Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Артиллерия Гатчинских войск Великого князя Павла Петровича

Е.И. Юркевич

Кандидат исторических наук, ст. научный сотрудник. Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи

Одной из малоизученных страниц в истории отечественной артиллерии является история артиллерии так называемых Гатчинских войск Наследника Цесаревича и Великого Князя Павла Петровича, будущего Императора Павла I.

Гатчинские войска замысливались Цесаревичем как образец, по которому он намеревался, по восшествии на престол, преобразовать всю русскую армию. Они представляли собой отряд численностью около 2,5 тысяч человек, включавший в себя к моменту восшествия Павла на престол 2 гренадерских и 4 мушкетерских батальона, егерскую роту, кирасирский (жандармский), драгунский, гусарский, казачий полки весьма слабого состава, а также артиллерийский полк и небольшую озерную флотилию.

Артиллерия занимала в Гатчинских войсках особое место.
Официальной датой появления артиллерии в отряде Цесаревича считается 1786 г., когда из морской артиллерии в отряд были направлены 8 рядовых и 1 унтер-офицер, “… назначенных для хранения в Павловске пороха, присылаемого для хранения в Павловске пороха, присылаемого из Адмиралтейств-коллегии, и для приготовления картузов и патронов”. Кроме того, в задачу артиллерийской команды, подчиненной первоначально капитану барону Штейнверу, командовавшему тогда пехотой Гатчинских войск, входила ежедневная подача выстрелами двух сигналов – “… один – когда надлежало идти за кушаньем для обеда Его Высочества, и другой – когда садились за стол. Для сего назначались: 1 унтер-офицер и 2-е рядовых …”.

Однако, документы архива Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС) показывают, что уже в 1783 – 1785 гг. для Цесаревича в С.-Петербургском арсенале и С.-Петербургской артиллерийской лаборатории было сделано 14 лафетов с принадлежностью, 1 зарядный ящик, 3 зарядных сумы, сотни картузов с холостыми зарядами, скорострельных трубок и палительных свеч. Таким образом, можно утверждать, что артиллерийская команда и орудия для салютационной и сигнальной стрельбы имелись у Павла Петровича уже в 1783 г.

В 1786 г. при дворцах Цесаревича состояло 41 орудие – 1 18-фунтовая пушка, 6 6-фунтовых, 23 3-фунтовых, 10 1-фунтовых пушек и 1 2-пудовая мортира. Орудия эти были как морские, так и сухопутные, в том числе и иностранные. При этих орудиях и началось обучение гатчинской артиллерийской команды.

Собственно боевая учеба гатчинской артиллерии начинается с 1787 г., когда Цесаревич пожелал иметь в своем отряде полевую артиллерию, причем не только пешую, но и конную. Для полевой артиллерии предназначались 6 3-фунтовых орудий, отлитых по повелению Павла Петровича в 1787 г. на Сестрорецком оружейном заводе. “Орудия эти были совершенно сходны с бывшими тогда в употреблении 3-х-фунтовыми пушками полковой артиллерии; они имели 20 пуд, или около, веса, лафеты без передков, выкрашенные красною краскою, и отличались только тем, что при них не было 6-фунтовых мортирок, расположенных на оси”.

4 новых орудия предназначались для формирования пешей артиллерии, а 2 – для конной. Пешей артиллерией командовал бывший сержант саксонской артиллерии И.Х. Гессе. Для конной артиллерии из Кирасирского Наследника Цесаревича полка были взяты 20 рядовых и унтер-офицер Кубынин, а командовать конной артиллерией с октября 1789 г. был назначен аудитор Кирасирского Наследника полка И.Я. Каннабих, доведший искусство вольтижировки гатчинских конных артиллеристов до высокого уровня. В 1788 г., с началом Русско-шведской войны 1788 – 1790 гг., 4 пеших орудия под командованием И.Х. Гессе были направлены на театр военных действий под Выборг, но в боях не участвовали и вскоре возвратились обратно.

Описание артиллерийских маневров Гатчинских войск. План расположения артиллерийской команды на маневрах. не ранее 1 сен. 1795 г. Описание артиллерийских маневров Гатчинских войск. Вид мишеней на маневрах артиллерийской команды. не ранее 1 сен. 1795 г. Описание артиллерийских маневров Гатчинских войск. Вид горящих мишеней на маневрах артиллерийской команды. не ранее 1 сен. 1795 г.
До 1791 г. гатчинские артиллеристы занимались в основном строевой подготовкой, а стрельба велась только холостыми зарядами. В 1791 г. приступили к боевой стрельбе, но первый опыт был неудачен: “… в орудиях оказались раковины, сделавшие стрельбу опасною, дальности были слишком малы, действие картечи – слабо”. Оставляла желать лучшего и быстрота работы артиллеристов, особенно конных, что было связано в первую очередь с несовершенством лафетов 3-фунтовых пушек. Первоначально изыскание способов усовершенствования лафетов было поручено И.Х. Гессе, но тот с поставленной задачей справиться не сумел. Тогда полковник артиллерии Х.Л. Эйлер посоветовал Великому Князю принять для своих орудий передки с дышлами и зарядными ящиками по образцу использовавшихся в Псковском и Нижегородском драгунских полках, а также новые лафеты. Чертежи передков и лафетов, исполненные Х.Л. Эйлером, были переданы Павлу. Указом Императрицы Екатерины II из Канцелярии Главной Артиллерии и Фортификации (КГАиФ) от 9 июля 1792 г. было определено изготовить в С.-Петербургском арсенале “под смотрением” капитана над мастеровыми того же арсенала Ф.И. Апрелева по присланным при указе чертежам 8 лафетов под 3-фунтовые и 4 лафета под 1-фунтовые пушки, с принадлежностью, “…по конструкциям, какие ныне состоят под полковыми орудиями”. 2 августа 1792 г. Ф.И. Апрелев рапортовал П.И. Мелиссино о готовности лафетов и прочей принадлежности. “Лафеты эти были доставлены в Гатчину 4 августа 1792 года и немедленно употреблены на ученьях и маневрах”.

Помимо усовершенствованных лафетов, в 1792 г. Павел Петрович ввел в своей артиллерии и другие новшества. “Вместе с тем был принят и установившийся потом у нас способ держания лошадей коноводами (2 – по бокам 7-ми лошадей рядом, связанных недоуздками)… Был принят отвоз, прикреплявшийся под орудием к подушке лафета, над осью”. Тогда же впервые были опробованы придуманные Павлом Петровичем мишени для картечной стрельбы, применявшиеся потом во всей русской артиллерии.

Портрет графа Аракчеева. к. 18 в. Лампи (старший)?

12 августа 1792 г. Артиллерийская команда Его Императорского Высочества, состоявшая к тому времени из 12 полевых орудий с прислугой, получила наименование роты. 4 сентября того же года в Гатчину прибыл капитан А.А. Аракчеев, которому в дальнейшем выпало сыграть выдающуюся роль не только в истории Гатчинских войск, но и всей русской артиллерии и России в целом. 8 октября 1792 г. А.А. Аракчеев был назначен командиром Артиллерийской роты гатчинских войск.

Но если лафеты теперь удовлетворяли Цесаревича, то малокалиберные полковые пушки никак его не устраивали ни качеством изготовления, ни дальностью стрельбы, ни огневой мощью. И работы о усовершенствованию материальной части продолжались.

Указом из КГАиФ от 17 августа 1792 г. в С.-Петербургском арсенале велено было отлить для Великого Князя “под смотрением” Ф.И. Апрелева по представленным от П.И. Мелиссино чертежам 6 6-фунтовых пушек и изготовить к ним лафеты и принадлежность.

Указом из КГАиФ от 15 сентября 1792 г. в С.-Петербургском арсенале “под смотрением” Ф. И. Апрелева было повелено вылить для Павла Петровича 6 медных 1-фунтовых пушек и изготовить к ним лафеты и принадлежность, причем в арсенал от Цесаревича передавалось 5 медных и 10 чугунных орудий 1-фунтового калибра “… с лафетами и при оных дватцатью пятью колесами...” для переливки, в приеме которых Ф.И. Апрелевым дана расписка.

Осенью 1792 и зимой 1792 – 1793 гг. по повелению Павла Петровича в С.-Петербургском арсенале “под смотрением” Ф.И. Апрелева было изготовлено 2 12-фунтовых и 6 6-фунтовых пушек, а также 4 12-фунтовых единорога. 12-фунтовые пушки были весом в 28 пудов, 2 6-фунтовые пушки – по 22 и 4 – по 20 пудов. Лафеты и передки были сделаны по чертежам Х. Л. Эйлера и выкрашены зеленой краской. Единороги были изготовлены “… по маниру, которым деланы были таковыя единороги прошлаго 789-го года во Псковской драгунской полк”. Таким образом, в 1793 г. гатчинская артиллерия получила орудия, значительно отличавшиеся от принятых тогда в русской артиллерии – с более совершенными лафетами, более легкие и мобильные.

Обстоятельства эти весьма замечательны для Истории Русской Артиллерии не только столь верным и удачным выбором калибров, но они показывают также, что Его Высочество, сознавая всю выгоду и преимущество русских единорогов, первый уничтожил употребление в полевой артиллерии гаубиц …. устроил материальную часть, не смотря на увеличение калибров, удобную для полевых действий …” – писал В.Ф. Ратч.

В 1793 г. артиллерийская рота была разделена на 4 отделения - 3 пеших и 1 конное. Новые орудия поступали в роту по мере изготовления. На каждое орудие конной артиллерии полагалось 2 фейерверкера, 8 рядовых и 2 фурлейта (ездовых), а на орудие пешей артиллерии - 2 фейерверкера, 9 рядовых и 2 фурлейта. Строевые лошади поступили в гатчинскую артиллерию из Кирасирского Наследника полка, упряжные для конной артиллерии – из собственной конюшни Цесаревича, а для пешей были куплены у гатчинских обывателей.

С 1793 г., когда состав и структура Гатчинских войск достаточно четко определились, весной и осенью в окрестностях Гатчины и Павловска проводились маневры войск Цесаревича. Сохранившиеся планы и описания маневров показывают, что в Гатчинских войсках шла серьезная боевая учеба – на маневрах отрабатывались приемы взаимодействия различных родов и видов войск при наступлении и отступлении, форсирования водных преград, отражения морских десантов. Огромное значение придавалось на маневрах действиям артиллерии, которая являлась костяком и наступления, и обороны, причем помимо новых пушек и единорогов артиллерия усиливалась и старыми малокалиберными орудиями.

Помимо общевойсковых маневров, в 1794 – 96 гг. в Гатчине и Павловске проводились маневры и смотры артиллерии. Так, в 1794 г. в Гатчине проводились практические учения артиллерии, состоявшей из 5 орудий, а позднее прошел смотр всей артиллерийской роты, разделенной на 3 батареи. В 1795 г. практические артиллерийские учения прошли в Павловске. В ходе учений батарейные орудия разгромили редут и контр-батарею “противника”, а затем разрушили огнем специально сооруженный дерево-земляной городок. Полевые пешие и конные орудия вели огонь по щитам, изображавшим пехоту. 26 августа 1796 г. в Павловске было проведено артиллерийское учение “для разбития городка”.

“Начала полного и разнообразного развития стрельбы в цель и артиллерийских маневров положены были Государем Павлом Петровичем в артиллерии гатчинских войск; она предварительно обучалась стрельбе в цель по щитам, а потом устраивали городки, в которых артиллерия взрывала фугасы, зажигала приготовленные горючие вещества гранатами, бомбами и брандкугелями, и, наконец, самые городки разбивала ядрами”. Заслуга Павла Петровича в обучении гатчинских артиллеристов “цельной” стрельбе исключительно велика – ведь в то время “… артиллеристы наши считали меткую стрельбу из орудий делом невозможным”. Цесаревичу на примере своих артиллеристов удалось доказать ошибочность этого мнения.

Огромное значение Великий Князь придавал и быстроте открытия огня. “Артиллерия, остановленная на позиции, должна была немедленно открывать огонь; 10-ть секунд был наибольший предел, который допускал Государь до выстрела как в конной, так и в пешей артиллерии”. Для быстроты открытия огня в Гатчинских войсках широко применялось также маневрирование с заряженными орудиями. Одними из важнейших факторов, способствовавших быстроте и слаженности работы артиллеристов, были введенные в артиллерии Гатчинских войск четкое разделение артиллерийской прислуги на номера и разработка команд для заряжания орудия и производства выстрела.

Чрезвычайно важным для дальнейшего развития русской артиллерии было учреждение в гатчинской артиллерии конно-артиллерийской команды. “Существуют мнения, склонные … отнести учреждение конной артиллерии к заслугам графа Платона Зубова…
… Зубов … 29 сентября 1794 года представил императрице проект об учреждении конной артиллерии … В обилии ненужных объяснений умалчивалось, однако, о существовании конной артиллерии в Гатчине…” - отмечал В.А. Абаза. “В России начала отдельного существования конной артиллерии положены были в 1787 году Императором Павлом Петровичем в Гатчинских войсках, когда Государь еще был наследником Престола” – писал В.Ф. Ратч.

В 1795 г. артиллерийская рота Гатчинских войск была переформирована в полк, а 2 декабря 1795 г. Павлом были утверждены разработанные командиром полка А.А. Аракчеевым “Инструкции чинам Артиллерийского полка”. В них подробно расписываются обязанности всех чинов полка, и, по свидетельству В.Ф. Ратча, правила, изложенные в “Инструкциях”, до второй половины XIX в. сохранялись как основание батарейного управления.

В 1796 г. Артиллерийский полк состоял из 3 пеших и 1 конной рот по 4 орудия (3 новых и 1 старое, малого калибра) в каждой, и насчитывал к 7 ноября 16 офицеров и 283 нижних чина, а всего в гатчинской артиллерии к тому времени числилось 59 орудий. Впервые в истории русской артиллерии роты считали не по числу людей, а по количеству орудий. Лошади были переданы в полное распоряжение рот. Таким образом, гатчинские артиллерийские роты являлись самостоятельными в боевом и хозяйственном отношении единицами.

“Основания, выработанные в гатчинской артиллерии, послужили почвой, на которой развились дальнейшие организационные преобразования во всей русской артиллерии, начавшиеся со вступлением на престол Павла I” – писал генерал-лейтенант Н.Е. Бранденбург. Опыт организации, обучения и устройства материальной части артиллерии Гатчинских войск был широко использован в русской артиллерии не только в царствование Императора Павла, но и при разработке в начале XIX в. артиллерийских орудий системы 1805 г., часто называемой “аракчеевской”.

По восшествии Императора Павла на престол Артиллерийский полк Гатчинских войск послужил основой для формирования Лейб-Гвардии Артиллерийского батальона.

Несколько слов следует сказать и об офицерах гатчинской артиллерии.

“Следует отметить, что практически все офицеры гатчинской артиллерии были выпускниками артиллерийского и инженерного корпуса, что опровергает высказывания современников о том, что все гатчинские офицеры были малообразованны” – пишет А.Н. Лукирский. Выпускниками корпуса были, в частности, лучшие офицеры гатчинской артиллерии – А.А. Аракчеев, П.М. Капцевич, И.Х. Сиверс, Н.О. Котлубицкий. П.М. Капцевич и И.Х. Сиверс показали себя храбрыми боевыми офицерами. Так, П.М. Капцевич сражался в Голландской экспедиции 1799 г., на Кавказе, в Отечественную войну 1812 г. и в Заграничном походе, отличившись при Бородине и Лейпциге и став кавалером Золотого оружия и орденов Св. Георгия 3-й и 2-й степеней. И. Х. Сиверс командовал в 1799 г. артиллерией А. В. Суворова в Швейцарии, затем принимал участие в Русско-турецкой войне 1806 – 1812 гг., Отечественной войне 1812 г. и Заграничном походе, за боевые отличия награжден орденами Св. Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й степени, а за 25 лет беспорочной службы – орденом Св. Георгия 4-й степени.

Но наиболее яркой личностью среди гатчинских артиллерийских офицеров является, безусловно, А.А. Аракчеев, один из лучших артиллеристов своего времени, благодаря реформам которого русская артиллерия смогла столь успешно бороться с артиллерией Наполеона, выдающийся государственный и военный деятель, много сделавший для России, но до сих пор ею не оцененный по достоинству.

Здесь нужно отметить, что портреты А.А. Аракчеева и П.М. Капцевича представлены в Военной Галерее Зимнего дворца.

Нижние чины гатчинской артиллерии набирались либо из морской артиллерии, либо из чинов сухопутной артиллерии или Московского гренадерского полка. Причем служилось им, видимо, весьма сносно, чему доказательством могут служить документы архива ВИМАИВиВС. Из них следует, что осенью 1794 г. 8 нижних чинов артиллерии С.-Петербургского гарнизона самовольно оставили свои части и направились в Гатчину и Павловск, желая поступить “в строевую службу” в Гатчинские войска, причем трое из них делали это дважды! Правда, всем им Павел Петрович велел вернуться к местам службы, где они по приговору военного суда были наказаны палками. Однако, несмотря на угрозу сурового наказания, побеги имели место и позднее. Приказ Павла о возвращении людей обратно в свои части понятен - он не хотел ставить себя в неловкое положение перед Военной Коллегией, незаконно вербуя в свои войска солдат, состоявших на действительной службе. Но, как бы то ни было, сам факт таких отлучек свидетельствует о вполне гуманном отношении к нижним чинам в Гатчинских войсках.

Таким образом, исходя из вышеизложенного можно сказать, что артиллерия Гатчинских войск оказала огромное влияние на развитие русской артиллерии конца XVIII – 1-й половины XIX вв., а в лице Императора Павла Петровича мы видим одного из самых выдающихся реформаторов отечественной артиллерии, которого смело можно поставить в один ряд с такими выдающимися ее деятелями, как Император Петр Великий, Генерал-Фельдцейхмейстер граф П.И. Шувалов и Генерал от Артиллерии граф А.А. Аракчеев.


Опубликовано: Исторический журнал «Гатчина сквозь столетия»

наверх

Поиск / Search

Ссылки / Links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн