Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Доклад Румянцева о злоупотреблениях командиров кавалерийских полков

1787 г. декабря после 13Датируется на основании текста предыдущего документа.. - Доклад П. А. Румянцева военной коллегии о злоупотреблениях командиров кавалерийских полков

Фельдмаршал П. А. Румянцев-Задунайский

Служившие в кавалерии не могут внутренно не признатца, чтоб сказанная здесь истина не была в самом существе происходящая от одной неограниченной власти полковых начальников; описываю здесь, сколько сии чины, не внимая ни гласу законов, ниже страшась строгости оных, стремятся по всяким непозволенным прибыткам, имея их в службе за первейший предмет.

1-е. Полк всякой конной никогда лошадей полного числа у себя не имеет, и это мало, естьли недостает в шести эскадронных полков полутораста, а в драгунских триста и четыреста лошадей. К лагерю обыкновенно сколько-нибудь пополняют сей недостаток, но или малым числом или вовсе никаким. Казалось бы, чем закрыть вину сию, неимущую повидимому никакова оправдания, но способы весьма легки, естьли только лагерь назначен бывает с тем, чтоб дивизионному командиру показать в ученьи полк, то тут находят разные отлучки людей и лошадей, которых большою частью показывают в лазаретах, и где пешие команды, тамо их означают конными. Естли ж случится инспекторской смотр, тут заменяют недостаток штаб- и обер-офицерскими лошадьми и лутчими из подъемных, записывая их шерсть, леты и приметы в полковые конские описи, а естли к тем полного числа не наберут, то сказывают, что ожидается новой ремонт; ремонт лошадей, которой по последнему рапорту в таком-то месте находится. Нестрогому начальнику в сем случае и не знающему сих ухваток, довольно бывает сего ко оправданию, а между тем фураж получается на полной комплект.

Прибыточной от сего суммы, полагая четверть овса в 1 рубль 20 копеек, сена пуд в 12 копеек цена, которой ниже сего почти никогда полк карабинерной и драгунской в рассуждении справок не имеет,

выходит в год

в карабинерном 5011 р. 87 1/2 к.

в драгунском 9600 р.

2-е. Вступая в квартиры, полки тотчас требуют от провиантских комиссий на покупку провианта и фуража денег, и естьли недоставляемо бывает полкам продовольствие подрядами или выдачею онаго из магазейнов, или по-крайности установлением одних цен хлебу и сену на все зимние месяцы, то тут бывает самой легчайший способ полковым начальникам к прибыткам и именно покупкою по справочным ценам, в которых никогда и ни в чем и малейшей истины не бывает. Сей род свидетельства ложного, которым полковые начальники оправдают дела свои, развязывает им руки к прямому разграблению казны, ибо редко бывает, чтоб не три части фуражной суммы осталось прибытком полковому командиру.

Естьли положить из фуражной одной суммы остающихся полковнику денег от овса по 50 к., от сена по 5 к. и соломы в кирасирские и карабинерные полки, которая никогда не покупается, полагая пуд в 2 к., цена всему самая умеренная, то в карабинерном выходит в год:

за все 13978 р. 50 к.

в драгунском 17490 р.

3-е. Приняв деньги, естьли имеет полковник способ сам собою или с помощию полкового квартермистра закупать провиант и фураж, то, покупая, доставляют в роты или эскадроны, а иногда к доставлению принуждают обывателей с заплатою самомалейшею за подводы, а в глухом месте и без оной, буде же нет способу им сего сыскивать, то раздают деньги ротным командирам, отпуская им самую истинную цену, что почитается еще за милость, но в книгах расписываются они по свидетельству справочных цен, которые редко не в трое противу действительных от исправников или городничих показываются.

4-е. Когда наступает весеннее время, которое хотя и погодливое бывает, но обыкновенно распутицею называется, тут-то полковники, испросив самую дорогую в феврале месяце справку, запасают себя по оной не только на время распутицы, но и на все иногда лето, хотя и не имеют на то дозволения, оправдаясь только тем, что, опасался дороговизны, полк приступил к заблаговременному заготовлению провианта и фуража, которого хотя и нет налицо, требуют однакож, не стыдяся в возврат, на место издержанных денег, взятых из офицерской суммы, почти никогда в конных полках небывалой, и естьли случится, что между тем сказан будет полку поход, тогда весь сей запас, хотя ево и нет, оставляют на истребление остающемуся на квартирах эскадрону, которому можно ли его весь употребить, когда простирается запас одного сена до восьмидесяти тысяч и потому пропорционально овса. Оставшийся эскадрон, так как сего запаса небывало, довольствует своих лошадей, которых полк оставляет ему не более тридцати и то престарелых, из полковой суммы покупая овес и сено, а между тем чрез несколько времени рапортует, что весь запас, оставленный полком, пришел в негодность от ненастья, от которого по неимению сараев сберечь нельзя было, тогда посылаем бывает провиантской чин по освидетельствованию, мздоприимство покажет ,все негодным, а потому сено, яко негодное, велят употребить на небывалую подстилку, а овес продать за самую низкую цену. Иногда и без сего обходятся с помощию мнимого пожара от грому или загоревшейся вблизи какой избы или сарая; к сему свидетельство хотя также ложное бывает, но вероятное. Я знал одного пехотного полковника, запасшего таким образом себя на все зимние месяцы и получившего потом повеление о выступлении в последний поход в Польшу, к нему на квартиры присланы были от всей дивизии двуротные команды на истребление его запаса, которого они однакож не нашли. Спросили полковника, где он, который показал, что все забрал с собою. Ложь явна была, потому что на подъем всего надобно было более трех тысяч подвод. Сошло однакож все с рук. Велели ему все возвратить в квартиры, и он только принужден был все искупить или тем же ротам дать по договору деньгами, оставя себе барыши.

5-е. Кирасирским и карабинерным полкам положено на целой год на подстилку соломы по два пуда в месяц на каждую лошадь, которой никогда не покупают, ниже отпускают в роты за оную деньги. Ротные командиры везде берут солому от обывателей, которую они с радостью дают безденежно для умножения навозу, там где оной нужен; где же нет нужды в навозе, то и там мужик не спорит за солому, потому что, кроме безлесных мест, где ее употребляют вместо дров и на крышу, она почти напрасно пропадает. Полки же показывают покупкою солому почти всегда по три и четыре копейки, а три года тому назад, как состоялся подряд от провиантской канцелярии в Смоленской губернии, на солому пуд в девять копеек.

За солому выходит на круглой год, полагая пуд по четыре копейки, в один карабинерный полк 882 рубли 24 копейки.

6-е. При наступлении весны полки карабинерные, сколь скоро покажется подножной корм, то, невзирая на запрещение, выпускают всех строевых и подъемных лошадей сперва на луга, где они ходят инде до Николина, и инде и до Троицына дня, потом перегоняют их на такие места, где не косят травы, а по сенокосном времени на отавы, где ходят лошади, естьли не бывает дивизионного лагеря по сентябрь и октябрь месяцы, драгунские же выпускают всегда гораздо прежде окончания зимних месяцев.

Естьли проходят в карабинерном полку 4 месяца на подножном корму лошади, то, полагая овес в один рубль, сена пуд в двенадцать копеек, соломы пуд в две копейки, выходит всего полковнику 10276 р. 61 ½ к.

7-е. Покупку лошадей производят полки следующим образом: приняв ремонтную и для продовольствия новопокупных лошадей фуражную сумму в сентябре, а иногда и в августе месяце, никогда полки в надлежащее время не посылают офицеров для покупки лошадей, а отправляют их, когда им вздумается, и назначивают им всегда почти годовые сроки. В течение сего времени вот что происходит: при отправлении офицера для покупки лошадей хотя дают ему команду пешую, но показывают ее от полку конною; число лошадей, которое следовало быть под командою, тотчас из полку исключают и, продав их, показывают однакож сие число в команде, дают ордер офицеру проформа продать сих мнимых лошадей во время покупки новых, но он сие не прежде исполняет, как показав их чрез целой год наличными к фуражу, а потом, подходя к полку с новым ремонтом, означает их или упалыми или проданными за самую бездельную цену.

8-е. Отошед офицер с командою не более 50-ти или 100 верст от полку, тотчас начинает будто покупку лошадей и в первом месяце своей отлучки покажет их большую половину к фуражу, на другой месяц три части предписанного ему числа лошадей, а на третей и четвертую оставит однакож не более как десять или пятнадцать лошадей будто недокупленными и, покупая сие последнее число целой год для оного проживает, искупает же действительно все назначенное ему число лошадей в одну или в две осенние ярмонки вдруг и то не прежде как пред тем сроком, которого должно ему явиться в полку, то есть пред окончанием круглого года.

9-е. Пришед с командою в такое место, где дешевле протчих фураж, берет справки в таких местах, где оной дороже продается, и нередко случается, что имеет он точно свое пребывание с командою и лошадьми около Воронежа или в Малороссии в самых дешевых местах, а показывает по книгам, что он находится в Белороссии или в Смоленской губернии, откуда помесячно получает справки и по оным заносит в книгу покупку фуража. Сие одно показание не открывает ли прямого умысла; но как только щитают книги для того, чтоб знать, верен ли приход с расходом, то сего почти никто не видит.

10-е. Путевое продовольствие дает же случай полковникам немалое искушение, ибо на всех дорогах нет способу устроить магазейны, многие ж полки марш свой делают глухими дорогами, и по большой части теми, кои для них выгоднее, где берут иногда фураж даром, а в справках означено, что куплен и весьма дорогими ценами; многие полки и в разные годы во время своего путешествия получили на путевое продовольствие сверх штатного положения тысяч по тридцать рублей, а в 779-м году выдано из провиантского департамента в один полк 57 733 рубли, а в другой 71 070 рублей.

11-е. Книги на записку прихода и расхода фуражной суммы почти всегда даются командированному сему офицеру от полку, а не от провиантской комиссии, в которые он никогда ни покупных лошадей по описям ниже провианта и фуража по ценам не заносит, а привозит белые книги и как тоже никогда полного ремонту лошадей не покупается, а покупают не более как половинное число в год, то в белых книгах записывается полной ремонт и на всех лошадей, то есть и на некупленных заносится в книгу фураж, а расписываются во место продавцов разные в полку людей руки, посредством сей уловки бывает почти всегда, что гораздо более стоит в год корм, нежели по штату лошадь.

Судить можно посему, что фуражной суммы выходит на 11 месяцев по крайности, естьли положить овес так, как всегда дорогие справки бывают, четверть в 1 рубль 40 копеек сена пуд в 15 копеек в карабинерном на 115 лошадей 4204 р. 68 3/4 к., а в драгунском на 8 месяцев на 195 лошадей ремонтных 5694.

Из оных денег употребляютца половина на прибавку к штатной цене строевой лошади и на продовольствие всех до полку, а половина в экономию.

Без покупки же ремонтных лошадей вся сия сумма, естьли показывается офицером проформа у покупки, остается полковнику.

12-е. На сем самом основании показывается иногда ложно офицер с командою у покупки лошадей, заносится в книгу как число всего ремонта, так и на оной издержка фуражной суммы, словом вся форма соблюдается, но ни одна лошадь куплена не бывает; случается так, что весь мнимой ремонт явится сверх полкового комплекта лошадей, однакож взыскания почти не бывает, ибо полки отговариваются, что весь ремонт куплен на случай убыли, и когда приведены будут в полк лошади, тогда выключку старым лошадям делают, хотя в полковничей инструкции[“Инструкция конного полка полковнику” 1766 г.— официальное воинское наставление.] точно сказано, что сколь скоро куплено будет какое число лошадей, то офицер, состоящий у покупки оных, должен рапортовать о том своему полку, а потому рапорту должно из полку то самое число из старых лошадей продажею оных исключать, но полки отговариваются, что таковые рапорты, хотя и посылаются от офицеров, но по неисправности почт или поздно к полкам весьма доходят, или и вовсе на почтах пропадают.

13-е. В той же инструкции сказано, что отправлять к полкам новопокупных лошадей, сколь скоро наберется их пятьдесят, но сего никогда не бывает, а потому не выключаются старые из полку лошади и выходит фураж вдвое, то есть на новокупленных и на старых неспособных к службе лошадей. Нельзя описать всех тех злоупотреблений, которые в полках бывают. Описаны здесь только самые главные и то от покупки одного фуража, мелких же частей показать нет способу, потому что они по времени и случаю бывают, которых полки не упускают никогда, а особливо там, где они не видят над собою никакой инстигации и более всего в чужой земле, там они справки берут от попов, жидов и безграмотных или о том не имеющих понятия мужиков, которые лишь бы сбыть с рук своих наступателей — все по их воле исполняют и иногда безденежно отдают провиант и фураж.

От одной фуражной суммы, кроме провиантской, может получить полковник кирасирской и карабинерной в год прибыли 30 149 рублей, а драгунской 37 366 рублей.

Всех кирасирских, карабинерных и драгунских полков по штату состоит 32, не упоминая протчих всякого звания, конных войск и когда всякой полк получит то число прибыли, которое в примечании означено, тогда на все кавалерийские полки сумма выходит напрасно; 723 576 рублей, да на пехотные полки и тогож звания протчие войски, по примеру сему ж и соразмерно содержанию подъемных лошадей тщатно употребляетца 120000 рублей, а всего 843 576 рублей, скажут мне многие, что необходимость заставляет всякого полковника к сему приступить по причине той, что лошади ныне дороже покупаютца да и все протчие вещи как по штату положены, а оне содержат все то, что должно в лутчем виде; почему и принуждены таким образом получать из казны деньги и нужды свои исправлять, то не лутче ли было, рассмотря штат, на что недостает подлинно денег прибавить, нежели быть в неизвестности и смотреть на сии разграблении спокойным духом.

О действительном числе в полку состоящем строевых и подъемных лошадях один только может сведать, знающий все уловки полковые и беспристрастной инспектор, но и тут, естьли только согласны офицеры заступить своими лошадьми недостаток полковой, трудно вывести наружу обман, а не согласным быть офицерам с волею своего полковника почти невозможно, ибо противящийся интересу его тотчас подвергнет себя гонению, доносителем же быть и того пуще, потому что имя донощика повсюду стало ненавистно, и естьли бы нашелся такой из офицеров, то, кроме того, что донос его выведен будет наконец ложным, бывает гоним и утесняем до крайности, и буде уклоняясь от всех напастей, перейдут в другой полк, то и там не примут его иначе как нарушителем покоя, то есть общего полковников интереса; не принимают его даже офицеры в свое общество, удаляются от него как от изверга какого и доведут до того наконец человека, любящего правду, что он со всеми своими достоинствами принужден будет итти в отставку, да и во оной с именем доносителя умирает. Итак, в сем случае ни книги, ниже документы никогда справедливы не бывают, ибо что не засвидетельствовано во оных руками штаб- и обер-офицеров, то все с подобострастием, а не по самой истине.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 17776, лл. 18-24. Отпуск.


Источник: П.А. Румянцев. Документы. Т.3. М. 1959

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн