Действия за Кубанью. Осень 1788 г.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Экспедиция за Кубань в 1788 году

Экспедиция за Кубань в 1788 году

Кубанские земли во время Русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 гг.
Мы видели, что перед началом настоящей войны, кроме, главных армий—Екатеринославской и Украинской, были еще образованы: армия Кавказская, под начальством генерал-аншефа Текелли, и отдельный Кубанский корпус генерал-лейтенанта Талызина.

Назначение этих войск состояло в прикрытии пространства между Черным и Каспийским морями и ограждении русских границ от набегов горцев, живущих по левому берегу Кубани.

Не смотря на постоянные поражения, наносимые закубанским жителям в прошлом году, они, побуждаемые турецкими агентами, снова образовали различные банды, групируясь преимущественно в пространстве между восточным берегом Черного моря и левым берегом Кубани, имея опорный пункт в крепости Анапе.

Выступая с Екатеринославской армией к Очакову, князь Потемкин приказал генерал-аншефу Текелли, совместно с кубанским корпусом, перейти на левый берег Кубани, рассеять собравшиеся там полчища и сделать попытку овладеть Анапою.

Занимая зимние квартиры по новой границе екатеринославской губернии и в земле войска донского, — Кавказская армия, по случаю сильного разлива рек, не могла предпринять перехода через Кубань ранее половины сентября месяца. Между тем, получены были известия, что значительные силы закубанских горцев готовятся произвести вторжение на нашу сторону Кубани, В предупреждение чего кубанский корпус генерал - поручика Талызина получил приказание, не дожидаясь прибытия Кавказской армии к Зане на Кубань, куда она была направлена, произвести в этом пункте самостоятельную переправу через Кубань, и рассеять скопища горцев.

11-го августа, кубанский корпус прибыл на Кубань и стал в 17 верстах выше урочища Заны, где имелась лучшая переправа через Кубань и откуда идет единственная удобная дорога к Анапе, направляющаяся по подошве северных отлогостей кавказского хребта.

Генерал Талызин, немедленно, выслал за Кубань лазутчиков, которые донесли, что по близости находятся значительные скопища абазинцев и черкесов отправивших в горы свои семейства и готовившихся защищать горные проходы, ведущие через кавказский хребет.

Получив эти сведения, Талызин приказал бригадиру Берхману переправиться на левый берег Кубани с 3 батальонами егерей и 300 казаков, и разорить жилища закубанских жителей, чтобы заставить их выйти из ущелий для защиты своих селений.

В 20 верстах от переправы, отряд Берхмана встретил до 4000 человек атюкайцев и абазинцев, которые, выйдя из гор, с отчаянным мужеством защищали свои жилища. Бой продолжался с 4 часов утра до полудня, без видимых шансов в ту или другую сторону. Но, наконец, меткий огонь русских егерей заставил горцев отступить за устроенные заранее засеки, откуда они продолжали ожесточенно защищаться. Тогда бригадир Берхман приказал открыть огонь гранатами, который и заставил горцев, оставивших на месте до 800 трупов, спасаться бегством и снова уйти в горы. Наш урон в этом деле был незначителен.

По окончании этого дела, отряд Берхмана уже беспрепятственно обратился на уничтожение окрестных селений и, предав огню до 2.000 домов, возвратился к урочищу Заны.

Но вскоре опять было получено известие, что разбитые горцы соединились с закубанскими татарами и занинскими черкесами, готовясь к новым враждебным действиям против русских.

Это побудило генерал-поручика Талызина произвести второй поиск за Кубань, для чего назначался подполковник Нелидов с 3 батальонами пехоты и 1 казачьим полком Галова.

23-го августа отряд этот, перейдя на левый берег Кубани, двинулся по анапской дороге, следуя для большего удобства тремя колоннами. Незначительные партии черкесов намеревались преградить войскам нашим путь в местах, наиболее трудных для подъема; но при первых же выстрелах, с нашей стороны, парии эти скрывались, и отряд Нелидова продолжал следовать по большой анапской дороге.

При слиянии рек Абынь (приток Кубани) и Ерлы, находился лесистый и покрытый камышами остров. Черкесы отправили на него своих жен и детей, и в числе до 2 000 человек, с 2 горными орудиями, готовились заградить русским путь в Абинском ущелье. Но подполковник Нелидов повел свой отряд в штыки и черкесы бежали в горы, откуда, между тем, спускались новые толпы, скрывавшиеся в глубоких оврагах и на крутизнах.

Вскоре, перед фронтом русских собралось до 7 000 закубанцев, и завязалась жаркая битва, продолжавшаяся полтора часа; но благодаря сильному ружейному огню, и особенно действию четырех горных орудий, неприятель был обращен в совершенное бегство, оставив на месте до 1 000 трупов и 50 пленных. Несколько тысяч штук рогатого скота было отбито отрядом Нелидова, который, после того, возвратился 27 августа к урочищу Заны.

Между тем, кавказский корпус, в числе 8 000 человек пехоты, 1 000 драгун, 4 000 карабинер и 2 309 казаков, всего в числи 13 000 человек при 17 орудиях, оставив казачьи посты по верхнему течению Кубани, прибыл к правому берегу этой реки и стал у Темешбека, верстах в 50 ниже устья Урупа, в том месте где река Кубань, направляясь в своих верховьях с юга на север, круто поворачивает к западу и течет по болотистой низменности.

Кавказский корпус, продолжая свое движение вниз по правому берегу Кубани, перешел эту реку 14 августа, несколько выше устья Шекупса. На месте переправы было устроено укрепление, в котором помещены вей продовольственные запасы армии. На пространстве же между переправой и устьем Урупа, для наблюдения течения Кубани, возведено было шесть береговых редутов, из которых в каждом оставлены были команды казаков и пехотных солдат; в некоторых же из этих редутов помещены были и орудия.

Независимо от того, 5 000 донских казаков, генерал-поручика Иловайского, было оставлено в Роменском броде (близь Темешбека), для непосредственного охранения кубанских редутов.

14 сентября, авангард кавказского корпуса, под начальством генерал-майора князя Ратиева, переправился на левый берег Кубани, на лодках, доставленных из Черкаска. Неприятель покушался воспрепятствовать переправе, но был отбит, а 18 сентября весь корпус перешел Кубань по мосту, наведенному из лодок. У моста возведено было укрепление, в котором помещен магазин, для прикрытия которых оставлен 2-й кубанский егерский батальон при 4 орудиях и нисколько казаков.

Перейдя Кубань, войска кавказского корпуса направились вверх по реке Шекупсу, и перешли ее 21 сентября, после чего следовали чрез Унибат, Сул, Каракубань и УбыньУбинка, где и остановились для отдыха на дневку (A).

Во все протяжение пройденного пути были только незначительные встречи с черкесами, наблюдавшими движение наших войск и поспешно скрывавшимися по их приближении. В одной из бывших при этом перестрелок убит казацкий полковник Барабанщиков.

Между тем замечено было, что горцы готовятся к нападению. В горах, во многих местах, зажигались огни, служившие условными знаками, и происходили передвижения значительных масс горцев, спешивших на сборный пункт. Поэтому, для ближайшего определения намерений неприятеля, и чтобы не допустить его занять большую дорогу (В), ведущую к Анапе, из позиций при Убыне отправлен был отряд подполковника Мансурова (2 батальона пехоты, 2 эскадрона кавалерии и 300 казаков).

Пройдя восемь верст, Мансуров встретил значительные силы неприятеля, и завязал с ними бой (С). Тут только обнаружилась несоразмерность в силах малочисленного отряда Мансурова, имевшего перед собой главные силы собравшихся с гор черкесов, к которым примкнули и турецкие войска, вышедшие из Анапы, с 8 орудиями, всего до 10 000 человек.

Видя невозможность продолжать бой, Мансуров начал отступать к главным силам корпуса, постоянно удерживая натиск преследовавшего его противника; для чего в D было оставлено 2 роты егерей с целью защищать дефиле.

Бой уже длился семь часов. Было 4 часа пополудни, а неприятель, не смотря на свое численное превосходство, не имел явного успеха.

Но вдруг, отряд Мансурова получил неожиданное подкрепление.

Вскоре по отправлении отряда Мансурова из лагеря при Убыне, генерал Текелли приказал авангарду своего корпуса, при генерал-майоре Ратиеве, и резерву, при полковнике Германе, также выступить с позиций, и выбрать удобное место для лагеря, куда предполагалось перевести главные силы из Убына.

Заслышав в стороне сильную перестрелку, Ратиев (N) и Герман (О) двинулись по направлению выстрелов, и прибыли, как нельзя более кстати, на помощь отступавшему, к F, G, H, К, отряду Мансурова. Оставив тяжести в вагенбургt, Ратихев и Герман дружным натиском ударили на неприятеля (О, Q, R), который, потеряв до 1 500 человек на месте боя, бежал в горы. Наш урон, убитыми и ранеными, состоял из 255 человек.

С своей стороны, начальник кубанского корпуса, генерал-поручик Талызин, стоявший с своими 4 500 человек, при 16 орудиях, на Кубани, в 20 верстах от места боя, заслышав выстрелы в горах, отправил туда форсированным маршем батальон егерей и 2 полка драгун, которые, впрочем, прибыли уже по окончании боя. Таким образом, на месте боя собралась большая часть всего кавказского и часть кубанского корпусов, чего неприятель никак не ожидал, рассчитывая иметь дело в горах только с незначительным отрядом Мансурова, и полагая, что главные силы русских войск находятся на Кубани, в том месте, где стоял кубанский корпус Талызина.

После окончательного, решительного поражения горцев, предположено было соединить кубанский корпус с кавказским, и предпринять общее движение к Анапе.

Движение это было соображено таким образом: Горцы, принимая корпус Талызина за главные силы русских войск, готовились встретить его в ущельях большие и малые Ерлы. Чтобы сделать усилия их бесплодными, корпус Талызина должен был обойти это ущелье и направиться левым берегом Кубани к Зане, куда прибыть в пять переходов. В то же время кавказский корпус генерала Текелли, отправив больных и раненых в вагенбург кубанского корпуса, устроенный на правом берегу Кубани, направился к рукаву этой реки, известному под именем Емансу, и оттуда к Зане, чрез Абинское дефиле.

Оба корпуса соединились при Зане 9 октября и расположились по реке Кудаковой.

Черкесы, собравшись на противоположной стороне этой реки, направляющейся к левому берегу Кубани и теряющейся в низменностях его сопровождающих, производили частые нападения на наших фуражиров. Для удаления горцев отправлен был полковник Герман с 2 егерскими батальонами и казаками. Следуя вверх по речке Кудаковой, отряд Германа случайно встретился с 500 татар, которые, под начальством Алды-Гирей-Султана, спешили в Анапу, на усиление турок. Завязалось дело. Толпы абазинцев спустились с гор, чтобы оказать помощь татарам. Но один егерский батальон, полковника Финка, ударил на левое, а казаки на правое крыло противника и, выбив его из дифеле, открыли путь к селениям абазинцев, которые и были почти все истреблены. Неприятель потерял при этом 22 человека взятыми в плен. Наша потеря состояла, из нескольких человек.

После этого, соединенные корпуса перешли 10 числа от р. Кудаковой к урочищу Лесной стан, причем в виду крайне затруднительных дорог, вперед высланы — авангард и резерв, которым приказано было исправить проходы; за ними следовал кубанский корпус, потом кавказский, а в арьергарде находился подвижной магазин, при 1 500 человек прикрытия, состоящего из конницы и пехоты.

В таком порядке, соединенные корпуса, продолжали общее движение к Анапе, направляясь на султанскую деревню и реку Капсу, до урочища Чучуде.

По приближении к Анапе, полковник Герман был выслан, 14 октября, для рекогносцировки крепости, имея при себе 2 батальона пехоты володимирского и 2 егерского кавказского полков и 300 человек конницы (I). Для ближайшего же подкрепления его отправлен генерал-майор Шевич, с двумя драгунскими полками, отделенными от кубанского корпуса, и с волжским казачьим полком (II).

Подойдя к Анапе, отряд Германа увидал в окрестных горных дефиле не более 300 станов, которые поспешно отступили к крепости, хранившей полное молчание, и в которой не было заметно никакого движения. Турки намеревались поразить русских неожиданностью. Когда отделенные для преследования станов два эскадрона драгун подошли на близкое расстояние к крепостной ограде, —из крепости вдруг открылся весьма сильный огонь; на валу появились большие массы войск, и из окружавших Анапу высот, стали со всех сторон спускаться, по условному знаку, толпы горцев, скрывавшихся до тех пор в расстоянии до семи верст от крепости. Горцы, имея при себе 11 орудий, 3-х и 6-ти фунтового калибра, стремительно напали на отряд Германа, в надежде совершенно его уничтожить. В тоже время, ворота крепости отворились, и бывший уже в полной готовности отряд янычар бросился на наши находившиеся впереди драгунские эскадроны, намереваясь их отрезать.

Но в помощь драгунам, вовремя, подоспела пехота володимирского батальона, вместе с кавказским егерским батальоном, успевшие очень кстати занять на берегу Черного моря село Кочугуры и выручить драгун.

В то же время, батальон володимирского пехотного полка открыл по неприятелю такой сильный огонь, что принудил его остановиться, что дало возможность нашим драгунам выйти из сферы неприятельского огня.

По отступлении драгун, янычары устремили все свои усилия на пехоту, занявшую деревню Кочугуры, где наши егеря, ловко скрываясь в кустах и за каменьями, наносили им огромный вред, и ударами в штыки, нисколько раз заставляли отступить до небольшой речки Бугур. Тем не менее, оставаться в Кучугуре, в виду сильнейшего противника, постоянно получавшего из крепости подкрепления, не было никакого основания.

Поэтому, наши егеря намеревались отступить на соединение с главными силами отряда. Но при отступлении, им предстояло двигаться по равнине, которая уже была занята

многочисленными толпами горцев, спустившихся с высот и окружившими деревню Кочугуры.

Чтобы выручить егерей, подверженных с фронта нападению янычар, а с тыла атакам горцев, полковник Герман, с 5 эскадронами володимирского драгунского полка, и генерал-майор Ротиев, с отрядом бывшим в авангарде (III), приблизились к деревни Кочугуры и через озеро Бугур открыли огонь с тылу, по окружавшим ее горцам. Этот огонь заставил их разбежаться в стороны и открыл свободное отступление занимавшим Кочугуры егерям, которые, под прикрытием огня Ратиева, отошли в горы на позищю VI.

Вскоре после того к месту боя прибыла, успевшая уже спуститься с гор колонна (V), состоящая из кубанского корпуса и, перестроившись в боевой порядок, открыла огонь по неприятелю, собравшемуся при крепости. Не смея выйти в поле, горцы и турки ограничивались одною пальбою из своих орудий, которые были так дурно направлены, что все их снаряды перелетали через наши войска, не нанося им ни малейшего вреда.

Начинало уже темнеть, стрельба становилась еще менее действительною, и потому совершенно прекратилась с наступлением ночи. Все наши войска заняли в горах позицию (VI).

В этом деле, продолжавшемся семь часов, неприятель лишился до 700 человек. Наша потеря была сравнительно незначительна. Войска наши стали на позиции между Кубанским лиманом и морем.

Ближайшая рекогносцировка Анапы показала, что рассчитывать на легкое овладение этою крепостью было невозможно.

Гарнизон её состоял из 12 000 человек, с значительным числом орудий. Запасов имелось достаточно. Поэтому отважиться на открытый штурм было бы рискованно, и к тому же, занятие Анапы не лишало враждебных нам горцев возможности продолжать свои набеги в горах. Брать же Анапу правильной осадой было бы тем более не уместно, что войска наши не имели осадных орудий и были снабжены провиантом всего по 1 ноября.

Поэтому, генерал-аншеф Текелли решился простоять у Анапы до 17 октября, выслав небольшие отряды в горы для того, чтобы наказать горцев разорением их жилищ, и в надежде, что неприятель выйдет для защиты этих жилищ из крепости, и тем даст возможность разбить себя в поле.

Но неприятель не смел оставить крепость, не смотря на то, что большая часть горных деревень, и особенно жилища ногайцев, перекочевавших в горы в 1783 году, были совершенно уничтожены.

Окончив это дело, войска наши отошли от Анапы 17 октября, и направились обратно к переправе у устья Курки, при впадении её в Кубань.

Порядок следования войск был тот же, но в обратном порядке. Войска, составлявшие резерв, находились в авангарде; затем двигался кубанский корпус, потом кавказский, а в арьергарде находились войска прежнего авангарда, состоящие из 2 гренадерских и 2 егерских батальонов с 4 эскадронами драгун и 400 казаками. Найдя переправу у Курки неудобною, генерал Текелли направился тем самым путем, по которому шел к Анапе: на Лесной стан и речку Кудакову к Зане.

Придя к Зане, генерал Текелли, прежде чем перейти на правый берег Кубани, отправил снова в горы бригадира Берхмана и полковника Германа, для уничтожения последних селений в горах, чтобы лишить закубанцев всякой возможности составлять банды и угрожать нашим границам.

Этим окончилась экспедиция за Кубань в 1788 году. По понтонному мосту, через Кубань у Заны наведенному, 29 октября, войска наши переправились в течении двух последующих дней, и 3 ноября соединенные корпуса снова разделились.

Кавказский корпус двинулся вверх по Кубани, на Терновский редут, к Григориополю и занял зимние квартиры в Ставрополе, Александрове, Георгиевске, Екатеринограде и Кизляре. Кубанский же корпус направился к Дону, и перейдя эту реку, расположился на зимовку на новой линии.


Источник: Вторая Турецкая война в царствование Екатерины II. 1787-1791 г.
Составил Генерального штаба полковник А.Н. Петров. С.-Петербург. 1880.

© luterm. OCR. 2010.

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн