Голландская экспедиция 1799 г.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Переписка о наказании русских полков.

Переписка гр. Воронцова, герц. Йоркского и Павла I о наказании русских полков.

Письмо Герцога Йоркского к гр. Воронцову, от 14 января 1800.Подлинник в книге № 532. А. Инсп. Деп. стр. З35.

(Перевод с Французского)

“С истинным сожалением узнал я, что Е. В. Император Poccийский, на основании донесений весьма кратких и неточных, изволил ознаменовать свое неудовольствие на весь корпус войск Его Величества, участвовавший в Голландской экспедиции. Считаю долгом и удовольствием отдать справедливость многим полкам, показавшим в разных сражениях столько же мужества, сколько и порядка,

Мушк. полк Седморацкого и сводный гренад. батальон Эриксона, в сражении 19 (8) сентября овладели деревнею Варменгейзен, где захватили до 700 пленных и 3 орудия. В сражении 2 октября (21 сентября) означенные три батальона овладели двумя батареями на Алькмарском канале и оттеснили неприятеля. В последнем сражении 6 октября (25 сентября) они овладели деревнею Бакум и захватили многих пленных.

Мушк. полк Ферзена в сражении 8 (19) сентября был отряжен в правую колонну, вместе с Английскими войсками и действовал отлично.

Сводные гренад. батальоны Огарева и Митюшина, также как и грен, полк Эмме были высажены в Гельдере позже других войск и присоединились к армии уже после несчастного сражения 19 (8) сентября; а в следующих сражениях 2 и 6 октября (21 и 25 сентября) действовали очень хорошо.

Я был сам свидетелем мужества и порядка, с которыми эти части войск сражались с неприятелем; они во всех случаях показали себя достойными полной моей похвалы. Посему мне горестно, что на эти войска также распространяется немилость Его Величества, и я уверен, что не случилось бы того, еслиб Государь имел точные донесения об их действиях. Я написал бы об этом прямо самому Императору, еслиб не боялся обезпокоить Е. В.; но зная, как любит Он свои войска и как справедлив к достойным, обращаюсь к Вашему Сиятельству, как главному начальнику всех Русских войск, здесь находящихся, в том убеждении, что вы, также как и я, вполне чувствуете сколь прискорбно должно быть для людей достойных, которые честно исполняли свой долг, подвергнуться незаслуженному гневу Государя. Я уверен, что вы сочтете обязанностью своею обратить справедливое внимание Е. И. В. На тех, которые того заслуживают”

Донесение Государю Императору гр. С. Р. Воронцова, от 10 (21) января 1800.

“Всемилостивейший Государь!

Как о несчастном сражении 8 (19) числа сентября, я не вижу, чтобы в реляции своей господин генерал-лейтенант Эссен упоминал Вашему Императорскому Величеству о тех полках и батальонах, кои были в беспорядке; а Вы изволили, Всемилостивейший Государь, отнять гренадерский бой у многих из оных, что их приводит в отчаяние; то и должен думать, что он приватно писал к Вам или словесно поручил кому ни есть из посланных от пего в С. Петербурга, донести Вашему Императорскому Величеству и, что в сих донесениях без разбору все полки и батальоны были представлены, яко бывшие в беспорядке. Командиры оных мне о сем представляли, а именно генерал-майор Седморацкий, полк которого и баталион Эриксона, не токмо не вышли из должного порядка, но еще отменным образом отличились, и полковник Баклановский, командующий полком Ферзена, который в сем деле не был вместе с нашими, а был с Англичанами на правом фланге, где сей полк сражался мужественно и сохранил строй, дисциплину и субординацию. Полк генерал-Maйopa Эмме и сводные батальоны Огарева и Митюшина в сем несчастном сражении и не были; ибо прибыли и высажены были в Гельдер позже прочих, и соединилися с корпусом три или четыре дни после сего дела; но как я не был очевидным свидетелем сих происшествий, то и намерен был собрать все возможные о том сведения, прежде нежели представить их Вам, Всемилостивейший Государь. Я осведомлялся у Герцога Йоркского, который мне подтвердил то, что вышереченные командиры полков и батальонов мне представляли; Его Светлость прибавил к сему, что сии достойные офицеры сожалея достойны и что он знает, что они в отчаянии, видя их полки наказанными по несправедливым донесениям тогдашнего начальника; что он сам, будучи главным командиром соединенного войска, почитает долгом своим свидетельствовать пред Вашим Императорским Величеством о невинности сих полков и батальонов, и что по дошедшему до него известно о печали и сокрушении командиров оных, он почел необходимым долгом справедливости писать ко мне официально о сем деле, и что он уже послал ко мне cиe письмо, которое я найду у себя возвратясь домой, которое он бы мне сам вручил, ежели бы знал, что я к нему сего дня приду. Возвратясь к себе, я оное и нашел так как Герцог меня предуведомил. Я удержал оное до первого случая курьера, и как сего дня отправляю фельдъегеря Тронина, то и прилагаю cиe письмо в оригинале, ожидая милостивой Вашего Императорского Величества резолюции.

Не могу пропустить еще при сем случае, чтоб не представить Вашему Императорскому, Величеству что полк ныне Завалишина, а тогда бывший Бенкендорфа, в сражении 8 (19) сентября заменил потерю знамя отнятием другого у неприятеля, которое теперь хранится при оном полку. О потере же своего, могу, как по рапортам, так и приказам, отданным в то время, Вашему Императорскому Величеству донести, что сей полк в сражении 8-го сентября, бывши во всех опаснейших местах и претерпев несравненно более других, только тогда потерял оное, когда подпрапорщик Щеголовитов, при жестоком и отчаянном нападении неприятеля, видя, что не мог спасти носимое им знамя, по приказание бывшего при знаменах прапорщика Богговута, от древки оторвав, обвил кругом себя и вместе с оным и помянутым прапорщиком погиб. Оставшиеся же 9 знамен в полку все изранены.

Остаюсь с глубочайшим благоговением.

Всемилостивейший Государь Вашего Императорского Величества

Вернейший подданный Генерал от Инфантерии граф Воронцов.”

Высочайший рескрипт на имя гр. Воронцова, от 7 Февраля 1800 г.

“Г. генерал-от-инфантерии граф Воронцов! Получил я донесение Ваше от 10 (21) генваря. Уважая предстательство Его Высочества Герцога Йоркского и свидетельство ваше в мужестве и сохранении дисциплины в Голландии во время сражения с Французами полков: гренадерского Завалишина, мушкетерских: Ферзена и Седморацкого, батальонов: Эриксона, Пузыревского и Митюшииа, уничтожаю незаслуженное ими наказание, позволяя употреблять по прежнему все бои, и оправдание их публиковано будет в газетах; гренадерской же Завалишина полк не только не потерпит ничего за потерю знамя, но даже в уважение оказанного им отличая взятием знамя у Французов, награжден будет новым, на котором написан подвиг заслуживающий cиe отличие, по заведенному Мною обычаю давать cиe тем полкам, которые в сражении отобьют неприятельское знамя. Сообщите cиe именем Моим Его Высочеству Герцогу Йоркскому, с утверждением, что доверенность и уважение Мое к нему сему причиною. Английскому же правлению объявите Мою признательность за сатисфакцию, данную нашему войску отрешением капитана Давсона от командования фрегата и наказание всех, кои чинили грубости Седморацкому полку во время перевоза его из Голландии в Жерзей”.

8 февраля 1800 года, последовал следующий Высочайший приказ: “Гренадерскому Завалишина (бывшему Бенкендорфа) полку жалуются новыя знамена, на которых означен подвиг, заслуживающий cиe отличие; ибо сей полк (находившийся в 1799 г. с генералом Германом в Голландии) только тогда потерял свое знамя, когда подпрапорщик Щеголовитов, при жестоком и отчаянном нападении неприятеля, видя, что не мог спасти носимое им знамя, по приказание бывшего при знаменах прапорщика Богговута, от древка оторвав, обвил кругом себя и вместе с оным и помянутым прапорщиком погиб.”

За тем Высочайший приказ 6 ноября 1800 года содержит в себе следующее :

“Исключенный из списков в числе убитых в Голландии гренадерского Данзаса полка прапорщик Богговут, который на месте сражения поднят замертво, обернутый в знамя, производится в подпоручики и определяется лейб-гвардию в полк Его Императорского Величества”. 


Д. Милютин "История войны 1799 г."

наверх

Поиск / Search

Ссылки / Links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн