Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Русская кавалерия 2-й половины 18-го века

При Екатерине II (1762-1796) прежде всего были уничтожены все сделанные в предыдущее царствование перемены, а вслед затем была произведена совершенная реорганизация всей армии на основании опыта Семилетней и турецких войн и при содействии Румянцева, Потемкина и Суворова.

Гвардейская конница оставалась сначала без изменения: 1 полк 5-эскадронного состава, согласно старым штатам, и только временно в 1788 г. полк был усилен до 1000 рядовых. Затем в 1774 г. были прибавлены 2 команды собственного ее величества конвоя (77 человек и 144 лошадей донского войска и 74 человек 70 строевых и 8 обозных лошадей Чугуевского полка), составлявшие в строю 1 эскадрон лейб-казаков, и в 1775 г. - лейб-гусарский эскадрон (159 человек, 150 строевых и 8 обозных лошадей). Кавалергарды во время этого, как и предыдущих царствований, составляли только придворную стражу, а потому и не введены в расчет. Относительно линейной кавалерии надо заметить, что исключительное положение, которое занимали гусары, будучи не то линейной, не то иррегулярной конницей, все более утрачивалось, и потому вся регулярная конница стала делиться на тяжелую и легкую. Так как с течением времени вся ландмилиция и гарнизонные конные части тоже были включены в состав линейной кавалерии, то в конце концов оставалось только различие между регулярной и иррегулярной конницей, но и из последней часть полков была обращена в регулярные: остальные, оставаясь казачьими, получили регулярное устройства.

После того что были отменены распоряжения Петра III, сделанные 5 июля 1762 г., было приступлено к полной реорганизации армии (14 января 1763 г.), причем относительно конницы было постановлено: на каждые 2 полка пехоты иметь 1 полк линейной конницы, способной атаковать пехоту; на каждые 2 эскадрона линейной конницы иметь 1 эскадрон гусар (непоселенных) или 1 сотню казаков поровну от каждой части. Вследствие этого на существовавшие 50 пехотных полков потребовалось 25 полков тяжелой конницы, с тем чтобы было 6 кирасирских и 19 карабинерных полков, из 5 двухротных эскадронов и 942 человек, 766 строевых и 90 обозных лошадей каждый. Карабинерные полки были сформированы из всех 6 конногренадерских и из 13 драгунских полков, так что последних осталось еще 7 (считая 2 сверхштатных), и они пока были оставлены без изменения состава и рода службы. В этих 32 полках было 31 752 человека, т.е. на 2700 человек меньше, чем прежде. В том же году, 26 ноября, было приказано сформировать 2 карабинерных полка в Сибири, но на самом деле был сформирован только один из конного ландмилицкого полка. 13 мая 1764 г. установлена новая организация драгун, по которой все 7 гарнизонных драгунских полков были переформированы в действующие, вследствие чего последних получилось 14, по 5 двухротных эскадронов, 970 человек, 794 строевых и 102 упряжных лошади (в том числе 24 человека, 18 строевых и 12 упряжных лошадей для обоих толковы:: орудий).

Из гусарских полков были распущены, для укомплектования прочих, в 1762 г. один и в 1763 г. два, так что осталось их 4, по 8 двухротных эскадронов, 1358 человек, 1217 строевых и 107 обозных лошадей каждый. Кроме того, слободской полк из 10 рот, 1179человек, 1141 строевых и 120обозных лошадей. В 1764 г. последовала также реорганизация поселенных гусар и пандур Новой Сербии (22 марта) и Славяно-Сербии (11 июня) и по придаче к ним одного находившегося там бахмутского и одного полевого гусарского полка, было сформировано: 4 поселенных гусарских полка, по 16 рот, 4891 человек (в том числе 2208 запасных, не получавших содержания), 2385 строевых и 107 обозных лошадей и 4 поселенных пикинерных полка, по 20 рот, 5156 человек (в том числе 100 пеших стрелков) каждый, которые выходили на войну в составе 8 эскадронов и 1318 человек.

В 1765 г. из казаков 5 слободских полков распущенного слободского гусарского полка было сформировано 5 полевых гусарских полков и впредь было установлено иметь 8 полевых гусарских полков из 6 двухротных эскадронов - 1034 человек, 913 строевых и 85 обозных лошадей. В том же году два поселенных гусарских полка сведены в один, и таким образом их осталось всего 3.

14 января 1766 г. была издана подробная инструкция полковнику конницы - нечто вроде устава. 16 января 1769 г. 4 украинских и закамских ландмилицких полка были переформированы в 4 драгунских, а 3 октября выключены из состава кавалерийских полков 3 драгунские и 1 гусарский полки, обращенные на сформирование конницы московской дружины и составлявшие 4 эскадрона карабинер = 745 человек, 613 строевых и 73 обозных лошади. 2 сентября была сформирована из рекрутов такая же петербургская дружина. В том же году вновь сформировано 2 гусарских полка, из которых один - поселенный.

31 августа 1771 г. 1 карабинерный и 11 драгунских полков были употреблены на сформирование 25 легких полевых команд смешанного состава и пеших гарнизонных частей, учрежденных для лучшего охранения границ Сибири, Оренбурга и Астрахани. В состав команды вошло 75 драгун, 66 строевых и 6 обозных лошадей.

16 января 1775 г., по окончании турецкой войны, из существовавших 4 драгунских, 2 слабых карабинерных и 1 ландмилицкого конного полков, 8 карабинерных эскадронов московской и петербургской дружин и из драгун легких полевых команд было сформировано 5 драгунских полков, по 10 эскадронов, 1872 человек, 1565 строевых и 172 упряжных и обозных лошадей каждый (в том числе 46 человек, 34 верховые и 24 упряжные лошади для 4 полковых орудий), и 10 отдельных драгунских эскадронов. Одновременно произошла реорганизация гусар, по которой гусарские эскадроны обоих легионов сведены в полк, и 2 полка обращены в поселенные, так что оказалось 7 полков 6 эскадронного состава, в том числе один вновь сформированный 9 сентября.

В том же году в тяжелой кавалерии 1 кирасирский и 2 карабинерных полка были распределены по прочим полкам тяжелой конницы, через что эти последние приведены в 6 эскадронный состав (1125 человек); 4 карабинерных полка переформированы в 2 драгунских 10-эскадронного состава; 2 карабинерных полка распределены по всем полкам для приведения их в комплект. Таким образом, в тяжелой кавалерии осталось 5 кирасирских и 9 карабинерных полков 5-эскадронного состава, 7 драгунских полков 10-эскадронного состава и 10 отдельных драгунских эскадронов, всего 164 эскадрона, т.е. на 11 эскадронов менее, чем прежде. Это уменьшение было вознаграждено в легкой коннице переформированием 3 компанейских полков малороссийских казаков-добровольцев в 3 легкоконных полка 6-эскадронного состава (1032 человека).

24 декабря 1776 г., поселенные в Новороссийской и Азовской губерниях, 6 гусарских и 4 пикинерных полка получили новую организацию; из них, из 7 гусарских эскадронов и прежних запорожцев (образовавших 2 пикинерных полка), было сформировано 9 поселенных гусарских полков, по 6 эскадронов, 744 человека, 613 строевых и 86 обозных лошадей каждый, и 6 поселенных пикингрных полков, по 6 эскадронов, 618 человек, 487 строевых и 86 обозных лошадей каждый. Эти части должны были, при походах свыше 100 верст быть приведены в тот же состав, как и полевые гусарские, и для этого иметь в постоянной готовности, при мобилизации, гусары по 288 и пикинеры по 414 человек на полк.

18 января 1777 г. все 10 отдельных драгунских эскадронов были сведены в один полк той же силы, как и прочие.

28 июня 1783 г. все поселенные гусарские и пикинерные полки были уничтожены, и из них, с придачей одного малороссийского казачьего полка, было сформировано 9 легкоконных полков 6-эскадронного состава, которые вместе с одним кирасирским полком составили так называемую екатеринославскую конницу; 7 полевых гусарских полков составили украинскую конницу.

9 февраля 1784 г. тяжелая кавалерия была значительно усилена тем, что из малороссийских казаков и легкоконных полков (сформированных в 1775 г. из бывших трех компанейских полков) было сформировано 10 новых карабинерных полков.

26 февраля все гусарские полки были переименованы в легкоконные, и, таким образом, вся легкая кавалерия состояла из 16 легкоконйых полков, из них по-старому 9 в екатеринославской и 7 в украинской коннице.

11 сентября и 14 декабря того же года были сформированы 2 новых драгунских полка по предложению князя Потемкина.

10 апреля 1786 г. были введены в коннице новые штаты, по которым в коннице было полков: 5 кирасирских и 19 карабинерных 6-эскадронного состава (1106 человек, 907 строевых и 97 обозных лошадей), 10 драгунских 10-эскадронного состава (1882 человека, 1565 строевых и 185 обозных лошадей; полковые орудия - как прежде) и 16 легкоконных 6-эскадронного состава (1047 человек, 907 строевых и 97 обозных лошадей).

14 сентября 1787 г. при армии Потемкина был сформирован из охотников гусарский полк в 2000 человек, а 2 января 1788 г. предписано дальнейшее пополнение его охотниками из уволенных гусар.

В 1788 г. ко всем легкоконным полкам и Екатеринославскому кирасирскому полку было придано по отряду егерей в 65 человек.

Затем 3 августа было предписано набрать из охотников гусарский полк в 6 эскадронов, из которых на деле было набрано только 5, приданных к одновременно с тем переформированному из карабинерного в драгунский Псковскому полку; 2 легкоконных же полка переименованы опять в гусарские, и еще сформирован, 6 сентября, для усиления войск, действовавших против Швеции, 1 конноегерский эскадрон.

30 мая 1789 г. гусарский полк из охотников, находившийся в армии Потемкина, был распущен, и вместе с тем введены при ее главной квартире 2 конвойных гусарских эскадрона. Затем 6 июня 4 карабинерных полка были переформированы в 2 конноегерских 10-эскадронного состава. 27 сентября сформирован третий конно-егерский из 1 легкоконного и всех находившихся при конных полках егерских команд.

8 апреля 1790 г. был сформирован при армии Потемкина, в виде отборной или резервной конницы, лейб-кирасирский полк, в составе 30 эскадронов в 15 дивизионах, из трех кирасирских и одного конногренадерского полка, только что перед тем переформированного из двух карабинерных. Комплектовался он в Малороссии.

Затем 16 мая был сформирован там же из пехотного гренадерского полка конногренадерский полк в 10 эскадронов, или 5 дивизионов, получивший, впрочем, лошадей только 3 года спустя. Екатеринославская конница усилена 2 конногренадерскими полками, сформированными 26 мая из 6 эскадронов карабинерных малороссийской конницы и 2 легкоконных полков, и того числа был установлен новый штат для конно-егерских полков: 10 эскадронов в 5 дивизионах, 1838 человек, 1531 строевых и 161 обозных лошадей; карабинерные же полки малороссийской конницы остались в составе 5 эскадронов - 932 человека, 756 строевых и 185 обозных лошадей.

6 сентября 1790 г. распущен егерский эскадрон, сформированный в 1788 г., 14 сентября сформировано из двух легкоконных полков регулярный казачий, 18 октября один легкоконный, переименованный в казачий, и 29 ноября из других двух - конно-егерский.

31 января 1792 г., по окончании турецкой войны, были восстановлены легкоконные полки, переформированные в казачьи, и распущены 2 гусарских эскадрона, находившихся в конвое при главной квартире армии скончавшегося Потемкина; 8 февраля лейб-кирасирский полк разделен по-старому на 3 кирасирских и 2 карабинерных; и наконец последний сформированный конно-егерский полк опять обращен в 2 легкоконных.

5 мая 1793 г. состоялось действительное переформирование пешего гренадерского полка в конный, в составе 10 эскадронов, 1918 человек, 1685 строевых и 185 упряжных и обозных лошадей (в том числе 46 человек, 34 строевых и 24 упряжных лошади - для 4 полковых орудий). Затем 6 мая приняты были на русскую службу 4 польских легких конных полка и 4 бригады национальной польской конницы, которые все были в следующем же году, по случаю польского восстания, распущены. Следует еще упомянуть о так называемых гатчинских войсках, которые с 1782 г. находились в исключительном распоряжении наследника. Конница их, сформированная в 1787 и 1792 гг., состояла из полков двух эскадронного состава: жандармского (181 человек), драгунского (165 человек) и гусарского (175 человек), которые все считались по списку в составе кирасирского, наследника, полка. Относительно ландмилиции и гарнизонных войск к сказанному выше остается добавить следующее: в 1763 и 1764 гг. состав украинской ландмилиции был установлен в 1 конный и 10 пеших полков, причем конный был в 5 эскадронов или 10-ротном составе - 952 человека, 776 строевых и 98 упряжных лошадей. Эти полки были в 1769 г. переформированы 16 января в полевые: драгунский и пехотные. Так же было поступлено в то же время и с 3 конными и 1 пешим полками закамской ландмилиции. В сибирской ландмилиции был сформирован к концу 1763 г. один конный полк, переформированный 29 ноября в карабинерный .11января1765 г. был распущен конный полк смоленской шляхты, считавший в последнее время в своих рядах 1388 человек; 7 гарнизонных полков обращены в полевые (13 мая 1764 г.), а из оставшегося Рославльского эскадрона сформирован Смоленский ландмилицкий конный полк 5-эскадронного состава (922 человека и 798 лошадей), обращенный 16 января 1775 г. в драгунский Смоленский. Таким образом, ландмилиция окончила свое существование, а из гарнизонных частей, после роспуска в 1765 г. Московского гарнизонного драгунского эскадрона, осталась только 1 конногренадерская рота в Сибири. В 1788 и 1790 гг. при московском гарнизоне было сформировано 2 гусарских эскадрона, по 325 человек в каждом, включенные в 1800 г. в гусарский полк Линденера (Ахтырский).

Ко времени кончины императрицы Екатерины II регулярная конница состояла из следующих частей:

1 лейб-гвардии конный полк, 1 лейб-гусарский эскадрон и 2 конвойные команды при императорском дворе; 5 кирасирских, 16 карабинерных (8 по 6 и 8 по 5 эскадронов), 1 конногренадерский, 11 драгунских, 2 гусарских, 11 легкоконных и 4 конно-егерских полков и 5 гусарских эскадронов (при Псковском драгунском полку).

Всего 51 полк, 368 эскадронов, силой в 67 926 человек и 56 965 строевых лошадей (в это число включены 3 полка гатчинских конных частей, но не вошли 1 конногренадерская рота и 2 эскадрона гарнизонных гусар, силой в 460 человек и 320 лошадей).

Казачьи и прочие иррегулярные части, испытавшие значительные перемены во время этого царствования, к концу его имели следующий состав:

6 казачьих войск: Донское - 28 138 служащих казаков, разделенных в военное время на пятисотенные полки в 514 человек, которых в 1782 г. было, например, выставлено 32 в 5 бригадах (с 1774 г. был отряд личного конвоя государыни, а с 1775 г. Атаманский казачий полк, постоянный, в качестве образцовой части для внутренней службы войска). Астраханское - 1 пятисотенный полк и 3 отдельные команды; Уральское (до 1775 г. - яицкое) - 8000-10 000 казаков, собранных для обыкновенной службы в сотни; Оренбургское - 4 пятисотенных регулярных казачьих полка (всего 2400 человек) и отдельные команды в различных укреплениях, всего 8000-10 000 человек, причем легко могло быть выставлено вдвое больше; Екатеринославское (с 1787 г.) - выставившее в 1796 г. свыше 10 000 человек в 10 полках; Черноморское (с 1788 г.) - несшее службу верхом, пешком и на море. Затем 4 регулярных казачьих полка: 3 чугуевских, 8 сотенных по 1341 человеку (с 1774 г. отряд личного конвоя государыни) и один из почтовых мужиков разных губерний, 1000 человек. Кроме того, 4 полка Оренбургского войска и 2 на кавказской линии; поселенные кавказские казаки - 5 полков различной силы, всего около 3500 человек (в том числе 1 регулярный), 4 дружины кабардинцев горцев (636 и 318 человек), ингушей (300 человек) и осетин (500 человек); сибирские казаки и другие иррегулярные части: 1 полк тунгусов в 500 человек, 4 полка бурят (в 2 бригадах) по 6 сотен - 599 человек; 8 команд пограничных казаков в 1 сотню каждая и казаки, дворяне и боярские дети в различных городах и укреплениях, всего около 14 000 человек, из которых 4000-5000 на Камчатке; ставропольские калмыки - 11 рот, калмыки - 40 000 человек, киргизы - 80 000 всадников, башкиры - 27 000 семейств, татары - 2 дивизиона, около 200 человек каждый. Всего более 300 000 иррегулярных войск, преимущественно конницы.

Высших тактических единиц в коннице не существовало, а части сводились вместе, на основании ordre de bataille, принятого в линейной тактике. Сообразно этому по штатам 1763 г. полагалось в коннице: 1 полный генерал - высший начальник ее; 4 генерал-лейтенанта для командования двумя крылами и двумя линиями (кроме того, еще 2 - для ландмилиции) и 12 генерал-майоров для командования бригадами (кроме того, 2 - для гусар и 6 - для ландмилиции). Но это было только фиктивное разделение. Позже последовало присоединение конницы, сначала тяжелой, к сформированным прежде исключительно из пехоты территориальным дивизиям, которых было при учреждении их 4, в 1763 г. - 8, с 1775 г. - 10 и с 1779 г. - 11; кроме того, было 2 отдельных корпуса: Оренбургский и Сибирский. Вся тяжелая конница была подчинена фельдмаршалу графу Румянцеву-Задунайскому, и вся легкая - генерал-аншефу князю Потемкину. С 1780 г. в числе дивизий происходили частые перемены; в конце царствования их было опять 10, в состав которых входили кроме всей армейской пехоты и кавалерии еще и 3 чугуевских и 9 донских казачьих полка. Независимо от них существовали с 1785 г. постоянно, под наблюдением генерал-инспектора князя Потемкина, две инспекции: для конницы и для пехоты. На войне войска делились на армии, на корпуса и сводные отряды, на дивизии, состоявшие иногда из одной пехоты, обыкновенно же из всех трех родов оружия, и, наконец, на бригады из 2-3 полков. Состав всех этих частей не был постоянным, но изменялся очень часто в зависимости от обстоятельств; они не имели также почти никакого отношения к существовавшим в мирное время дивизиям.

Обмундирование, снаряжение и вооружение были установлены в 1763 г. по прусскому образцу. Кирасиры носили колеты цвета лосиной кожи с зелеными воротниками, обшлагами и с бело-зеленой выпушкой на галунах, пару шерстяных эполет различных цветов по полкам, зеленые камзолы и плащи, лосины, черные галстуки, белые жабо, сапоги с отворотами и железными шпорами, треуголки, перчатки с крагами, волосы напудренными и заплетенными в одну косу, карабины без штыков, палаши, по 2 пистолета, железные кирасы и под ними железный поясной ремень, ташки, патронташи; они имели немецкие седла с зелеными чепраками, чемоданы, фуражные саквы, мешки, торбы, деревянные фляги для воды, конюшенные недоузки и коновязные колья. Карабинеры имели то же самое, но только голубые мундиры с красными воротниками, отворотами, обшлагами и подкладкой различного цвета, эполеты на левом плече, красные камзолы и чепраки, синие плащи и чемоданы и не имели кирас. Драгуны были одеты подобно карабинерам (кроме отворотов) и имели синие камзолы и чепраки и вместо карабинов - ружья со штыками. Полковая артиллерия имела черные отличия. Гусары имели свою известную национальную одежду различного цвета, по полкам, шапки с языком, волосы на затылке часто острижены, спереди два локона; вооружение их - сабля, карабин и 2 пистолета, венгерские седла с вальтрапами углом. Пикинеры имели белые мундиры с разноцветным прикладом, цилиндрические из бараньей шкуры шапки с цветным верхом и в остальном подобно гусарам, но только еще пики, и четвертая часть каждой роты, в качестве стрелков, имела ружья и охотничьи ножи. Ландмилиция - белые мундиры с красными отличиями.

В 1775 г. драгуны получили зеленые мундиры с красным прикладом, палевые камзолы и штаны, короткие сапоги, шляпы без металлического каркаса, белые плащи, сабли вместо палашей и венгерское седло с красным вальтрапом. В 1778 г. кирасиры и карабинеры получили те же шляпы и седла, у кирасир отменена кираса, и они получили палевые колеты с разноцветным прикладом (на камзолах, кушаках, ташках, вальтрапах и чемоданах), желтые аксельбанты и эполеты; последние были даны и карабинерам, а также красные кушаки и ташки. Пикинеры получили в 1776 г. форму вроде казачьей (основной цвет белый) и четырехугольные суконные шапки, отороченные мехом. Легкоконные полки были одеты подобно карабинерам, но только имели белые пуговицы и аксельбанты.

4 апреля 1782 г., по предложению Потемкина, были приняты различные изменения и улучшения в обмундировании, окончательно введенные в 1788 г. Форма состояла из длинных курток с маленькими отложными воротниками, отворотами и обшлагами и широкими кушаками, шаровар с лампасами, подбитыми кожей в ходу, кожаных касок с шерстяным гребнем поперек и белых плащей. Волосы были коротко острижены; косы, локоны, пудра, манжеты и все излишнее было отменено, исходя из того правильного военного принципа, что "солдатское снаряжение должно быть таково, что солдат как встал, так и готов". Цвета были у кирасир - палевые, у карабинер и легкоконных - синие, у драгун - зеленые с красными отличиями; штаны были у кирасир - разных цветов по полкам, у прочих - красные; у кирасир имелись синие суконные супервесты. Гусары сохранили прежнюю форму. Конно-егерские полки имели ту же форму, что и легкоконные, только зеленого цвета с черными отличиями; в 1789 г. они получили вместо касок гусарские шапки.

С 1769 г. состоящие на службе казачьи полки начали носить однообразную одежду; донские, уральские и оренбургские голубого цвета, волжские и Чугуевские - красного, астраханские - коричневого.

При упражнениях и учениях руководствовались новейшим уставом, изданным в 1776 г. в Копенгагене на немецком языке.

Основания его в общем те же, что и в уставе 1756 г. Расчет, ранжировка и деление остались прежние; равнение - всегда направо; все заезды - карьером; колонны - прежние, но строились из середины по третьему, а не по второму взводу. При атаке офицеры становились на фланги и в замок; эскадронный командир - в середине первой шеренги, выдаваясь вперед на пол-лошади; после 100 шагов, пройденных шагом, - остановка и выравнивание; затем продолжалось движение короткой рысью, крупной рысью и галопом на 100 саженей; опять остановка и выравнивание, причем "лошади несколько оправляются, особенно если очень жарко"; затем полный карьер, преследование противника на 50 саженей и остановка. Чтобы помешать сбору противника, - опять с места марш-марш, рассеянный противник преследуется рассыпной атакой с пальбой или всем эскадроном, или 5-6 рядами с обоих флангов. Если появляются свежие неприятельские силы, то преследующие собираются полным галопом к штандарту, все равно в каком порядке, и встречают их атакой с места. Скрытые марши (также и с обоих флангов), каре, отступление и пеший бой - как прежде. Насчет первых, весьма сложных, имеется следующее характерное замечание: "Этот маневр, ловко исполненный, производит хорошее впечатление; он изобретен преимущественно для того, чтобы забавлять высоких лиц, а также и для упражнения младших офицеров. Перед неприятелем, однако, простейшие маневры - наилучшие. Я часто слышал, что говорили: оно все-таки хорошо, чтобы внушить идею молодому офицеру. Конечно, очень полезно внушать им правильные мысли о службе, но очень вредно внушать ложные мысли; так как они очень часто не могут отделаться от них в течение всей жизни".

В "Инструкции полковнику конного полка" от 14 января 1766 г. не заключается никаких уставных построений, только в 5 главе есть общие правила об обучении рекрутов (на что назначается 2-2 1/2 месяца); больше же говорится об административных и экономических вопросах и о лошади.

Вообще в это время начали обращать большее внимание на обучение езде, что видно, между прочим, из учреждения полковых берейторов, обучавших всех обер- и унтер-офицеров и по 4 рядовых с каждой роты. Фельдмаршал Румянцев, бывший с 1769 по 1774 г. генерал-инспектором всей конницы, ввел исключительное употребление холодного оружия с безусловным воспрещением действовать огнестрельным и (в 1774 г.) двухшереножный строй для боя, вследствие чего число рядов во взводе дошло до 17. Однако сила привычки и предубеждения была еще так велика, что на деле еще очень долгое время продолжали стрельбу с коня.

Потемкин особенно высоко ценил драгун, "так как они, будучи приучены действовать и пешком, и верхом, допускают двойное употребление, не нуждаясь в поддержке ни пехоты, ни конницы", и легкую конницу, которую он ставил в пример, предпочитал тяжелой, "которая тяжела сама по себе, но не в ударах по неприятелю". Он восставал против изнеживания и излишней чистки лошадей и против заводских лошадей, требовал от людей свободной посадки, умелого владения саблей и ловких поворотов отделениями и по одному и вывода на учения возможно большего числа рядов во взводах.

Благодаря Суворову, стороннику везде самого решительного наступления ("пуля - дура, а штык - молодец"), те же требования стали ставиться и коннице. Все его действия отличались живостью и быстротой; учения его, не продолжавшиеся долее 1 1/2 часа, представляли истинную картину боя и обыкновенно заканчивались атакой конницы на пехоту, причем первая проскакивала через разомкнутые ряды второй, что производилось всегда с полной энергией, так как люди и лошади отлично знали, что вслед затем немедленно слезали.

При подобных вождях и имея почти постоянный военный опыт, русская конница, большая часть полков которой чаще видела берега Дуная, Вислы и Кубани, крымские степи и берега Черного моря, чем свои штаб-квартиры, достигла высокой степени военного образования. Конечно, полкам недоставало ровности в движениях, тонкости в ломке фронта, какие были в прусской и других европейских конницах; встречались частые и большие злоупотребления во внутреннем хозяйстве войск; но тем не менее военная ее деятельность должна быть признана заслуживающей полного удивления. Полки соперничали в выносливости и способности к преодолению разного рода препятствий; они совершали поразительные форсированные марши, переплывали большие реки, преодолевали без малейшей задержки высокие горы и глубокие пропасти и отличались в бою смелостью и воодушевлением, достойными высшей похвалы. Вследствие недостатка высшего руководства многое было предоставлено личной ответственности полковых командиров, а эти последние были опять приучаемы рассчитывать на условия и знания своих подчиненных. В этом разгадка, почему в это время было так много отличных начальников - Хорват, Текели (о котором Суворов говорил, что как он сам со штыком, так и Текели с саблей всюду пройдут), Чорба, Шевич, Древич и другие. Действительно, русская конница во второй половине царствования Екатерины II была отличной и вполне национальной конницей; особенно это можно сказать о легкой коннице - гусары были особенно любимы.

Любопытную противоположность представляли состоявшие в ведении наследника так называемые гатчинские гусары. Здесь мы встречаем полное подражание прусским порядкам, с которыми наследник лично познакомился в 1776 г. и которыми был восхищен; царствовала строгая мирная школа с установленными формами.


Из книги "ПРИМЕЧАНИЯ БРИКСА К "ИСТОРИИ КОННИЦЫ" ДЕНИСОНА" Перевод с немецкого Е.А. Рауш фон Траубенберга

наверх

Поиск / Search

Ссылки / Links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн