Итальянский поход 1799 г. Документы.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Реляция Суворова о военных действиях с 24 мая по 10 июня 1799 г.

Реляция А. В. Суворова Павлу I о военных действиях с 24 мая по 10 июня и о сражении при Треббии

1799 г. июня 19.
Александрия

Эрц-герцог Карл меня уведомляет, что он майя 24-го (июня 4) числа атаковал французского генерала Масена в стороне Цюриха и разбил. Урон неприятеля состоял в убитых больше одной и пленных больше двух тысяч. На другой день было рекогносцирование и на 3-й, 26 майя (6 июня), приступил он там к французским ретраншаментам, нашел их оставленными с 25-ю пушками, которыми овладел и занял Цюрих. Французы отступили к Берну, после чего он отрядил генералов Бей[я] и Елашица с 12-ю баталионами и нечто кавалерии к Лаго ди Люцерно для совокупной операции с командующим в части Сент-Готарда, с здешним генерал-фельдмаршалом-лейтенантом графом Гадиком, и покорения малых кантонов. Он имел повеление от римского императора, чтоб корпусом генерала Гоце Гадика сменить, но Гоце отозвался, что он от эрц-герцога на то Предписания не имеет. Тако по смене, как Гадик должен был Прибыть к нам с войсками близ 15 000, не можно было от него взять сюда, кроме малого числа, и оставить его там с 10 000 и от того терпеть здесь в войсках знатной недостаток. Генерал-лейтенант Римский-Корсаков по его отзыву был 28-го майя только у- КраковаГенерал-лейтенант Римский-Корсаков, сменивший генерала Нумсена, вел на театр военных действий третий корпус русских войск численностью 27 000 человек.. Марширует очень тихо, чем все здешние дела подвергаются опасности. Внутри Франции неприятель собирался к здешним границам. Гадик действовал против [К]сантраля и Лекурба превосходно, в общих силах с эрц-герцоговыми Бейем и Елашицом, без примечательного в постах тамошних гор.

Получено верное известие, что неприятели всеми силами из Тосканы, Романии и Генуэсских гор к Савоне соединяются с намерением итти для освобождения Мантуи. Для осады Туринского замка и хранения города оставлен был генерал Кейм с 9-ю баталионами, 6-ю эскадронами императоро-королевских войск и 2-мя полками казаков. 30-го майя из-под Турина армия выступила в поход чрез Асти к Александрии, куда прибыла 1-го июня. За великою грязью от дождей отстали понтоны, потом наведен был мост чрез Бормиду. Под Александрией оставлен был генерал граф Бельгард с 9000 императоро-королевских войск. Все горские отряды к Нови и Кунио собраны были.

План сражения на р. Треббия 1799 г. - Alison's Map (1850) of the Battle of Trebbia 1799

4-го июня тяжелые обозы отправлены были, чтоб перейти за реку По при Мезано-Корте, где сделать при 4-х орудиях у мосту укрепление. Армия перешла чрез понтонный мост на Бормиде и выступила на Кастель-ново-ди Скривиа, Вогеру, Кастель-Сент-Жиовани и, отошед малую милю, на реке Тидоне встретились с неприятелем. Сей шел от Сестрии на Болонью [и] Модену, где напал всеми силами на состоящего там в 3000-х от Мантуанского корпуса генерала графа Гогенцолерна, которой с потерянием половины его людей и нескольких пушек, учиня вящшей вред неприятелю, у которого был убит генерал Форесци и, взявши при одном полковнике пленных, пробился насквозь. Неприятель состоял под предводительством Макдоналя с его, так называемою, неаполитанскою армиею, в двух дивизиях: Руска и Оливье, Монтришарда с Тосканскою дивизиею, Домбровского с его поляками и дивизиею Виктора от армии Моро, всего в 28 000. Наша армия имела до 22000 под начальством генералов: Розенберга и Меласа. От Модены неприятель продолжал свой поход на Парму, где забрал герцогской баталион; сей после того вскоре разбежался на Пиаченцу и 6 числа с 16 000 наступил на генерала Отто, стоявшего на Тидоне с 5000 императоро-королевских войск.

Отт уже уступал, как передовые наши войски приближаться начали. Полки казачьи Грекова и Поздеева ударили неприятеля в левой фланг и вслед за ними генерал-майор князь Горчаков с полками Семерникова, Молчанова и двумя гранодерскими баталионами атаковал их правой фланг. Здесь Фрейлихов баталиои, перешедши ров, сразился на штыках, протчие 5 баталионов его команды к тому баталиону примкнули и соединились с Оттом к правому крылу. Между казаков и пехоты на правом крыле был полк Карачая драгунской, а на левом тож полк Левенера. Российская часть под генерал-майором князем Багратионом вступила в линию после, как значит на плане, и много к успеху поражения соучавствовала. Близость неприятеля построению всей линии препятствовала, но части войск как приходили, так скоро атаковали неприятеля более холодным ружьем. Баталия с Оттом началась с 3-го часу пополудни, и по приходе передовых войск в 4 часа продолжалась до 9 часов ночи. Неприятель был побежден. Убито его до 600 человек, взято в полон 400. Он отступил к реке Треббия, мы остались на Тидоне. Багратион с его частию перешел на правое крыло. Между тем прибыли протчие войски.

7-го числа пополуночи в 10 часов перешла армия тремя колоннами вброд чрез Тидону. Перешед полторы мили, увидела неприятеля, стоящего по сю сторону реки Треббии уже во всех его 28 000. Все сии местоположения изрыты частями рвами сухими, как водяными, и наполнены шелковичными и иными деревьями. Армия стала в боевой порядок, что значит на плане.

Как войскам надлежало обходить трудные места, то не прежде, как в час пополудни, князь Багратион с 6-ю баталионами, Карачай с 4-мя эскадронами и казачьи полки Грекова и Поздеева быстро атаковали холодным ружьем 7000 пехоты и кавалерии, до тысячи левого неприятельского крыла и опрокинули. Неприятель потерял убитых более 500, две пушки и одно знамя; пленено Багратионом поляков 600 при двух полковниках и адъютанте Дембровского, после чего неприятель усилился до 15 000. А как Розенберг с частию генерала-лейтенанта Повало-Швейковского подкрепил князя Багратиона, то совокупно сбит неприятель за реку Треббию; оставил всего на месте 800 человек и взято еще 400 в полон. 2-я колонна под командою генерала-лейтенанта Ферстера шла на неприятельской центр. Впереди ее 1/4 мили казачей Молчанова полк и эскадрон Левенера встретились с неприятельскою превосходною кавалериею, подкрепляемою несколькими стами стрелков. Ферстер отрядил полковника Лаврова с двумя ротами пехоты для усиления нашей конницы. Наши сего неприятеля сбили до реки, он потерял человек 100 убитых и в плен досталось несколько десятков. К сему месту умножилась неприятельская кавалерия; Ферстер прислал наших подкрепить генерала-майора Тыртова с одним с половиною баталионом и двумя пушками, кои, как скоро стали вредить неприятеля, то он вывел чрез интервалы пехоты тысяч до 2-х под прикрытием с того берегу нескольких пушек. Ферстер прибавил еще при генерале Барановском 2 баталиона и сам с 5-м баталионом туда же прибыл, оставя 6 в резерве. Сражающейся тут неприятель, имевши прежде пехоты 2000, усилился с левого его крыла половинным числом пехоты до 10 000. Ферстер атаковал холодным ружьем, опрокинул и сбил неприятеля чрез реку; он оставил на месте до 400 человек, и до 50 в полон. Пальба пушечная и ружейная с обоих берегов продолжалась до 11 часов ночи.

3-я и левая колонна под командою генерала от кавалерии Меласа, состоящая из дивизиев Отто и Фрейлиха, кавалерии 14 эскадронов, и полк казачей Семерникова атаковали неприятельское правое крыло, состоящее из 10000 человек. По жестокому бою чрез час неприятель был поражен и отступил за реку, Потерял убитыми 800 человек, пленными до 700. Сильная пальба на обоих берегах продолжалась, и баталия всюду кончилась за час до полуночи. Армия наша отдыхала на месте по сю сторону Треббии с намерением перейти оную на другой день [и ударить] на неприятеля, которой остановился на противном берегу.

8 числа июня произошла 3-я баталия, как явствует на плане, кровавее прежних. Она началась в 10 часов утра. Неприятель перешел Треббию, наступил на все наши части армии, имевшей прежнюю позицию. Первее встретил неприятеля штыками князь Багратион с шестью баталионами, и правее его полк кавалерии Карачая, казачьи Грекова и Поздеева, а на левом драгунской Лобковица дивизион, також холодным ружьем, и чрез час сбили неприятеля за реку. Тут убито у него до 600 человек, пленено офицеров 29, нижних чинов до 400; взяты: одна пушка и знамя. Неприятель паки переходит чрез реку на нашу сторону и атакует влеве от Багратиона полки Розенберга, Швейковского и баталион Дальгейма, в двух колоннах. Генерал Дальгейм не дал неприятелю выстроиться и его баталионом ворвался в неприятельскую против себя колонну, разорвал и опрокинул, причем убито у неприятеля 300, пленено 2 капитана и больше 50 рядовых и взято одно знамя. Сам Дальгейм был ранен. Генерал Розенберг атаковал неприятеля в линии, сломил и прогнал. Он оставил на месте до 200 [человек], в плену капитана 1-го, офицеров 2-х, 180 нижних чинов и одно знамя. Швейковского полк здесь подкреплял. Два раза прогнанной неприятель на ту сторону перешел опять реку и ударил на левой фланг Дальгейма; но Багратион и полк Розенберга обратились вмиг к тому месту и уже неприятеля конечно поразили. Он побежал в третей раз на ту сторону, оставил на месте до 500, пленных до 100 и уже больше оттуда не возвращался.

На центр наш, под командою генерала-лейтенанта Ферстера, под сильною своею канонадою наступил неприятель многолюднее, но на сем берегу вмиг принят был штыками как саблями Левенера; на обеих флангах брошен в реку и больше не возвращался. Потерял 200 убитых и до 100В книге Фукса-400 убитых и до 120 пленных пленных при 6 офицерах.

На левом нашем крыле Мелас, усмотря движение неприятельское, встретил его большим огнем из пушек, но он с большим стремлением перешел Треббию с двумя тысячами кавалерии и двумя колоннами пехоты. Генерал принц Лихтенштейн [c] 8-ю эскадронами не только в его кавалерию, но и в подкрепляющую её пехотную колонну врубился, низложил: 1-й до 300 и последней до 100, взял в полон до 400 человек больше пехоты под ним лошадь убита.

2-я неприятельская колонна долго не стояла: один баталион и 4 эскадрона ее стеснили, брося в реку, и от сей части прогнанный неприятель на тот берег уже более ничего не предпринял, оставя убитых на месте до 200-х человек и пленных 150 при 3-х офицерах. В 6 часов пополудни кончилась сия 3-я жестокая баталия. Пушечная ж пальба всеместно продолжилась до ночи. Генерал-майор Чубаров от стороны Нови прибыл к армии с 3-мя баталионами.

Мы намерены были на другой день 9-го июня, перейдя Требию, неприятеля атаковать, но он в той же ночи ретировался. Мы двумя колоннами пошли за ним в погоню.

В последствие наших побед левая Меласова колонна, шед на Пиаченцу, захватила там неприятельских раненых дивизионных обоих генералов, так называемой Неаполитанской армии, Оливье и Руска: они увольнены в домы на пароль с разменом; бригадных генералов Сальме и Камбре; полковников 4-х, штаб и обер-офицеров 350; нижних чинов 7183. Правая колонна Розенберга, отошед 3 мили, повстречалась с неприятельским арьергардом. Генерал Чубаров в голове колонны с 3 баталионами и подоспевшим Розенберговым полком гнал сей за реку Нура, и милю за оную, во рвах и лесах стеснил. Чады Павловы ударили в штыки! 400 скололи, протчие били шамад и сдались в полон в числе двух полковников, 1-го подполковника и 26 офицеров; нижних чинов до 1000, лутчих армии французской солдат, в коих числе был частью их отличной старинной полк Оверни. Взяты Чубарова полком: пушка 1, знамя 1 и Розенберговым два знамя. Тут же Карачаевы драгуны врубались и взяли одну гаубицу и одну пушку. Казаки отбили их обоз, равно кавалерия Меласовой колонны тож обоз отбила.

Уже мы 10-го числа были паки в походе одну милю за бежавшим стремглав неприятелем, как нечаянно дошло известие, что Пуап с Генуэсским, так называемым Лигурским легионом, в 3000 сближался к нашим, позади следующим, обозам, и что за ним идет Моро. Сие принудило нас оставить дальнюю погоню и обратить внимание назад. Обозам велено поспешать, и для закрытия их послано 3 казачьих полка. Сей генерал Пуап по приказу Магдоналя должен был на последней баталии зайти в наше Правое крыло; токмо опоздал и до встречи с казаками ушел назад; повстречался с генералом Велецким, шедшим от Бобио с его баталионом, и оной окружил. Велецкой ударил на него в штыки, потерял убитыми 23 человека и ранеными 46. Сам убил у него 500 человек, взял в полон 103, протчих разогнал. Того числа генерал Отт, следуя за неприятелем, взял у него 120 [человек]В книге Фукса-200 человек. в полон. Генерал граф Гогенцолерн с отрядом от стороны Мантуи занял Парму и там 200 [человек] раненых французов. Також из разных мест приводили непрестанно по нескольку пленных из рассеянных.

Неприятель ретировался чрез Парму и Реджио, преследуем до сего места генералом Оттом, далее к Генуэсским горам.

На всех сих поражениях оставил неприятель на месте убитыми больше 6 000 человек; в плену на полевых боях 5 085, раненых в Пиаченце 7 183; всего в плену: 4 генерала, 8 полковников, штаб и обер-офицеров 502; нижних чинов 11 766; знамен 7, пушек 6 и столько же сих ими увезено. Макдональ и Домбровский легко ранены. У последнего было поляков больше 2 000, осталось за 300.

Наш урон простирается, российских убито: подполковник Кащенков, обер-офицеров 4, нижних чинов 675; ранено: генерал-лейтенант Повало-Швейковской, генерал-майоры Дальгейм и князь Багратион контузиями; полковники Ломоносов, Хвицкой, Виге, подполковник Семерников, майоры: Буланин, Рахманов, Зальцер, Белокопытов и Кохановский, обер-офицеров 35, нижних чинов 2 041. Импврятор[ск]о-королевских убито: обер-офицеров 10, нижних чинов 244, ранено штаб-офицеров 8, обер-ефнцеров 79, рядовых 1 816.

Лагоц, бывший офицером нмператор[ск]о-королевским, потом французским генералом, ныне, восставши против их, уведомлял меня, что он в Неаполе и иных странах набрал инсургентов, в том числе довольно неаполитанских регулярных солдат, 22 000, с которыми он к Адриатическому морю имел разные сшибки с французами: бил их и пленил и взял несколько пушек. Он обретался в стороне Анконы, где содействовал с десантами нашего флота. По выступлении нашем от Александрии предписано было остающемуся там генералу графу Бельгарду при первом сближении неприятеля снять блокаду Тортоны, дабы обретающиеся для сей там войска не подвергать опасности и демолимолировать несколько бастионов. Моро, как скоро сведал о нашем походе, пошел с собранным им всем войском до 10 000, в том числе 1000 генуэзцев на Бокету, Нови, чрез Тортону, которую опорожненную занял и стал на левом боку Бормиды при Сенжульяне и Маренго. Бельгард, перешед мостом чрез Бормиду, не дождавшись всех войск, возвращающихся к нему от гор, его атаковал бесплодно и, хотя мог причинить вящей вред в убитых неприятелю, но сам потерял до 1000 человек, в том числе превосходно взятых им самим в плен. После того Моро никаких покушений не делал.

Армия от Пиаченцы возвратилась к Александрии, уже Моро там не застала: он о всех побиениях Макдоналя уведомлен был и убрался с лишком за сутки чрез Тортону, Нови, паки в свои горы. Легкие войски за ним гнали и забрали только задних до 10 человек. Макдональ убеждал Моро неоднократно, чтоб с ним соединиться и ободрял тем свою армию; но сей лучше рассудил итти на Александрию, а потом хотя и на Турин. Передовой генерал Чубаров занял Тортону, причем из замка от неприятеля убит подполковник Бешенцов, и паки сей обратил в блокаду. Он сменен генералом Алькаини с императоро-королевским войском.

По отверстии траншеи 31-го майя, совершении параллели и открытии батарей, 7-го июня началось сильное бомбардирование из 117 пушек на Туринской цитадель под дирекциею искусного инженера российского, полковника Гартинга. Сие бомбардирование нам учинило великий вред в подорвании многих с вещами там магазинов и одного порохового погреба. Сие принудило гарнизон поспешить к сдаче. По капитуляции, на рассвете 9-го июня, Фиорелла и другой генерал Ла-Ланс вышли с 2790 человеками и генерал Кейм, командующей в Турине, ввел [войска] место их. Нижние чины на размен препровождены к ближним французским постам, генералы и офицеры на размен же, но остались в плену нашем в [по]ручительстве за прочих.

С нашей стороны при осаде убито 20, ранено 29 человек. В числе последних легко сам Гартинг. В нашей Туринской цитадели [найдено] медных мортир 148, 384 пушки, 30 гаубиц, 40000 (но от бомбардирования много поврежденных) ружей, 50 000 В книге Фукса 40 000 пуд пороху, снарядов несчетное множество.

Артиллерия доставляется из Турина водою для осады Александрийского замка, а потом Тортонского, ежели время и надобность допустит.

Его императорское римское величество повелевает формировать 6 тамошних баталионов с половиною своих и их офицеров.

По сему и иным делам много мне ходатайствовал у Венского двора чрезвычайный посол граф Разумовской, которого осмеливаюсь всеподданнейше повергнуть в высокомонаршую вашего императорского величества милость.

Его императорское высочество благоверный государь и великий князь Константин Павлович из усердия к пользе общего блага быстро привел с неутомимостью 6-го числа июня передовые вашего императорского величества войски, внушая им храбрость и расторопность, командировал на левой фланг для подкрепления князя Горчакова и тем весьма способствовал к одержанию победы. Находящихся при его императорском высочестве благоверном государе и великом князе Константине Павловиче генерал-майора Сафонова, полковников Комаровского, Ланга, порутчика Озерова и камер-пажа Храповицкого, из усердия и ревности бывших в сражениях, повергаю в высочайшую милость вашего императорского величества.

Отличившихся в делах против неприятеля осмеливаюсь повергнуть в высокомонаршую вашего императорского величества милость: генерала от инфантерии Розенберга, способствовавшего в разбитии неприятеля хорошим его рассмотрением, которой везде где надобность требовала, подкреплял с успехом; три лошади под ним ранены; генералов-лейтенантов: Швейковского, Поражавшего неприятеля храбро; под ним лошадь убита и получил контузию, но, не взирая на то, командовал до окончания баталии. Ферстера, которой храбро поразил неприятеля, покушавшегося его сбить, и прогнал два раза за реку Треббию; генерал-майоров: Тыртова, храбро поражавшего с баталионом неприятеля штыками, Дальгейма, которой ударил с баталионом в неприятельскую колонну штыками, смешал ее, обратил в бегство и поразил до 300 человек, где и ранен контузиею; князя Горчакова, которой усилившегося на левом фланге неприятеля опрокинул с казаками и двумя гранодерскими баталионами и, поражая его холодным ружьем, гнал до реки Тидоны. У него шляпа пулею пробита; Милорадовича, которой, командуя двумя баталионами, атаковал неприятельскую пехоту, опрокинул ее и гнал за реку Треббию, поражая штыками, пленил при 2-х офицерах до ста рядовых; Чубарова, которой во время погони за неприятелем весьма отличиил[ся] расторопностью, мужеством и рачительностию, отбил пушку и знамя; Барановского, поражавшего неприятеля с неустрашимостью; Велецкого, храбростию своею весьма отличившегося , которой баталионом быстро ударил на неприятеля штыками, разбил его и рассеял; князя Багратиона, мужественно отличившегося во многих случаях, как и в сих победах поражавшего неприятеля с неустрашимостию, отбил

3 пушки и два знамя и тем много способствовал победам.

О отличившихся же в действиях против неприятеля всеподданнейше подношу у сего список.

Служащих при мне и трудящихся денно и ночно: подполковника Кущникова, майора Румянцева и штабс-капитана Ставракова, которые посылаемы от меня были во время баталиев с приказаниями и исполняли с отличным рвением и расторопностию, осмеливаюсь повергнуть во всевысочайшую вашего императорского величества милость

граф Александр Суворов-Рымникский

ЦГВИА, ф. 26, оп. 152, д. 532, лл. 46-61, подлинник. Частично опубл. с копии в сборнике "Генералиссимус Суворов", стр. 251-257, и полностью, с некоторыми отклонениями от текста подлинника, Е. Фукс, Ч. II, стр. 434-455.

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн