Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Извлечение из журналов военных действий эскадры Сорокина. 1799 г.

КРАТКОЕ ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ЖУРНАЛОВ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ОТДЕЛЬНОЙ ЭСКАДРЫ, БЫВШЕЙ В 1799 ГОДУ ПРИ НЕАПОЛИТАНСКИХ БЕРЕГАХ ПОД КОМАНДОЮ ФЛОТА КАПИТАНА СОРОКИНА

В 1798 году Флота Капитан Сорокин, будучи Командиром Фрегата Михаила, находился при ФЛОТЕ, действовавшем тогда против неприятеля на Средиземном море, под командою Адмирала Ушакова, Вверенный К. Сорокину фрегат неоднократно был посылаем в особенные экспедиции, которые он выполнял с желаемым успехом. Когда же в 1799 союзная армия открыла действия свои в Верхней Италии, тогда от Флота, находившегося в Корфе, посланы были разные отряды и в Нижнюю Италию. Один из них, состоявший из четырех 50 пушечных фрегатов, одного брига, одной Сицилиянской корветы и 10 турецких лансонов, вверен был под начальство Капитана Сорокина, с предписанием идти к Неаполитанскому Королевству, обращенному тогда в Республику, и при берегах его, лежащих на Адриатическом море, делать всякие покушения; - сверх того стараться о соединении с приверженцами Королевскими, дабы действовать вместе, и тем озаботить Французский корпус, занимавший в то время сие Королевство. - В следствие сего повеления, К. Сорокин 2 апреля с вверенною ему эскадрою отправился к берегам Неаполитанским. На пути был он извещен достоверно, что союзная армия, под предводительством Генералиссимуса Графа Суворова Рымникского, в Верхней Италии нанесла сильное поражение Французской армии, и, что в следствие сего Французский корпус, под командою Генерала Макдональда, занимавший Неаполитанскую Республику, поспешно идет для соединения с главною своею армией, оставляя лишь малые гарнизоны в крепостях; к тому же уведомился он, что народ Heaполитанский находится в готовности соединиться с Россиянами, и ожидает к тому случая. При столь благоприятных известиях, самый попутный ветер споспешествовал К. Сорокину без потери времени, приблизиться к своему назначению, и не упуская случая, приступить к занятию в одно время двух крепостей, от которых зависело свободное завладение провинциею Лецци.

По сделанному К. Сорокиным распоряжению, отряжен был им флота Капитан Макшеев с мелкими судами, взять крепость Отранто; сам же Сорокин с фрегатами пошел к Бриндизи. Он приближился к сей крепости 6 Апреля с тем, чтобы тотчас оную атаковать и принудить к сдаче; между тем как фрегаты располагались начать атаку, при первых выстрелах с оных, спущен был с крепости флаг, который тот же час с ключами привезен был самим Комендантом к Начальнику эскадры. К. Сорокин немедленно высадил войска на берег, занял крепость и поднял Королевский флаг. В то же время донес ему Капитан Макшеев, что крепость Отранто сдалась без всякого сопротивления; причем доставлен был с сей крепости и флаг республиканский. - По взятии обеих сих крепостей, покорены были и прилежащие к оным провинции. В них устроен был надлежащий порядок, жители приведены под законную Королевскую власть, и с тем вместе приобретена от народа полная доверенность. Тогда, сдав сии крепости избранным по приверженности к Королю Комендантам, К. Сорокин вручил им и ключи оных, флаги же республиканские оставил у себя. Для точного наблюдения должного порядка в сих провинциях, оставлены были все мелкие суда, под командою флота Капитана Макшеева; сам же Сорокин с фрегатами из сих мест шел далее в параллель всего берега, и проходя прибережные замки и крепостицы, заставлял оные покоряться законной власти, По приближении эскадры к городу Бари, высланы были из оного депутаты, для принятия приказаний. На вопрос Капитана о положении крепости, отозвались сии депутаты, что за нее не ответствуют, по той причине, что гарнизону оной состоит из приверженцев к Республики и из некоторого числа Французов. Cиe побудило К. Сорокина всю ночь идти под всеми парусами, дабы при рассвете дня, быть под стенами крепости Бари. Когда эскадра с рассветом дня в порядке приближилась на надлежащую дистанцию к стенам, то на крепости спущен был флаг, и Комендант оной прибыл с флагом и ключами на фрегат Начальника эскадры; засим немедленно свезли войска на берег, и оными заняли крепость, и прочие главные посты города. К. Сорокин в тот же день издал соответственную прокламацию народу, который отвсюду стекался изъявить свою преданность законному Государю, и видеть своих избавителей. Эскадра несколько дней простояла в сем городе. В сие время занимались устроением внутреннего управления в прилежащих провинциях, и восстановлением Королевской власти, определением чиновников, преданных законному Государю. По приведении всего в порядок, К. Сорокин не умедлил занять крепость Барлету и все прилежащие города, и установить в оных должное устройство, а оттуда поспешил взять последнюю приморскую крепость Манфредонию дабы от сего пункта начать свои действия во внутренние провинции Неаполитанской Республики. К сему действию К. Сорокин особенно побужден был известием, что занимавший прежде того сии места Французский корпус Генерала Макдональда в Верхней Италии совершенно был разбит. В тоже время старался он предварительно занять тот пункт, при котором положено соединение с ополчением Кардинала Руффо идущего со стороны Калабрии.

Таким образом, по сделанному Капитаном Сорокиным плану, 5 мая занята была крепость Манфредония и все окрестные оной места, и народ вновь подвергся законной власти Короля.

Сии столь счастливые успехи возродили доверенность народа к Россиянам. Капитан Сорокин объявил намерение свое вступить во внутренние провинции, для покорения оных короне обеих Сицилий ожидая в том содействия и от жителей. Усмотрев готовность их, сформировал он батальон, состоявший из 600 человек матросов, канониров и большею частью морских солдат; к ним присоединились и охотники той страны; сие ополчение поручено было в команду флота Капитану Белли, и приказано было ему занять сперва город Фоджию (главное коммерческое место всей Апулии), и потом ожидать дальнейшего предписания, а между тем иметь сношение с полномочным Королевским Военным Комиссаром Meшару и стараться особенно о продовольствии войска.

9 мая отряд выступил, на другой день занял сей город, и расположился в окрестностях оного лагерем. Посланные от Капитана Сорокина прокламации произвели во всех местах желаемою перемену : повсюду истребилась мнимая вольность, и все признали власть законного Государя. К. Сорокин сам не умедлил приехать к войскам, осмотрел оные и узнав все обстоятельства, по согласию с Королевскими чиновниками, приказал им отправиться, не теряя времени, к тому пункту, в котором положено было соединиться с Королевским ополчением, и по соединении с оным, предпринять дальнейшие действия. Эскадру он расположил от Отранто до Манфедонии.

25-го Мая Российский отряд при реке Гарильяно соединился с сказанным ополчением и вошел в командование Кардинала Руффо. Народ с ревностию стекался под знамена своего Государя, и Королевское воинство вскоре умножилось до 40 т. человек.

Кардинал Руффо чрез полномочного своего, Военного Комиссара Meшару, известил К. Сорокина подробно о своем соединении, и о том, что в Неаполе нетерпеливо ожидают Россиян, и испрашивал согласия занять сию столицу, а чтобы произвесть более влияния, в народе, относительно содействия Российских войск просил по возможности оные умножить.

К. Сорокин, сообразив тогдашние обстоятельства и особенно то, что с занятием столицы и все Королевство должно покориться не теряя времени, из всех пунктов, где была расположена эскадра, отделил 200 вооруженных матросов. Они везены били на почтовых лошадях, именно для того приуготовленных, и чрез двое суток находились уже в Неаполе, и участвовали в деле, с прочими войсками. Между тем, в ожидании занятия Неаполя, эскадру соединил он при Манфредонии.

2-го июня Кардинал Руффо со всем воинством вошел в Неаполь беспрепятсвенно со стороны Французских войск; ибо Французы вошли в крепости, а защиту города предоставили Республике.

Занятие Неаполя происходило таким образом: Кардинал с воинством своим подошел к предместьям, и заняв оные, двинулся в город. По приближении: к мосту, называемому Магдалиною, который защищаем был поставленными на оном батареями, а со стороны моря канонирскими лодками, командующий Россиянами, флота Капитан Белли, решительно оный мост атаковал; сему последовало и все народное ополчение. Белли всю свою артиллерию направил против канонирских лодок, и меткими ее выстрелами в короткое время потопил нисколько из оных лодок, а прочие были прогнаны. Устрашенные сим республиканские войска рассеялись и оставили мост со всею бывшею на оном артиллериею. - В сем действии флота Капитан Белли отдавал справедливость командующим: матросами флота Лейтенанту Снаксареву, и артиллериею Унтер-Лейтенанту Туяни. Между тем другие народные колонны иным путем вошли в Неаполь. Кардинал Руффо оставался при Россиянах, и с оными также вошел в город, где встречен был депутатами от всех сословий; в то же время занял он своими войсками главные посты сего города, - За сим посланы были отряды войск для блокирования тех крепостей, в коих находились Французские гарнизоны, а сам Кардинал с Россиянами расположился в центре сей столицы, для установления надлежащего порядка. - Вдруг Кардинал извещен был, что 1300 республиканцев, скопившихся в предместье Портичи, решаются сделать нечаянное нападение на Россиян. Начальник оных войск Белли немедленно отрядил 130 солдат и я вооруженных матросов, под командою Капитана Александера и Мичмана Вакроста с, некоторым числом народного ополчения. Храбрый Капитан Алексрндер быстро настиг оную колонну в Портичи, неустрашимо атаковал оную, и в короткое время она была уничтожена взятием 500 пленных, одного знамени, 5-ти пушек и всего обоза. Последствием сего была сдача набережных крепостей Ново и Ловоу которые занимаемы были республиканцами.

Когда ж Кардиналом Руффо приведено было все в спокойствие, и установлена законная власть по всему Королевству; то Его Сицилийское Величество соизволил из Палермы прибыть в Неаполь, на эскадре Англо-Португальской, бывшей вод командою Вице Адмирала Нельсона, и с оной на другой день высажены были морские войска. При содействии оных, по маловременной осаде, сдались на капитуляцию крепости Сант Эльмо и Kaпуа, а Гаета одним Неаполитанским войскам, и таким образом в течение нескольких месяцев, Неаполитанская Республика была низвергнута, в вся страна сия покорена законному Королю Обеих Сицилий.

Когда ж Королевская власть повсюду восприяла свою силу, Капитан Сорокин, оставя высаженные войска в Неаполе, сам с эскадрою возвратился в Корфу, с тем чтобы о всем оном донести Главнокомандующему Адмиралу Ушакову, от которого всеподданнейше донесено было Его ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР Всемилостивейше соизволил пожаловать всех отличившихся в тех делах знаками отличия, а Капитана Сорокина удостоил наградить орденами: Св. Анны 2-го класса и Св. Иоанна Иерусалимского с значительным командорством сего ордена. Адмирал Ушкаков, изъявив свою признательность К. Сорокину, немедленно с тою же эскадрою отправил его в Неаполь к войскам, где Сорокин и оставался до самого того времени, когда, по Высочайшему повелению в Июле месяце 1802 года обращен был он на Ионические острова. Во все время его там пребывания содержал он столицу Неаполитанского Королевства, при всех тогдашних политических и военных переменах, в совершенном спокойствии, к полному удовольствию Его Сицилийского Величества.

N.N.


Записки опубликованы в журнале СЫН ОТЕЧЕСТВА ч. 69, СПб. 1821

наверх

Поиск / Search

Примечание

Примечание Издателя Отечественных записок:

Сия статья получена Издателями при следующем письме: "Читая 50 книжку Сына Отечества 1820 года, заметил я в статье: Критика на Записки Морского Офицера в продолжение кампании эскадры Вице-Адмирала Сенявина, на Средиземном море с 1805го по 1810й год) следующия слова об экспедиции, в Неаполе в 1799 году "Храбрый Белли был высажен со Флота Адмирала Ушакова в Бриндизи. Белли с 500 матросов неожиданно явился пред Неаполем в виду 10.000 Французов, сорвал передовые посты, взял на мосту две пушки, и напал на авангард; в cиe время Кардинал Руффо вооружал чернь, неприятель отступил и заключился в крепость." Таковая несобытность заставила меня прочесть сказанные Записки, и в оных не нашел я ничего иного, кроме помянутого описания, которое показывает, что 500 матросов могли устрашить 10 тысячный Французский корпус, так, что, оный, оставя свое место, принужден был заключиться в крепость, при чем Кардинал Руффо будто бы имел возможность, в тоже самое время между волнующимся народом вооружить чернь! Напротив того: сей Кардинал не тогда, а в продолжение некоторого времени составил ополчение из жителей Калабрийских провинций, которые оставались приверженными к Королю, а другое ополчение составлено, было из жителей покоренных провинций нашею эскадрою, которая действовала при берегах Неаполитанского Королевства, и увенчалась незабвенною славою. Сие тем славнее для нас, что все оное произведено было без всякого участия других союзных войск, находившихся тогда в сих краях. Эскадра наша успела приобрести общую доверенность жителей всего Королевства; а по совершении сего в короткое время могла низпровергнуть введенное там Французами республиканское правление, и все Королевство покорить законной власти Короля обеих Сицилий. Хотя некоторые статьи о сей экспедиции помещены в журналах, изданных о бывшей в Италии 1799 году кампании; но как Издатели оных не могли иметь точных сведений о всех тогда бывших происшествиях в сем Королевстве, то они и оставались в неизвестности. Сказанное же в Записках Морского Офицера, могу сказать, весьма далеко от истины. Я имел счастье в то время служить на эскадре которая тогда была под начальством Флота Капитана Сорокина (Господин Бёлли был командиром одного из фрегатов, оную эскадру составлявших): в моих руках были все документы, относящиеся до сказанной экспедиции, а посему, не входя в дальнейшие о той кампании подробности, решился я написать краткое о них известие. Препровождая оное к вам, покорнейше вас прошу поместить оное в издаваемом вами Журнале. N. N.

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн