Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Реляция Суворова о сражении при Рымнике

11 сентября 1789 г.

Сего месяца 6-го числа, в ночи, получил я письмо от принца Кобурга, в котором уведомляет, что великий визирь с многочисленным войском от стороны Браилова переправился через реку Бузео и стал лагерем при деревне Гварешти, что он ждет от него нападения, и я бы не медлил ни часу для соединения с ним корпуса команды моей. Чрез сутки другое письмо равного содержания с прибавлением, что визирь лагерь свой перенес вперед 4 часа и расположился при Мартинешти, лежащей от него 4 же часа, и что он на завтра ожидает от него атаки.

Соображая сии обстоятельства, не можно было медлить. Я выступил в полночь на 8 число из-под Пуцени с батальонами двумя егерскими, четырьмя гренадерскими, четырьмя мушкетерскими и легким, сформированным из мушкетер, на шесть кареев в две линии, при них в 1-м генерал-майор и кавалер Позняков, во 2-м бригадир Вестфален, на сей случай дела прикомандированный, и с 12 карабинерными эскадронами: при сих бригадир Бурнашев, прочий генералитет за болезнию остался назади; двумя казачьими полками и арнаутами, как явствует на плане ордер баталии. Войска перешли реку Бырлат по мосту при Текуче, обратились против Никорешт к Цесарским понтонным мостам, которые инде ниже не могли поставлены быть за разлитием Серета. Погода была ясная, как вдруг пал великий дождь с бурею, отчего наводнилось до непроходимости место положение к понтонам на 5 верст; кроме легких войск, перешедших чрез мост, прочие остановились за болотом, чрез 12 часов оные загачены трудами определенного мною дежур-майора Куриса, с придачею понтонных лошадей от цесарского капитана Гогенбрун, для главной артиллерии. Корпус благополучно перешел Серет, следовал чрез Путню и соединился близ Фокшан при речке Милкове с цесарскими войсками 10-го числа в 10 часов утра, где получил достаточные провизии от принца Кобурга, и я тотчас впереди рекогносцировал.

Прямо итти чрез речку Рымну, по крутизне ея берегов и в виду неприятельского лагеря, было неудобно, надлежало переправиться чрез нее ниже сего пункта. Я предводил правую колонну, и к ней прибавлены от принца Кобурга два дивизиона Кейзера и Баркова гусар под командою подполковника барона Гревена и майора Матяшовскаго; левая колонна была под предводительством принца Кобурга еще ниже моя. В сем порядке тогож 10-го числа по закате солнца выступили мы в поход, переходили Милков в брод и по партативам. Ночь была приятная, небо украшено звездами, шли в великой тихости, приспели к Рымне, где попечением инженер-майора Воеводскаго, отправляющего обер-квартирмейстерскую должность, основана удобная переправа. Крутизну берегов Рымны исправили поспешно шанцовым инструментом, шли в брод на две части, пехота вправо, кавалерия влево, кончили переправу на разсвете.

Тотчас на противном берегу построил я мой ордер баталии, фронт на юг, корпус пошел на атаку 7 верст против нас при деревне Тыргокуколи стояло турецкое войско лагерем, на высотах в выгодном месте, в числе 12000 под командою двубунчужнаго паши Гаджи Сойтара. Марш был густым высоким бурьяном и кукурузными полями нечто на возвышенность, и скоро начался с их партиями шармицель. Пришед в дистанцию, их пушки открыли первый огонь, чему наши соответствовали, сближася первая линия начала наступать прямо на их батарею, но встретившаяся под ними дефиле много задержала ее франшировавши в порядке. Неприятель имел время с половиною его войска при большой части обозов взять бег по дороге к местечку Рымнику, другою половиною из конницы и пеших ударил на каре праваго фланга 1-й линии - 2-го и 3-го гренадерских баталионов команды подполковника Хастатова и его утеснил. Храбрый отпор онаго и крестные огни егерскаго в центре карея команды подполковника Рарога паче картечами как из ружей и штыками чрез полчаса турков опровергли с великим уроном. Бригадир Бурнашев с эскадронами в резерве Рязанскими и Стародубовскими, то дивизионом кейзер гусар при майоре Матяшовском врубился в него; примечания достойно - вахмистр Канатов Рязанского полка с своим взводом оторвал целый байрак в 40 человек, весь изрубил, сам взял первое знамя. Между тем легкие войски, завоевавшие неприятельской лагерь, возвратились к кареям и вкупе с карабинерами, армии подполковник Иван и донской полковник Григорий Греков, с их полками, как и арнауты при майоре Соболевском, скололи и поразили множество неверных. Они разсыпались за лежащей под Тыргокуколой лес к стороне речки Рымник, часть, бежавшая по Букарештской дороге на местечко Рымник, пред сим за сутки к Тыргокуколи оттуда прибыли, собравшись тамо из разбитых после поражения при Фокшанах. Я велел ей дать золотой мост, дирекция моя была важнее сего.

Принц Кобург имел путь подалее, выстроил его карей и линии, перешед Рымну на ея берегу нечто позже меня, отчего после вышел род исходящего прямоугольника с интервалом. Сей нечаянной ордер по ситуации нам после весьма к победе был благопоспешен. Едва принц Кобург построился, как 20 000 турков распространились по его фронту и напали сильно на оба его крыла, очевидна нам была храбрость сих цесарских войск и непрестанная врубка их кавалерии в неприятеля.

В то же самое время от Мартинешти из главнаго турецкаго лагеря при речке Рымнике от 5 до 6 тысяч человек быстро наскакали на Смоленское каре при полковнике Владычиые. Я послал полковника Шрейдера, чтоб Ростовской каре полковника Шершнева той же 2-й линии принял вправо, сближась косою чертою для крестных огней, при сильном наступлении; неприятель от пальбы и штыков знатно погибал. Полковник Поливанов с Черниговским полком и Гревенов дивизион Барковых гусар три раза в него врубались. Стародубовский полк был тамо в резерве в своем месте.

Здесь сражение продолжалось целый час с непрерывным огнем, но в войсках принца Кобурга более двух. Неприятель очевидно возрастал, наконец уступил мужеству, покрывши окружность полей его мертвыми телами.

Сии отважный покушения были от турецкой конницы, которая иногда частию спешивалась, паче от посаженных на конь янычар и арабов, коих в армии их было несколько тысяч. Против полден бывшие в атаке турки обоюдно отступили версты три пред нашим фронтом к лесу Крынгу-Мейлор, где обреталось пеших 15000 янычар и имели там ретраншамент недоконченный. Мы одержали место сражения. Я выстроил линии, собрал разпростертые карей в их дистанцию, фронт на восток, и отдыхал с войском более получаса, в поле при колодезях.

Уже принц Кобург был паки сильно атакован многолюднейшим прежняго числом 40 000 конных турок, паче его левое крыло со всех сторон тесно окружили, конница его врубалась несколько раз; пред фронтом моим шармицель обновился, я поднялся с войском и, отбивая канонадой, держал марш параллельной вдоль черты принца Кобурга. Неприятель открыл свои батареи, под сими мы всходили на пологое возвышение и стремились ими овладеть, но пушки увозимы были от нас два раза назад. По 3 верстах марша виден нам стал ретраншамент под лесом Крынгу-Мейлор. Тотчас я приказал карабинерам и на их флангах гусарам стать среди кареев 1-й линии и сим дать интервал. Легкие войски заняли крылья и всю линию кавалерии, присоединились влево, прочие дивизионы гусар принца Кобурга за нею. Левенер шеволеже сочинил резерв, происходило то на полном марше, тогда я послал дежурного полковника Золотухина просить принца Кобурга, чтоб приказал его кареям бить сильно вперед, что сей герой тотчас в действо произвел, скрыл кавалерию от наших кареев, как от прилежащих цесарских, учинили из орудиев в лес и ретраншамент жестокие залпы и турецкия пушки умолкли. Пострадавшее несказанно нашею пальбою их множественное войско, пехота и конница, пришло в колебание и начало уступать в лес, я велел атаковать.

Сия пространная страшная линия, мечущая непрерывно с ея крыл из кареев крестные смертоносные перуны, приближившись к их пунктам сажен до 400, пустилась быстро в атаку. Неможно довольно описать сего приятного зрелища, как наша кавалерия перескочила их невозвышенный ретраншамент и первый полк Стародубовский, при его храбром полковнике Миклошевском, врубясь, одержал начальныя 4 орудия, и нещетно неверных даже в самом лесу рубили всюду, мало пленных, пощады не давали, и хотя их несколько сот, но большая часть смертельно раненых; выгнали из лесу сии многолюдный густыя толпы бусурман, пехота стреляла их картечами и ближае других егерское каре при подполковнике Рароге; распущенные егери в лес многих постреляли; здесь обращался ближе других храбрый генерал-майор Карачай, при нем каре Каница и 1-го и 6-го гренадерских баталионов каре полковника Бардакова, который внутри леса при действии холодным ружьем отбил у неприятеля две пушки; от легких войск погибли при прочих довольно пионеров, кои, продолжая работу внутри окопа, уйти не успели. Вся сия линия в редком мужестве сама себя превзошла.

Сия сильная часть, или правое крыло турецкой армии, дерзновеннее второй, но меньшей части, изгнанная из леса, бежала на их главной лагерь при речке Рымнике от места 6 верст, куда вторая, или левое крыло, взяло уже перед; карей эскадроны и легкия войски обратили их дирекцию на юг за неверными в погоню. Каницев каре был с нашими кареями впереди, как и генерал-майор Карачай. Полковник Поливанов с Черниговским полком оторвал янычар человек 500 и всех на месте положил.

Барона Гревена Барко дивизион в дальней погоне изрубил их 300. Подобно тому известный подполковник Киммегр своим дивизионом тоже учинил.

Многия войски, пользуясь случаем, равно поступали, не токмо казаки в сей знаменитый день, но и арнауты поражением со всех сторон варваров несказано себя отличили; как частно, так и лично каждый своего противника в смерть поражал.

Во время баталии верховный визирь особою своею под лесом Крынгу-Мейлор обретался. Когда оттуда изгнали его войско, поехал он на Рымницкий лагерь и, останавливаясь неоднократно, при молитве возвышал коран и увещевал им бегущих сражение обновить, но они его слушать не хотели, отвечая, что стоять не могут. По прибытии его в лагерь учинил он на своих выстрелов пушечных до 10 без успеха и после того поспешно отъехал по браиловской дороге.

Неприятеля на месте убито более 5 000, знаки победы: 100 знамен, мортир 6, пушек осадных 7, полевых и не ниже 3-фунтовых 67, с их ящиками и аммуничными фурами, несколько тысяч повозок с припасами и вещьми, множество лошадей, буйволов, верблюдов, мулов и иной разной добычи и от трех лагерей палатки.

Армия турецкая бежала до речки Бузео, достигши оной, в разлитии ея, великий визирь с передовыми переехал мост на правый берег и его поднял. Турецкая конница от трепета бросилась вплавь и тысячьми тонула; оставшая на левом берегу конница и пехота разсеялись во все стороны без остатку, ушедшие обозы с вещьми, припасами и под ними скотом разграблены волоскими поселянами. На сем берегу лежало множество раненых, умерших и умирающих. Визири ныне в Браилове; смерть пожрала из армии его 10 000 человек.

Наш урон простирается убитых всего 45 человек, ранено тяжело 29, легко 104 человека. Цесарский урон не многим превосходнее нашего.

Опубликован: "Бумаги кн. Григория Александровича Потемкина Таврического. 1788-1789 гг. Сборник военно-исторических материалов", Спб., 1894, вып. VII, стр. 274-280

Документ опубликован на www.tyl.mil.ru

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн