Биографии 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Князь М.И. Голенищев-Кутузов-Смоленский (1745-1813)

!Все даты даны по старому стилю!

Князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов Смоленский родился в С. Петербурге 5 сентября 1745 года. Отец его, генерал-поручик и сенатор, Илларион Матвеевич, тридцать лет служил по инженерному корпусу, участвовал в первой турецкой войне под знаменами Задунайского и приобрел от соотечественников наименование разумной книги, будучи весьма сведущ не только в военных делах, но и в гражданских.

Одаренный крепким сложением, Кутузов начал ходить и говорить на первом еще году своего возраста, но имел несчастие лишиться вскоре нежной матери и получил первоначальное образование под надзором прародительницы, женщины , состарившейся в добродетели, благочестивой. В свободное время от службы, Илларион Матвеевич также неусыпно занимался воспитанием сына: сам обучал его. С наружною красотой юноша соединял отважность, смелость, предприимчивость; имел нрав веселый, пылкий, необыкновенное любопытство обогащать ум свой разными полезными сведениями и часто вопросами затруднял тех, к кому обращался; но, резвостию и насмешками оскорбляя кого, тотчас впадал в задумчивость: черта доброго, чувствительного сердца. Любимым также занятием его, особливо когда не имел он случая разговаривать, был сон. Странное смешение огненного чувства с беззаботной негою!

Из родительского дома молодой Кутузов перешел в дворянскую артиллерийскую школу, где оказал большие успехи в отечественном языке, немецком и французском, в математике и науках инженерных, но более прилежал к словесным и не упускал из виду ни одного французского романа. На пятнадцатом году началась служба его в чине капрала артиллерии (1759 г.); через десять дней пожалован он, за оказанную расторопность, каптенармусом; потом кондуктором (1760 г.) и 1 января 1761 года произведен в офицеры, командовал ротою в Астраханском пехотном полку, имея семнадцать лет от роду.

Не долго Кутузов находился под начальством Суворова, квартировавшего тогда с полком в Новой Ладоге: он поступил адъютантом к Ревельскому губернатору принцу Голштейн-Бекскому, и, управляя канцелярией его, умел обратить на себя внимание Императрицы Екатерины II, которая произвела его капитаном (1762 г.).

Вскоре войска наши вступили (1764 г.) в Польшу, где Репнин твердою рукой, даром слова и благоразумными мерами возложил корону на стольника Литовского, графа Станислава Понятовского. Кутузов разделял тогда славу соотечественников: находясь под командою подполковника Бока сразился (28 июня), близ Варшавы, с Виленским воеводою князем Радзивилом, обратил его в бегство; рассеял (1765 г.) с вверенным ему отрядом многочисленную толпу конфедератов; участвовал (1769 г.) и во втором походе россиян в Польшу: разбил мятежников при местечке Орыне и в окопах при реке Овруче; одержал (в сент.) поверхность над отрядом польских и турецких фуражиров, взял 63 человека в плен; нанес, с майором Паткулем, решительный удар конфедератам в областях великой Польши, положив на месте до тысячи человек, отняв несколько медных пушек. Но все воинские подвиги его остались без награды; Кутузов утешил себя переходом (1770 г.) в армию славного Румянцева. Непосредственным начальником его сделался в то время генерал-квартирмейстер Бауер, служивший до того в этом почетном звании под знаменами Фридриха Великого.

Открылось обширное поле для любимца славы. Кутузов отличил себя (17 июня) в битве при Рябой-Могиле; пожалован обер-квартирмейстером премьер-майорского чина (1 июля); участвовал в поражении при реке Пруте турецкой конницы, предводимой Абды-пашою: командуя двумя ротами легких войск, неподвижно стоял сомкнутым фронтом против сильного огня неприятельского и опрокинул лучших наездников, врубившихся в ряды наши; явил (7 июля) новые опыты своего мужества на Ларгской битве: устремился на гору с батальоном гренадер, содействовал Бауеру и Репнину в овладении турецким лагерем и, удержав солдат в должном порядке, нанес чувствительный вред неприятелю. При Кагуле (21 июля) Кутузов находился в авангарде правого крыла; преследовал, вместе с Бауером, великого визиря к Исакчи, потопил несколько судов, причем взято в плен нашими 1500 турок и отнято двадцать орудий; произведен в майоры.

В 1771 году Кутузов участвовал (в октябре) в разбитии сорокатысячного корпуса генерал-поручиком Эссеном при Попештах (в Валахии); вдавался во все опасные места; награжден (8 дек.) чином подполковника; но вскоре (1772 г.) испытал большое неудовольствие по службе. Ему было тогда двадцать семь лет и он, с веселым нравом, соединял искусство подражать каждому в походке, выговоре и ухватках, не пощадил и главнокомандовавшего. Это послужило ему во вред и вместе в пользу: он переведен был во вторую армию, которою предводительствовал генерал-аншеф князь Василий Михайлович Долгорукий и с того времени перестал осмеивать других, восторжествовал над самим собою.

Сначала Кутузов удерживал (1773 г.) нападение неприятеля со стороны Кинбурнской крепости; потом (1774 г.) с горстью людей сражался около деревни Шумны против пяти тысяч татар, отражая их набеги; участвовал в овладении Перекопских укреплений при Шумне: пошел впереди войск с знаменем в руке, ворвался в неприятельский стан и был ранен в левый висок пулею, которая вылетела близ правого глаза. Герой находился в чрезвычайной опасности; но остался жив для дальнейших подвигов. Императрица наградила его военным орденом Св. Георгия 4 класса, отправила в чужие края, приняв на себя все издержки путешествия: он обозрел Германию, Англию, Голландию и Италию; был у Фридриха Великого, Лассия, Лаудона; не столько занимался лечением своим, как усовершенствованием знаний; умел извлечь пользу для отечества и в отдалении от оного.

Великому полководцу определено было проходить службу под знаменами искуснейших военачальников того времени, которые приучали его к победам: в 1776 году он, снова, сблизился с Суворовым; содействовал ему (1777 г.) в рассеянии скопищ Крымского хана Девлет-Гирея, преданного Порте; в утверждении ханом Шагин-Гирея; в переселении (1778 г.) двадцати тысяч греков и армян в Екатеринославскую губернию; в восстановлении спокойствия в Крыму (1779 г.); произведен, по его представлению, полковником (1777 г.) и бригадиром (1782 г.); получил вслед за тем (1784 г.) генерал-майорский чин, будучи употреблен Потемкиным в усмирении на полуострове мятежа.

Пользуясь мирным временем, Кутузов обучал подчиненный ему и им сформированный Бугский егерский корпус. Он был расположен, сначала, в окрестностях полуострова, потом в Малороссии и на границах польских. Усердная служба Михаила Илларионовича награждена (1787 г.) орденом Св. Владимира второй степени большого креста.

Он прикрывал с корпусом своим границы вдоль Буга, когда возгорелась вторая война с Турциею (1787 г.). Князь Таврический отозвал его к Очакову, где Кутузов был ранен (1788 г.) пулею, вошедшею в щеку и вылетевшую в затылок. Все полагали, что он не доживет до следующего дня; но опасность миновала и герой в скором времени снова обнажил меч свой. "Надобно думать, - писал тогда, в пророческом духе, врач его, - что провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна". Императрица препроводила к Кутузову (1789 г.) орден Св. Анны.

В июне (1789 г.) Кутузов, командуя передовыми войсками, сразился с неприятелем между рек Днестра и Буга: положил на месте более двухсот человек; взял в плен семьдесят; отбил два знамени; содействовал генерал-поручику Гудовичу (14 сент.) во взятии приступом укрепленного замка Хаджибея (ныне Одессы); захватил под Каушанами трехбунчужного пашу, присутствовал при сдаче Бендер.

Следующий 1790 год увенчал Кутузова еще большею славой: ему были подчинены войска, расположенные в Акермане и окрестностях оного до самой Бендерской крепости. Отразив неоднократно с великим успехом многочисленного неприятеля, он двинулся (в сент.), по приказанию главнокомандовавшего, к Измаилу; разбил на дороге турецкий отряд, предводимый Осман-пашою; обратил его в бегство; прибыл к месту назначения и под самыми стенами крепости сразился, снова, с турками, рассеял их, захватил в плен двухбунчужного пашу; присоединился к полкам Суворова, который осаждал Измаил; награжден (8 сентября) орденом Св. Александра Невского.

11 декабря Суворов повел воинов своих на приступ Измаила. Кутузов начальствовал шестою колонною, составленною из трех батальонов и ста двадцати стрелков Бугского егерского корпуса; их подкрепляли два батальона гренадерского полка и тысяча донских казаков. "Показывая собою личный пример храбрости и неустрашимости, он, - как изложил Суворов в своем донесении, - преодолел под сильным огнем неприятеля все встреченные им трудности; перескочил чрез палисад, предупредил стремление турок, быстро взлетел на вал крепости, овладел бастионом и многими батареями: и когда усилившийся неприятель в превосходном числе принудил его остановиться, закричал: "С нами Бог!" и с этими словами мужественно и отважно нагрянув на врагов, отразил их напор, превозмог упорное сопротивление, удержал место, утвердился в крепости, продолжал наносить удары и распространять свои поражения до самой средины города, одерживая везде поверхность, победу и одоление". К лестному отзыву Суворов собственноручно приписал в списке представленных к наградам: "Генерал Кутузов шел у меня на левом крыле; но был правою моей рукою".

Совершив знаменитый подвиг, Рымникский благодарил всех военачальников за ревностное содействие. "Почему, - спросил его Кутузов, - Ваше Сиятельство поздравили меня комендантом Измаила в такое время, когда успех был сомнителен" "Суворов знает Кутузова, - отвечал Рымникский, - а Кутузов знает Суворова: Суворов был уверен, что Кутузов будет в Измаиле, а если б не был взят Измаил, Суворов умер бы под стенами его и Кутузов также!" Императрица произвела Михаила Илларионовича в генерал-поручики и пожаловала его кавалером военного ордена 3 класса.

В это время Кутузов начальствовал над крепостями, лежащими между Прутом, Днестром и Дунаем; несколько раз переправлялся (1791 г.) через последнюю реку; разбивал сильные турецкие отряды; содействовал (28 марта) генерал-поручику князю Голицыну в поражении трехбунчужного Арслана Мегмет-паши, в овладении Мачином; неожиданно напал (4 июня), при Бабадах, с двадцатью некомплектными батальонами пехоты, двадцатью эскадронами кавалерии и небольшим отрядом черноморских казаков на двадцатитрехтысячную турецкую армию, которою предводительствовали трехбунчужные паши: сераскир Ахмед и Джур-Оглу; опрокинул их одною кавалериею, обратил в бегство, овладел турецким станом, отнял восемь пушек, несколько знамен; положил на месте более 1500 человек; взорвал в Бабадах пороховые магазины, предал самый город огню и перешел обратно Дунай. В числе пленных находился славный турецкий предвещатель Монзур.

Армиею нашею предводительствовал тогда князь Репнин. Главнокомандовавший имел пребывание в С. Петербурге, где старался восторжествовать над опасным соперником, удивлял жителей своим великолепием и тяготился почестями, самою жизнью. Между тем Репнин разбил при Мачине (28 июня) верховного визиря Юсуф-пашу. В числе вождей, содействовавших ему, находился Кутузов: обойдя горы, пробиваясь сквозь окружавших его отовсюду турок, он зашел в правый фланг неприятелю и этим движением решил победу. "Расторопность и сообразительность генерала Голенищева-Кутузова, - упомянул Репнин в донесении своем Императрице, - превосходят всякую похвалу: одна Ваша Монаршая щедрота может заменить ее".

Долго Михаил Илларионович оставался без всякой награды, вероятно по причине неудовольствия князя Таврического, который надеялся предписать мир Турции и не давал должного хода представлениям Репнина. Вскоре фельдмаршал переселился в вечность (5 окт. 1791 г.) и, по прошествии нескольких месяцев, Кутузов награжден (18 марта 1792 г.) орденом Св. Георгия второго класса, вместе с князем Волконским. Другие генералы, отличившиеся под Мачином, князь Голицын и Рибас, имевшие уже этот почетный знак отличия, получили Александровские ленты.

Постановленный мирный договор с Портою Оттоманской не прекратил военных действий россиян: сопредельное государство раздираемо было внутренним раздором, мятежами. Войска наши, под предводительством двух генералов, Кречетникова и Каховского, двинулись против врагов общего спокойствия: первый вступил в Литву, последний в Польшу, переправясь (19 мая) при Могилеве через Днепр. Кутузов находился в армии Каховского и предводительствовал двадцатисемитысячным корпусом. Между тем, как главные силы устремлены были к Варшаве, искусный военачальник с легкою кавалериею зашел неожиданно, со стороны Галиции, полякам в тыл и принудил Костюшку, после неудачной битвы, отступить с потерею трех тысяч человек, многих орудий, обоза и значительного числа пленных. Этот знаменитый подвиг Кутузова разрушил надежды конфедератов.

Умолкли громы в пределах Польши и новое поприще открылось для любимца славы. Давно победоносное оружие и лестные отзывы главных военачальников поставили его на ряду первостепенных полководцев. Императрица Екатерина II, уважая воинские дарования Михаила Илларионовича, говорила: "Надобно беречь Кутузова"; называла его: своим генералом, ибо Кутузов, при вступлении Екатерины на престол, был только поручиком и заслужил все чины и ордена в ее государствование. Заботясь о постановлении прочнейшего союза с Турцией, для безопасности Европы, Императрица пригласила Михаила Илларионовича (1793 г.) в С. Петербург. Хитрый ум, дальновидность, красноречие его были известны Екатерине. Она назначила его чрезвычайным и полномочным послом в Константинополь, поручила ему склонить Диван соединиться с европейскими дворами против Франции. Кутузов выехал из России в тот самый день, как вступил в пределы наши турецкий посол Розсых Мустафа, паша Румелийский и, по предварительному соглашению, имел также с ним в один день торжественный въезд в столицы. Около этого времени, Екатерина II, празднуя постановленный мир с Портою Оттоманской, пожаловала Михаилу Илларионовичу (2 сент.) две тысячи крестьян в Волынской губернии и повелела ему именоваться правящим должность генерал-губернатора Казанского и Вятского.

Кутузов имел 12 ноября аудиенцию у султана Селима III. Повелитель Оттоманов и мать его, Валида, оказали ему особые знаки своего уважения. Министры иностранных дворов, находившиеся в Константинополе, капитан-паша и великий визирь сделались его друзьями. Последние удивлялись, каким образом человек, ужасный в боях, мог быть столь любезен в обществе. Восьмидесятилетний рейс-эфенди, которого никто не помнил улыбающимся, бывал весел и смеялся, когда находился с ним. Так Кутузов привлекал к себе сердца людей и управлял умами. Переговоры с Диваном были увенчаны желаемым успехом: французы, преданные тогдашнему правительству, получили приказание выехать из Константинополя; молдавский господарь Мурузи, выславший из своих владений митрополита греческого (который пользовался покровительством России) сменен; митрополит отправился обратно в Яссы; плавание в архипелаг наших купеческих судов обезопасено со стороны Порты. Тщетно Франция старалась силою золота уничтожить влияние нашего двора на Турцию: Кутузов умел сохранить перевес на стороне России.

Находясь в Константинополе в почетном звании представителя могущественной Монархини и покоясь от военных трудов под роскошным небом, в кругу народа, преданного неге, Кутузов любовался прелестными видами и называл это время счастливейшим в своей жизни. Обозревая, однажды, окрестности города, он поворотил лошадь свою к султанскому саду. В тот день прогуливались в нем жены Селима и вход был запрещен под смертною казнью. В свите посла находились несколько чиновников и турецкий бим-паша (полковник). Последний, полагая, что Кутузов сбился с дороги, подъезжая к страшному для мусульман месту, или не знает грозного запрещения, осмелился представить, что вход в увеселительный сад возбранен несмотря ни на какое лицо. "Знаю, знаю",-отвечал отважный Кутузов и продолжал ехать к воротам. Здесь изумленная стража взволновалась; начальник султанской гвардии вопросил: "Кто едет?" "Представитель Монархини, - отвечал посол, - пред которою ничего не вянет, а все цветет, Екатерины Великой, Императрицы Всероссийской, которая ныне милует вас миром". При этих словах начальник стражи пал на колени, как будто громом сраженный и телохранители мгновенно удалились. Кутузов беспрепятственно въехал в сад, осмотрел все находившееся в нем и, потом, спокойно возвратился, но предвидя горестные последствия своего любопытства, немедленно отправил нарочного с письмом к султану: выхвалял ум, верность, исправность его стражи, которая точным исполнением обязанности привела его в умиление и, оправдывая ее пред повелителем оттоманов, просил именем Екатерины Великой, от правосудного, человеколюбивого монарха, наградить столь достойных подданных, жертвовавших собою для поддержания дружбы обоих дворов. В одно время с письмом Кутузова, явился к султану великий визирь с донесением о неслыханной дерзости русских и непростительном преступлении стражи: Селим III разорвал представление своего первого министра и велел отвечать послу, что, "уважая высокое имя Екатерины Великой, он произвел начальника стражи в бунчужные паши, а караульных прилично наградил".

Между тем в Польше возникли новые беспокойства и Екатерина решилась нанести последний удар государству, страшному для соседей не силою грозного вооружения и единодушием жителей, но шаткостью, непостоянством умов, гибельным подражанием пагубного безначалия, вольнодумством. Суворов повел войска к Варшаве (1794 г.); Кутузов был отозван из Константинополя и назначен (1795 г.), с сохранением звания генерал-губернатора Казанского и Вятского, главнокомандующим над всеми сухопутными войсками, флотилией и крепостями в Финляндии; также директором сухопутного кадетского корпуса вместо умершего графа Ангальта. Управляя этим рассадником великих людей, - так называла Екатерина кадетский корпус - Михаил Илларионович обращал особое внимание на воспитанников, оказывавших успехи, приглашал их к себе, преподавал им сам уроки в науках и в словесности. Ему поручено было (1796 г.) встретить на границе молодого короля шведского, находиться при нем во время пребывания в Петербурге и проводить обратно до пределов Швеции: поручение важное по причине холодности, возникшей между обоими дворами, требовавшее тонкости в обращении, которою отличался Кутузов. Екатерина ежедневно приглашала его в свое общество, составленное из приближенных ее. Он провел с Государынею и последний вечер пред ее кончиною.

Многие военачальники сошли с блистательного поприща: Суворов, Прозоровский удалены Императором Павлом I в деревни; Репнин, Каменский, Гудович отставлены, но Кутузов умел удержаться: отправлен послом в Берлин (1796 г.); пожалован генералом от инфантерии, шефом Рязанского пехотного полка и начальником Финляндской дивизии (1798 г.); главнокомандующим войск, бывших в Голландии (1799 г.).

В Гамбурге Кутузов узнал о разбитии Германа и о перемене политических обстоятельств; возвратился в Россию; получил от Государя большой крест Св. Иоанна Иерусалимского (4 окт.); определен генерал-губернатором в Литву; пожалован кавалером ордена Св. Апостола Андрея Первозванного (19 июня 1800 г.), главнокомандующим армии, расположенной в Больший и назначенной против Австрии, но, вскоре, отозван в Петербург для маневров. Император столь доволен был его распоряжением, что сказал: "С таким генералом можно ручаться за спокойствие Империи". Вслед за тем было поручено Кутузову сопровождать короля шведского в обратном путешествии из России, и на этот раз надлежало иметь более тонкости, нежели в первый, ибо Император явным образом изъявил негодование против Густава-Адольфа. Кутузов и с Павлом I, как с Екатериною, провел последний вечер его жизни.

Император Александр I наименовал (18 июня 1801 г.) Михаила Илларионовича С. Петербургским военным губернатором, вместо графа фон дёр Палена, и инспектором войск, расположенных в Финляндии, пожаловал ему в день своего коронования (15 сент.) табакерку с портретом, осыпанным бриллиантами. Недолго находился он в этой должности: ослабленные силы от ран и от сорокалетней деятельной службы заставили его испросить увольнение (29 авг. 1802 г.); но отдых его в сельском уединении также был непродолжителен. Подобно Цинциннату, он узнал в деревне о войне, возгоревшейся в 1805 году, и о назначении его главнокомандующим над армиею, которая должна была действовать вместе с австрийцами против французов...

Дм. Бантыш-Каменский. "БИОГРАФИИ РОССИЙСКИХ ГЕНЕРАЛИССИМУСОВ И ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛОВ".
СПб 1840 г.

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн