2-я Русско-Турецкая война 1787-1791 гг.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Кампания 1789 года

Рымник

Потемкин продолжал медленно двигаться со своим войском от Ольвиополя к Днестру. Он получил ложные сведения, что якобы великий визирь идет на Молдавию, и повелел Репнину начать наступательные действия. 20 августа 30-тысячный корпус Репнина нанес поражение на реке Сальче отряду сераскира Гассана-паши, который ушел в Измаил.

Ранним утром 22 августа Репнин подошел к Измаилу. Внезапно из крепости вылетела турецкая конница, однако казацкая лава опрокинула турок и загнала обратно.

Репнин приказал разместить всю полковую артиллерию (58 орудий) на семи батареях, расположенных в 200-250 саженях (430-530 метров) от крепости. Несмотря на сильный ответный огонь турок, этим батареям удалось зажечь предместье, а через три часа пожар охватил город. К вечеру 22 августа удалось пробить брешь в стене, и русские войска ожидали приказа идти на штурм. Но в последний момент по непонятным причинам Репнин не только отказался от штурма, но и вообще снял осаду Измаила. В реляции Потемкину Репнин оправдывался тем, что "штурмуя крепость, без знатной потери успеха уповать не можно".

Действия Гассана-паши под Измаила были отвлекающими. И они достигли цели. Пока Репнин вояжировал к Измаилу и обратно, великий визирь со 100-тысячной армией решил нанести главный удар в стык между австрийскими и русскими войсками, разбить войска принца Кобургского и Суворова, а затем двинуться через Фальчи - Кишинев против главных сил русской армии, которые в это время сосредоточились к Днестру и начали движение на Каушаны в обход Бендер.

В это время австрийские войска принца Кобургского находились у Фокшан. Оттуда принц прислал Суворову сообщение о начавшейся переправе турок у Браилова и просил оказать ему помощь. В ночь на 8 сентября Суворов выступил через Текучи к Фокшанам, где австрийцы должны были навести понтонный мост через реку Серет. Но этот мост был наведен не в указанном месте, а выше Фокшан на 14 верст.

Русские войска должны были сделать еще 28-30 верст в обход для соединения с корпусом Кобургского. Дивизия Суворова преодолела расстояние в 70 верст, форсировав две реки, за два дня. Утром 10 сентября Суворов соединился у Фокшан с корпусом принца Кобургского. Австрийский корпус (Насчитывал 18 тысяч человек при 73 орудиях. Дивизия Суворова состояла из 7042 человек при 20 полевых орудиях. Таким образом, союзная армия имела 25 тысяч человек при 103 орудиях.

Турецкая армия, сосредоточенная на высотах между реками Рымник и Рымна, насчитывала, по данным австрийцев, 100 тысяч человек. Принц Кобургский, видя столь большое численное превосходство противника, предлагал выждать.

Суворов требовал немедленно наступать. Он справедливо считал, что если турки в данный момент еще не наступают, значит, они не готовы. Верховный визирь действительно ожидал подхода резервов, но главное, что его беспокоило, это полученные сведения о появлении русских войск Репнина у нижнего течения Дуная. Ожидая более подробных сведений о действиях русских в целях выяснения их намерения, визирь задерживал наступление. Суворов предъявил принцу Кобургскому ультиматум: если принц откажется, он будет атаковать турок только силами своей дивизии. Тогда принц Кобургский вынужден был согласиться с предложением Суворова атаковать немедленно.

Для уточнения обстановки и разработки конкретного плана сражения Суворов провел рекогносцировку. Выяснилось, что турки стояли несколькими лагерями на возвышенности между реками Рымник и Рымна. Первый небольшой лагерь находился возле деревни Тырго-Кукули, второй - у леса Крынгу-Мейлор и деревни Бокза, третий - возле деревни Мартинешти на реке Рымник, четвертый - у деревни Одоя за рекой Рымник. В районе деревни Мартинешти турки навели мост через Рымник. В инженерном отношении позиция была подготовлена слабо. Окопы турки отрыли только на главной позиции: у леса Крынгу-Мейлор (неполного профиля) и у деревни Бокза (полного). Такое расположение было удобным для снабжения войск провиантом и фуражом. Оно также свидетельствовало, что визирь не ожидал нападения противника. Он знал, что австрийцы на это не пойдут, а русские войска, по его сведениям, были далеко. Но, в случае нападения союзных войск, данная позиция все же позволяла организовать оборону.

Места для переправы через реку Рымну Суворов нашел возле деревни Черешти и севернее Тырго-Кукули у села Богач. Затем он разработал диспозицию. По плану Суворова войска союзников должны были разделиться на две колонны, переправиться через Рымну, а затем начать наступление. Дивизия Суворова должна была нанести удар по лагерю у Тырго-Кукули, корпус австрийцев - по главному лагерю у Крынгу-Мейлора. Дивизия Суворова должна была присоединиться к австрийцам после поражения турок у Тырго-Кукули и дальше уже действовать сообща. Суворов писал: "Начинать малым лагерем, потом на большой... Построясь ордером баталии, вмиг перешед Рымну, идти храбро, атаковать при Тырго-Кукули, или всех встречающихся варваров лагери. Один за другим... Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня".

В ночь на 11 сентября войска союзников начали наступление. Обе колонны подошли к реке Рымна возле деревни Черешти и сосредоточились на месте переправы у леса Богач. Переправу через Рымну начали в тот же день, 11 сентября.

Войска Суворова "крутизну берегов Рымны исправили поспешно шанцовым инструментом; шли вброд на две части: пехота вправо, кавалерия влево. Кончили переправу на рассвете". Затем перешли реку войска принца Кобургского.

Связь между русскими и австрийскими войсками поддерживала конница Карачая. Пока австрийские войска продвигались к турецкому лагерю в районе леса Крынгу-Мейлор, Суворов, построив пехоту в две линии батальонных каре с кавалерией позади (тоже построенной в две линии), направился к турецкому лагерю под Тырго-Кукули.

Русские войска начали наступление около 6 часов утра.

Пройдя кукурузное поле, они вышли к глубокому оврагу, находившемуся в полутора километрах от лагеря турок. Гаджи-Сайтари-паша, командующий турецкими войсками в районе Тырго-Кукули выставил по краю оврага артиллерию и сосредоточил там кавалерию. Как только русские войска появились перед оврагом, турки открыли сильный артиллерийский огонь. Тогда Суворов приказал одному правофланговому каре перейти через овраг по узкому дефиле и подавить артиллерию турок.

Каре выполнило задачу, но на него напала турецкая пехота численностью до 1 тысяч. Однако на помощь русскому каре пришли остальные каре первой линии. Тогда в атаку пошла турецкая конница. Суворов направил в бой каре из второй линии, и турки оказались под перекрестным огнем.

"Крестные огни" егерей и крепкий удар в штыки "турков опровергли с великим уроном". Разгромив турецкую конницу, русская пехота атаковала лагерь и заняла его. Турки бежали к реке Рымник. Их не преследовали. "Дирекция моя была важнее сего", - писал Суворов.

Суворов направил один батальон пехоты прочесывать лес. Остальные каре двинулись в обход. Пройдя лес, русские войска снова построились в боевой порядок. Суворов повел свое наступление не прямо к лесу Крынгу-Мейлор, куда выходили австрийские войска, а на деревню Бокзы, из которой турки вели фланговый огонь. Таким образом, войска союзников действовали как бы в расходящихся направлениях.

Образовавшийся разрыв не мог быть заполнен конницей Карачая. Турки заметили это и решили разобщить войска союзников ударом кавалерии. Конница Османа-паши была разделена на два отряда. Один отряд (18 тысяч сабель) получил приказ атаковать русские и австрийские войска в стык. Другой отряд (20 тысяч сабель) должен был обойти австрийцев и атаковать их с левого фланга. Но все эти атаки были отражены огнем артиллерии.

Войска Суворова подошли к деревне Бокзы, подавили огонь артиллерии и овладели окопами турок. Они оказались на одной линии с австрийцами, отбивавшими яростные атаки турецкой кавалерии. Теперь Суворову необходимо было совершить маневр - соединиться с австрийскими войсками и совместными усилиями опрокинуть турецкие войска.

Проведя "марш параллельной вдоль черты принца Кобурга", русские войска вышки к лесу Крынгу-Мейлор и соединились с австрийцами.

Перед атакой турецкого лагеря, где находилось до 15 тысяч янычар, войска союзников перестроились. Кавалерия вошла в интервалы между каре, артиллерия открыла сильный огонь по турецким орудиям. Суворов решил силами конницы произвести атаку недостроенного турецкого ретраншемента. Когда "сия пространная страшная линия, мешущая непрерывно с ее крыл из кареев крестные смертоносные перуны, приближившись к их пунктам сажен до 400, пустилась быстро в атаку", из интервалов вырвалась вперед конница и преодолев окопы, стала рубить турецкую пехоту.

Вслед за ней в лагерь ворвалась пехота союзников и штыковой атакой опрокинула турок. Поражение войск противника было довершено действиями егерей, которые стали прочесывать Крынгу-Мейлорский лев. Турки в беспорядке бежали к переправе возле Мартинешт. Визирь пытался организовать оборону этой переправы, но не смог остановить охваченные паникой войска. Бегущая пехота загромоздила мост, конница пустилась вплавь.

Переправа затруднялась тем, что после прошедших ливней в Рымнике сильно поднялся уровень воды. "Великий визирь с передовыми переехал мост на правый берег и его поднял.

Турецкая конница от трепета бросилась вплавь и тысячами тонула. Оставшая на левом берегу конница и пехота рассеялись во все стороны без остатуку", - писал Суворов. Турки бросили лагерь визиря у деревни Одоя и бежали к Браилову и Рущуку. Возле реки Бузео их догнала русская конница и нанесла новое поражение.

Всего турки потеряли примерно 10 тысяч человек: 5 тысяч убитыми на поле боя и 2 тысячи во время преследования, до 3 тысяч утонуло при переправе через реки Рымник и Бузео. К Браилову и Мачину пришли только 15 тысяч турок, которых направили в Шумлу. Остальные войска рассеялись. Победители захватили трофеи: 100 знамен, 80 орудий с зарядными ящиками и фурами, а также много разного военного имущества. Русские потеряли 46 человек убитыми и 133 ранеными. Австрийцы потеряли несколько больше.

Гром рымникской виктории отозвался в Петербурге салютом, колокольным звоном, поздравительными речами, восторженными признаниями заслуг Суворова со стороны императрицы и ее двора. Император Иосиф II пожаловал Суворову титул графа Священной Римской империи. Екатерина наградила Суворова по-царски. Суворов был возведен в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью "Победителю визиря", бриллиантовый эполет, драгоценный перстень. Но больше всего обрадовал полководца долгожданный орден святого Георгия 1-й степени.

Надо отметить, что Потемкин, несмотря на конфликт под Очаковом, не только не пытался умалить заслуги Суворова, а наоборот требовал для него высших наград. Екатерина писала Потемкину: "Хотя целая телега с бриллиантами уже накладена,, однако кавалерии Егорья большого креста посылаю по твоей просьбе, он того достоин...". Действия Суворова изумляли современников: в то время как две огромные союзные армии фельдмаршалов Потемкина и Лаудона занимались второстепенными задачами, 25-тысячный отряд нанес решительное поражение главным силам Турции.

Источник: Широкорад А.Б. Русско-Турецкие войны (под общ. ред Тараса А.Е.)

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн