Итальянская кампания Суворова 1799 г.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Встречное сражение на р. Треббия 1799 г.

Полковник А. Н. Боголюбов

Преследуя остатки французской армии Моро, отступающей к р. По, Суворов предполагал в дальнейшем частью сил добить эти остатки, а главными силами направиться на Тоскану, против армии Макдональда.

Вся военная деятельность Суворова проникнута основной идеей — уничтожать живую силу врага и не тратить сил и средств на осаду крепостей. Такая стратегия приходилась не по вкусу боязливому австрийскому гофкригсрату и австрийскому императору Францу. Все предложения Суворова по плану ведения операций встречали отпор из Вены. Присылались новые инструкции, приказывавшие Суворову действовать только в пределах севернее р. По.

Но полководец Суворов был не из тех, кто довольствуется ролью пассивного орудия в руках других. Раз взявшись за дело, он вкладывал в него всю свою энергию, все свои силы и знания. Ставя себе определенные цели, он выполнял их, несмотря ни на какие препятствия.

После сражения на р. Адда Суворов поставил себе целью не допустить соединения французских армий Моро и Макдональда и, преодолевая рогатки австрийских правителей, смело шел к выполнению этой цели.

Схема 8. Группировка и планы сторон к 25 мая 1799 г.

К началу мая 1799 г. в результате стремительных действий Суворова в Северной Италии во власти французов остались только осажденные крепости Мантуа, Кони, цитадели Тортона, Алессандрии, Турина.

29 апреля Суворов получил категорический приказ из Вены о том, чтобы ограничиться покорением Мантуа и охраной завоеванного.

Этим же приказом еще больше сужались и функции Суворова как главнокомандующего.

Из его ведения, под предлогом помощи в работе, были окончательно изъяты вопросы снабжения войск продовольствием и фуражом. Эта задача возлагалась, по совместительству, на командующего австрийскими войсками суворовской армии ген. Меласа (по договору между Россией и Австрией русские войска, действовавшие в Италии, должны были довольствоваться из австрийских магазинов).

Это ограничение деятельности Суворова было зародышем тех больших осложнений, которые через несколько месяцев создали для русских войск в Швейцарии исключительно тяжелое положение, из которого Суворов вышел с честью.

Воспользовавшись в полной мере победами Суворова, сумевшего в короткий срок разбить французскую армию Моро и занять северные области Италии, австрийские правители решили всячески мешать Суворову в его дальнейших действиях и создать такие условия, при которых суворовская армия обрекалась на пассивность и бездействие. По существу, это была политика выживания русских войск из Италии и ставка на самостоятельные оборонительные действия против французов, если бы они решили вновь перейти в наступление. Австрийцы, зная Суворова, полагали, что только таким путем его можно выжить и отстранить от командования.

Доказательством этих намерений служат и такие мероприятия, как приказ австрийским генералам суворовской армии доносить о своих действиях непосредственно в Вену и отдача боевых приказов австрийским генералам прямо из Вены, минуя Суворова.

Все эти уколы австрийцев раздражали Суворова, тормозили его работу, обрекали на бездеятельность.

Предоставленный самому себе в этой неравной скрытой борьбе, Суворов тем не менее не сдавался, выискивал различные способы перехода к инициативным наступательным действиям и осуществлял их.

Поставленный во главе 100-тысячной армии, Суворов фактически распоряжался половиной этой армии, остальная половина распоряжением гофкригсрата была разбросана по отдельным крепостным районам к северу от р. По, и она или осаждала месяцами крепость, или бездействовала.

Суворов неоднократно пытался собрать эту армию в единое целое, предлагал реальный план ее использования, но все эти попытки не увенчались успехом.

Учитывая фактическое положение дел, Суворов единственно надеялся на своих родных “чудо-богатырей” и поэтому всегда держал их при себе, берег их для решительных операций и не расходовал на осаду крепостей.

К сожалению, русских войск к началу мая 1799 г. у Суворова было всего около 20 000 чел.; остальные русские корпуса — Римского-Корсакова, Ребиндера и принца Конде (около 35 000 чел.) — только что перешли границу России и двигались к Кракову. Неясен был еще вопрос об оперативном направлении корпусов.

Между русским и австрийским правительствами шли ожесточенные споры по вопросу об использовании этих войск.

Но независимо от результатов дипломатических переговоров, войска эти могли прибыть на театр военных действий только в августе, и поэтому Суворов на ближайшие операции в расчет их не принимал.

Вынужденный разбрасывать войска, несмотря на “рогатки” со стороны австрийцев, он ухитрялся создавать такую группировку войск, которая обеспечивала ему маневренность, достаточную ударную силу и возможность предпринимать операции с решительной целью.

Общая обстановка к концу мая 1799 г.

В середине мая французская армия Моро, разбитая и потрепанная в боях на pp. Адда и По, отошла на побережье Генуэзского залива, в район Генуи, где пополнилась, отдохнула и, собрав около 25 000 войск, могла при удобном случае вновь перейти в наступление.

В то же время и неаполитанская армия Макдональда (30 000 чел.) сосредоточилась в районе Пистоя, Лукка, Сарзана и готовилась в наступление. Первоначально предполагалось перевести армию Макдональда на судах в Геную и оттуда перейти под командованием Моро в наступление на Алессандрию, с задачей отбросить суворовскую армию на север за р. По.

Этот проект не получил утверждения. Был выработан новый план. Сущность его заключалась в следующем: суворовскую армию окружить и уничтожить к югу от р. По.

Для этого: главный удар наносит армия Макдональда в общем направлении на Модена, Парма, Пиаченца, Тортона; вспомогательный удар наносит армия Моро с юга в общем направлении на Тортона с целью привлечь на себя главные силы суворовской армии; если же Суворов решит драться в первую очередь с Макдональдом, то задачей Моро будет удар по тылам суворовской армии.

Этот план был утвержден и согласован между командующими. В целях скрытности маневра французских армий и использования в полной мере элемента внезапности были использованы все средства, чтобы ввести Суворова в заблуждение в отношении плана действий французов. Через местных жителей и разведчиков распускались ложные слухи о прибытии кораблей из Франции в Геную и высадке там войск, о перевозке войск с восточного Генуэзского побережья, о совместном наступлении Моро и Макдональда от Генуи в общем направлении на Турин. Эти слухи “подкреплялись” донесениями от войск, особенно австрийских. Французы предпринимали активные демонстративные вылазки из обложенных крепостей и цитаделей Турина, Алессандрии и Тортона; отдельные слабые французские отряды создавали видимость наличия значительных сил западнее Турина в Пьемонта.

Нужна была суворовская прозорливость, чтобы, правильно разобраться в действительных намерениях противника. Нужно было искусство предвидения, умелого анализа обстановки, для того чтобы в этих сложных условиях принять решение.

Обстановка осложнялась еще и тем, что как раз в эти дни австрийский гофкригсрат требовал ускорения взятия крепости Мантуа и не разрешал Суворову отвлекать войска для других целей. Положение русско-австрийских войск, номинально находившихся под командованием Суворова, к 29 мая было следующее:

1. На фронте Чортов мост (Швейцария), С. Готард, Бард против французской армии Массена действовал отряд Гадика — 16 000 чел.

2. Русский корпус Розенберга и отдельные австрийские части находились в районе Турин — 21 700 чел.

3. Дивизии Фрелиха и Вукасовича (7 900, чел.) — в районе крепостей Кони и Чева.

4. Русская дивизия Повало-Швейковского, отряд Чубарова, австрийские отряды Алькаини и Секендорфа были в районе Алессандрии, Тортона, Нови, имея передовые части к югу от Нови (всего около 11 000 чел.).

5. Австрийский корпус под командованием Края (около 20 000 чел.) осаждал Мантуа.

6. Австрийский отряд Отта (6 000 чел.), Гогенцоллерна (4 500 чел.), Кленау (4 500 чел.) обеспечивали с юга действия осадного корпуса Края и находились в районе Болонья, Модена.

7. К исходу 30 мая в район Алессандрии должен был прибыть отряд Бельгарда (8 200 чел.), снятый Суворовым вопреки гофкригсрату с северного участка.

Таким образом, из 100 000 чел. русско-австрийских войск, разбросанных к северу и югу от р. По, Суворов в районе Турин, Алессандрия имел около 50 000 чел., которыми он мог распоряжаться и маневрировать.

Получая самые разнообразные сведения о действиях противника со стороны Генуи и не имея никаких данных о группировке противника к югу от Модена, Суворов тем не менее решает предварительно, до уточнения обстановки, сосредоточить главные силы армии в район Алессандрии, с тем чтобы, в зависимости от действий противника, принять окончательное решение: или броситься на юг, в направлении: Генуи, если главные силы французов будут наступать оттуда, или на восток, на Парма, если противник окажется там.

В этом предварительном решении сказывается гениальность русского полководца А. В. Суворова. Не дав ввести себя в заблуждение противоречивыми сведениями о противнике, Суворов, несмотря на сковывавшие его по рукам и ногам указания австрийского гофкригсрата, саботаж в довольствии войск со стороны австрийских интендантов, нашел силы и средства создать такую группировку войск, которая обеспечивала ему свободу действий то в одном, то в другом направлении.

Многие “историки”, изучающие деятельность Суворова, приписывают ему слишком доверчивое отношение к всевозможным слухам. Это не соответствует действительности. Суворов, как никто другой, обладал умением делать правильные выводы хотя бы и из неправильных данных и своевременно обеспечивать себя от неожиданностей. Эти качества Суворова достойны восхищения, если учесть, что он проявлял их в обстановке интриг, трусости австрийцев и разноречивых слухов. Суворов обстоятельно оценивал обстановку, делал правильные выводы и принимал решения.

В то время, когда французы начали выполнять задуманную операцию, Суворов только что приступил к сосредоточению армии в район Алессандрии, имея только ориентировочную наметку для дальнейших действий в связи с отсутствием более или менее точных данных обстановки.

У Суворова не было сомнений в том, что он разобьет противника по частям или в целом, если тот окажется в одной группировке. Эта уверенность обеспечивалась сосредоточением своих войск, стремительностью действий и наличием 20 000 чел. отважных русских войск, не знающих поражений и умеющих ходить “семимильными” шагами. И, наконец, предвидя в ближайшее время решительное сражение, Суворов принимает ряд мер по усилению своей главной группировки. Он приказывает дивизии Отта (6 000 чел.) к исходу 1 июня сосредоточиться в Пиаченца, требует, чтобы осадный корпус Края, оставив небольшие силы для наблюдения за Мантуа, главные силы направил на Алессандрию; организует запасы продовольствия в магазинах, обеспечивает за собой переправы через р. По. Эти мероприятия, ярко выражая основную идею — разбить живую силу врага, показывают, как тщательно Суворов подготовлял операцию и как глубоко он понимал обстановку. Австрийские генералы, в особенности командующий осадным корпусом под Мантуа ген. Край, продолжали чинить Суворову всякие препятствия.

Приказание Суворова — оставить для наблюдения за Мантуа необходимые силы, а остальным войскам Края следовать к Алессандрии — не было выполнено; больше того, части, следовавшие мимо Мантуа к Суворову, Край задерживал и присоединял к себе. Он не понимал обстановки и, получая приказы из Вены, чувствовал поддержку гофкригсрата. Если бы план французов удался и Суворов был бы разбит, Макдональду и Моро потребовалось бы не много усилий, чтобы уничтожить корпус Края под Мантуа.

Впоследствии мы увидим, что даже в решительном сражении на р. Треббия ген. Край не ударил палец о палец для того, чтобы помочь Суворову в его трудной борьбе.

В таких условиях приходилось Суворову вести борьбу с силами противника, более организованными, дисциплинированными и обученными.

Изучая деятельность великого русского полководца Суворова в Италии в 1799 г., никогда не следует упускать из виду отношение к нему австрийского правительства и австрийских генералов, подчиненных Суворову. Это отношение везде и всюду служило величайшим тормозом в деятельности Суворова. Такова закономерная природа буржуазных коалиций. Иначе и быть не могло. История оставила нам несколько примеров, когда войска буржуазной коалиции объединялись на время под единым командованием. Все эти попытки объединения рано или поздно заканчивались неудачей. Так было с Суворовым в 1799 г., с Наполеоном — в 1812 г., с Жоффром, Нивелем, Фошем, Хейчем — в мировую войну 1914–1918 гг.

Тем не менее Суворов умел в труднейших условиях добиваться побед. Исключительно поучительным с точки зрения оперативного искусства Суворова является встречное сражение 7 — 8 июля 1799 г. на р. Треббия.

План французов. Бой у Модена

Во исполнение плана операции по уничтожению суворовской армии французские командующие Моро и Макдональд приняли решение:

1. Армия Макдональда (около 36 000 чел.) выступает 29 мая утром в общем направлении на Модена, Реджио, имея следующую группировку:

Правая колонна — дивизия ген. Монтришара (5 800 чел.), дивизия ген. Рюска (5 900 чел.) — двигается в общем направлении на Болонья.

Средняя колонна — дивизия Оливье (5 000 чел.), за ней дивизия Ватрень (5 700 чел.), слева — бригада Сальма (3 000 чел.) — наступает в общем направлении на Модена.

Левая колонна — дивизия Домбровского (3 500 чел.) — следует в направлении на Реджио.

Для усиления армии Макдональда из армии Моро передается дивизия Виктора (6 700 чел.), которая от Сеетри должна самостоятельно итти на Парма и там присоединиться к армии Макдональда.

По выходе армии Макдональда в район Модена, Реджио армия, прикрываясь со стороны Мантуа, должна продолжать движение вдоль южного берега р. По в направлении Пиаченца, Вогер, Тортона.

2. Армия ген. Моро (18 000 чел.) 6 июня выступает из Генуи в общем направлении на Нови, Тортона. Для связи с армией Макдональда в направлении Боббио (на р. Треббия) высылается отдельный отряд Лапоипа (3 000 чел.).

Поздний срок выступления Моро объясняется желанием командующих согласовать одновременную атаку на армию Суворова в районе Тортона, Вогера.

Утром 29 мая армия Макдональда выступила в поход и к исходу 31-го вышла на линию Болонья, Формиджине, Саосуоло, Вецано.

Участок форт С. Урбано, Модена занимался австрийскими отрядами Кленау (4 500 чел.) и Гогенцоллерна (4 500 чел.), прикрывающими с юга осадный корпус Края у Мантуа. Французы 31 мая разведкой установили наличие этих сил. Макдональд решает утром 1 июня атаковать и уничтожить австрийцев у Модена. Для этого дивизия Оливье атакует Гогенцоллерна у Модены с фронта, дивизия Монтришара, наступая на С. Джиовани, обходит австрийцев справа, а дивизия Домбровского атакует на Рубиера, с целью окружить австрийцев с севера.

Утром 1 июня последовала атака французов. Австрийский отряд Гогенцоллерна оказался зажатым в тиски и с большими потерями вырвавшись из окружения, отступил за р. По в район С. Бенедетто. Отряд Кленау в бой не вступил; он отошел за р. Понара, прикрывая отход Гогенцоллерна, а затем и сам отступил на Феррара.

Ген. Край, находясь у Мантуа, имея 20 000 чел., не атаковал французов, а принял только меры оборонительного порядка по северному берегу р. По.

Таким образом, Макдональд, атаковав австрийцев силою до 14 000 чел. (против 9 000 чел.), разбил их 1 июня и открыл себе путь на Парма, Пиаченца.

В бою у Модена еще раз была показана слабая боевая выучка австрийцев, неспособность их генералов оказывать противнику сопротивление.

Действия ген. Края свидетельствовали об отсутствии у этого “полководца” инициативы, здравого смысла и оперативного кругозора.

Оставив дивизии Оливье и Монтришара в районе Реджио как прикрытие в сторону Феррара и С. Бенедетто и на случай наступления австрийцев с севера, Макдональд главными силами утром 2 июня двинулся на Парма, Пиаченца.


Источник: А. Н. Боголюбов. "Полководческое искусство А. В. Суворова." ГЛАВА VI. Государственное военное издательство наркомата обороны Союза ССР 1939.

наверх

Поиск / Search

Содержание

Документы

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн