Восстание и война 1794 года в Литовской провинции по документам российских архивов

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Война 1794 г. в Литовской провинции по документам российских архивов

Рапорт Г. Гулевича С. Неклюдову о блокаде М. Огинским г. Динабурга.

4 августа.

Доволно Вашему превосходительству ис первых моих донесениев о опастности здешнего города Динабурга от приближающихся с разных мест и намерящейся перебраться чрез реку Двину в границы наши польских мятежников известно, прося притом к защищению границы к вспомошествованию войск, и хотя одной орудий, которых в Полоцке есть, однако оное оставалось без всякого удовлетворения требуемого мною, как равномерно с которым отрядом определенных для защищения границы господ подполковника и кавалера барона Сакена, секунд-майора Бешенцева.

А минувшаго июля 31 дня, то есть в понедельник пополуночи, в 7-м часу, прибыв к Динабургу в состоящую против онаго на берегу слободу более пятисот мятежников из регулярной польской конницы под начальством командующего оными Огинскаго и, произведя большой крик и ругательство, требовали в переправе сюда для их перевода. Я, увидя таковое их сильное нападение и азард, зделал тотчас баталионными служителями вид на берегу реки Двины на супротивление оным, которые, усмотря то, зделали отступ чрез час, и находясь в одной версте от Динабурга в мызе Калкун, учредили по всей той стороне реки Двины окружности динабургской бикеты, а потому в немалом количестве людей изыскивали к переправе своей сюда мелководи и, найдя в одном месте, начали было переправляться сюда, которых за несколько человек уже переправилось.

Я, приметив таковой их хитрой и злой вымысел, отрядил против их при одном офицере до пятидесяти человек воинских баталионных чинов и делал немалую с ними перепалку, и тут с их стороны убито три человека и сим недопущены были на здешню сторону. Я ж, знав их непременную переправу сюда, взяв знамена, всех баталионных воинских чинов, заперся в старинную здесь земляную крепость, которая несколько посредством моего неусыпного старания и своим коштом одним офицером поправлена точно на таковом же основании, как из состоящих на оной с древних лет семи чугунных пять пушек и доставлением для оных из Риги пороха и ядер, поправлен.

А на другой день, то есть 31-го июля, собравшись в кучу и с прежних из местечка Езеров проследовав мимо Динабурга, прислал ко мне чрез нарочного трубоча, откамандированнаго тем войском, которых уже было до двух тысяч выше писанного Огинскаго, письмо требующее, чтоб я со своим горнизоном и амуницею, принадлежащим к тому воинским снарядом и всем городом, здался добровольно без всякаго кровопролития. Я же, усмотря таковое ево противное требование, которое их письмо в копии Вашему превосходительству и представил, также требовал подождать на тридневное размышление, единственно проволакивать время приближением и когда по требованиям моим на помощь военной команды, дав знать им притом и то, что я, по долгу моей службы и зделанной присяги, приступить к сему не могу, поелику должен буду всякими мерами до последней жизни стараться их не допустить к желаемому им успеху.

Но оне, не дождав то, нечаенным образом переправясь чрез реку Двину Динабургского уезда имения помещика подкомория Зиберха против фольварка его Кируп, взяв для сего от брата ево Радиона, живущего в Курляндии в мызе Дветах генерала Зиберха, достаточное число лодок, зделали на город Динабург 1-го сего августа нападение, причем сперва учинили (начиная с моей квартиры) пожег, что и згорело другие части городскаго строения со всем жителев имуществом, начиная с конца городскаго строения, и еще сожжен соляной магазейн со всею солью и присутственные места, почему нет теперь здесь ни одного ис присутственных членов, а потом сделали на крепость нападение, против которых я со всем своим баталионом в малом количестве людей и почти к действию только способными пятидесяти человеками и еще истребованными к впомоществованию от уезда староства динабургскаго крестьянами, вооруженными от меня, которых имеется до стасемидесяти человек, вооружился ружьем и пушечными выстрелами, против чего, не уставая, оне скрылись между пожегов в городе и в окружности онаго.

Тогда я, определя команду с офицером, в том числе и крестьян, зделал с ними немалую стычку, в которой убито оных человек до десяти и несколько ранено, от которых отбито четыре их значки, кои, удостоверению моей и всех бывших при том воинских чинов отличности и справедливаго уверения, у сего Вашему превосходительству представляю, донеся притом, что с нашей стороны убит ими только один крестьянин.

И оне мятежники, отступя от города и оставя немалое число по лесам уезду для раздачи по оному свои универсалы о вольности народа, котораго уже немалое число и приступило, как слышно, преправляться стали в трех местах ведомства имения помещика Зиберга при фольварке Кирупени плотом, сплоченным из лежащих на берегу брёвен, и особливо большое число чрез перевес, состоящий помещика Зиберха при мызе Ликене. И оные мятежники во время того следования немало сожгли того помещика Зиберха деревень и обвещательные кордоны, состоящие по границе, начиная от Динабурга до фольварка Кируп.

Здешние ж жители все без остатку от страха выбравшись в леса и теперь где находятся неизвестно, поелику оные разъезжают ныне по местам окружности городския, ожидая якобы в помощь до несколько тысяч пехотою и пушками. А потому ятеперь с бывшим при мне гарнизоном, состоящим в малом числе людей и крестьянами, состою в земляной крепости отакованным в большой опастности, не находя спасения жизни способа, и когда сия опастность продолжится до действительно воинскаго чина, претерпят крайней голод, поелику хотя ж имеется малое количество хлеба, но оной весь состоит рожью и перемалывать негде по неимению ж крестьянам, состоящим у меня, пропитания и в разсуждении холоднаго времени. Дабы не могли притти в изнеможжение, приказал я оным выдавать из магазейна провианта ржи и круп, а потому теперь и остается хлеба только семдесят четвертей. А за сим, естли оные мятежники отсюда не отдалятся, то легко могут завладеть мною с гарнизоном и всем городом, да и я уже не в силах буду устоять.

Отправленных же от меня с требованием помощи к Вашему превосходительству и господину майору Ашенцову три офицера и по сие время не прибыли в возврат, и сие меня приводит в немалое сумнение - не перехвачены ль и когда кем-нибудь, ибо из едущих из Несвижа курьеров один майор и порутчик мятежниками захвачены по дороге ведения помещика Зиберха при фольварке Колупе, для чего я от нижнего земскаго суда требовал на помощь от помещика Зиберха и Шадурскаго с мызы Езефова крестьян, которыя всем отказались, и еще помещик Зиберх при возвращении тех мятежников за границу дал на дорогу оным пятьдесят талеров денег.

Того ради и прошу покорно Вашего превосходительства к избавлению меня с гарнизоном из осады и к защищению в сем от пагубы и Белоруссии предпринять как возможно скорые меры, ибо я час от часу того ожидая в разсуждении малого числа со мною в крепости гарнизона и по недостатку здесь пороха, о доставлении онаго откуда следует предписать.

Полученные ж мною от началника мятежников Агинскаго регистр, полагающей на каком основании мне отступить от города, и выданной обывателям универсал у сего Вашему превосходительству представляю и о сем снабдить меня резолюциею. Динабургская земляная крепость.

Копия. РГВИА, ф.41, д.263, л.12-14 об.


Источник: "Восстание и война 1794 года в Литовской провинции по документам российских архивов". Составление, редакция и предисловие кан. ист. наук, с. н. с. Ин-та истории Нац. акад. Наук Республики Беларусь Евгения Константиновича Анищенко.
Москва: “Книжный дом “ЧеРо”, 2000.

© luterm. OCR. 2009.

Материал подготовлен в сотрудничестве с сайтом Восточная литература.

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Документы

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн