен за фрунт. Суворов подкрепил сражавшихся батальоном Козловского полка, но со всем тем, Русские отступили; герой остался впереди с горстию людей. Мушкетеры бросились выручать своего Генерала; под ним убита тогда лошадь; уже один Турка готовился поразить его, как был повержен на землю унтер-офицером Новиковым. Наши сражались еще некоторое время, но, подавляемые силою, принуждены были отступить. Суворов, не смотря на полученную им рану картечью в бок, вывел свежие войска. Отчаянная битва возобновилась в третий раз. Победа казалась на стороне Турок, как вдруг подоспели к нашим десять эскадронов легкой конницы, стоявших в тридцати верстах за Кинбурном. День склонился уже к вечеру. Пехота, получив подкрепление, ударила на неприятеля с большим ожесточением; козаки устремились во фланги. Турки, ободряемые дервишами, продолжали нападение, бросались с отчаянием в ряды наши. Суворов был, снова, ранен пулею в левую руку, но не оставил поля сражения. Вскоре сделалось совершенно темно: в девятом часу присоединились еще триста человек Муромского полка, лишь только прибывшие из Херсона и решили победу. Турки отступили к морю, оборонялись с полчаса и, потом, принуждены были искать спасения в волнах, где погибло их множество. В десять часов все утихло.

Потеря наша убитыми простиралась до двух сот человек, в том числе десять Штаб и Обер-офицеров; ранено восемьсот. Из шести тысяч Турок, высадивших на берег, едва десятая часть спаслась от поражения. Императрица, получив донесение Князя Потемкина об одержанной победе Суворовым, принесла (17 Окт.) благодарение Всевышнему с пушечною пальбой и сказала, потом, приближенным: «Александр Васильевич поставил нас на колени; но жаль, что старика ранили.»См. Памятныя Записки Храповицкагов Отечеств. Записках Г. Свиньина. .

Она собственноручным рескриптом благодарила его, на другой день, за оказанные им и вверенным ему войском мужественные подвиги; изъявила искреннее соболезнование о полученных Суворовым ранах; желала скорого выздоровления и, вслед за тем, наградила его (9 Ноября) орденом Св. Апостола Андрея Первозванного, который он - по выражению Екатерины - заслужил верою и верностiюДевиз ордена.; препроводида к нему шесть Георгиевских крестов, для раздачи, по собственному его выбору, отличившимся офицерам. - Суворов писал (20 Декабря), из Кинбурна, к своей дочери, которая еще воспитывалась в Смольном монастыре: «У нас были драки сильнее, нежели вы деретесь за волосы; а как в правду потанцовали, в боку пушечная картечь, в левой руке от пули дырочка, да подо мной лошади мордочку отстрелили: насилу часов чрез восемь отпустили с театра в камеру. Я теперь только, что возвратился; выездил близь пятисот верст верхом, в шесть дней и не ночью. Как же весело на Черном море, на Лимане! везде поют лебеди, утки, кулики; по полям жаворонки, синички, лисички, а в воде стерледи, осетры: пропасть! Прости, мой друг Наташа и проч.»

В 1788 году, Потемкин повел вверенную ему армию к Очакову. Еще в Апреле месяце Суворов вызывался овладеть этою крепостью, но получил отказ: 28 Августа, преследуя Турок, сделавших вылазку, он, в жару сражения, с несколькими гренадерскими батальонами ворвался в неприятельский ретраншамент, почти овладел оным, но был ранен пулею, которая попала на два пальца от горла и остановилась в затылке. Тогда несколько сот человек погибли, во время безпорядочного отступления.

Герой находился у врат смерти: пуля вынута; он велел везти себя в Кинбурн; занемог горячкою; сделалось воспаление; прибегнули к новой операции: вырезали из раны несколько кусков сукна и подкладки от мундира, которых не приметили при первой перевязке. Ожидали кончины страдальца; но благодетельный сон возвратил ему силы и опасность миновалась. Во все время лечения, которое продолжалось три недели, Суворов не лежал в постеле; уже начинал выздоравливать, как одна бомба, из числа взорванных от загоревшегося пороховаго магазина, разбила часть стены той комнаты, в которой он находился: Суворов еще слабый на ногах, хотел выдти и был засыпан множеством щеп, ранен ими в лицо, в грудь и в колено.

К телесным страданиям присоединились душевныя, которыя более первых подавляют человека: «Мне страшно - писал гордый Князь Тавриды к безстрашному Полководцу - «что в присутствии моем делается движение без моего приказания пехотою и конницею..... Извольте меня уведомлять, что у вас происходить будет; а не так, что даже и не прислали мне сказать о движении вперед.» - Суворов заговорил: что желает удалиться в Москву для лучшего излечения ран. - «Невинность не терпит оправданий - отвечал он Потемкину. - «Всякий имеет свою систему, - так и по службе я имею мою. - Мне не переродиться, - и поздно! Светлейший Князь! успокойте остатки моих дней! - Шея моя не оцараплена, - чувствую сквозную рану, - тело изломано. - Коли вы не можете победить свою немилость, удалите меня от себя. - Добродетель всегда гонима. - Вы вечны, вы кратки!» - Так, стараясь смягчить оскорбленного вельможу, герой напоминал ему о смерти, которая прерывает навсегда земное значение.... Потемкин  забыл прошедшее, называл Суворова в письмах сердечным своим другом, призывал его, снова, к Очакову - черта похвальная в жизни Князя Таврического! Между тем Суворов имел пребывание в Малороссии, возстановлял силы свои и не гонялся за славою, которая ожидала его на каждом шагу с распростертыми объятиями. В начале 1789 года отправился он в С. Петербург для свидания с дочерью; был отлично принят Императрицею; получил бриллиантовое перо на каску с литерою К (Кинбурн). 

Семилетняя война - Польская война 1768-1772 - 1я Турецкая война - Пугачевское восстание - Присоединение Крыма - 2я Турецкая война Кинбурн 

Продолжение

Дм. Бантыш-Каменский. "БИОГРАФИИ РОССИЙСКИХ ГЕНЕРАЛИССИМУСОВ И ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛОВ".
СПб 1840 г.

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн