Революционные войны. Первая коалиция 1792-1797 гг. Кампания 1792 г.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Революционные войны Французской Республики. Кампания 1792 г.

Глава III

Война в 1792 году.

Глава из книги
"Всеобщая Военная История новых времен(1650-1791)"
составленная Генерального штаба
Генерал-Лейтенантом Н.С. Голицыным

I. Начало военных действий в Нидерландах

§14.

Силы, расположение их и планы действий с обеих сторон.

Театр военных действий в Бельгии - 1792 - TOW Belgium

Законодательное собрание, отвергнув требования пильницской декларации, объявило (20 апреля 1792 года) войну императору Леопольду II и деятельно занялось приготовлениями к ней, имея в виду поспешным открытием войны отнять нидерландские области в Австрии прежде, нежели она успела бы изготовиться к обороне. Назначенная для этого северная армия, силою в 35 т., под начальством маршала Рошамбо / Jean-Baptiste Donatien de Vimeur, comte de Rochambeau, расположилась около Валансьенна. Другая армия, собиравшаяся против центра северо-восточных границ Франции, силою в 28 т., под начальством генерала Лафайета / Marie-Joseph Paul Yves Roch Gilbert du Motier, marquis de la Fayette, назначена была для поддержания первой и с этою целью двинулась от Меца к Седану.

Точное определение числа французских войск, в особенности в первых революционных походах, почти невозможно, потому что наличное их число было всегда гораздо меньшее, нежели значилось по спискам. Это происходило от слабой дисциплины в войсках и от ограниченных средств, которые республиканское правительство имело для их содержания (числительная сила французских войск в описаниях похода 1792 года извлечена из книги Vie du general Dumouriez par lui-meme; кажется, что в этом отношении сочинение это более других заслуживает веры).

Австрийцы в это время имели для защиты Нидерландов не более 30 т. войск. Эта армия, под начальством герцога Альберта Саксен-Тешенского / Albert Kasimir von Sachsen-Teschen, по принятой тогда системе, была раздроблена на мелкие части и разбросана по всему пространству между морем и р. Маасом до границ Голландии, так что, на случай наступления со стороны французов, австрийцы не имели возможности противопоставить, на первый раз, более 5 или 6 т. войск.

Описываемые события происходили в то время, когда кордонная система утвердилась во всех европейских армиях и сделалась основанием всех военных соображений. Нельзя не удивляться, что, при всей своей сложности, эта система могла столь долго удерживаться: продолжительность её существования можно приписать единственно тому, что в большей части европейских войн, со времен Фридриха Великого до 1796 года, воевавшие державы строго придерживались правил кордонной системы и таким образом грубые ошибки одной стороны заглаживались еще грубейшими ошибками другой.

План наступательных действий французов состоял в том, чтобы вторгнуться в пределы австрийских Нидерландов 4 колоннами, то есть к Намюру, Монсу, Турнэ и Фюрну, и; овладев этими пунктами, продолжать наступление, смотря по обстоятельствам, или к Брюсселю, или к Люттиху. Предположено было открыть действия к концу апреля.

Распределение французских войск при этом наступлении было следующее: первая колонна, направленная на Намюр, должна была выступить из Живе; она состояла из корпуса Лафайета, силою около 25 т. войск. Второй колонной (3 т.), под начальством Диллона / Théobald de Dillon, приказано было идти из Турнэ к Лиллю; третья (10 т.) под начальством Бирона / Armand Louis de Gontaut-Biron, была двинута из Валансьенна к Монсу; наконец четвертая колонна Карля (1,500 чел.) выступила из Дюнкирхена и назначалась для овладения Фюрном. Хотя этот план был ошибочен в том, что наступление производилось на весьма большом протяжении и притом несколькими колоннами, не имевшими между собою связи, но с другой стороны нельзя не заметить, что цель наступления и театр действий избраны были удачно. Географическое поможете Нидерландов давало возможность французам овладеть ими без больших затруднений, тем более, что император Иосиф II, по каким-то непонятным соображениям, приказал уничтожить все крепости, находившиеся в этой области, оставив только Люксембург и цитадели в некоторых городах, как-то: Антверпен, Намюр и др. Действуя по этому направлению, французы имели еще и ту выгоду, что крепости, расположенные на северо-восточной границе Франции, представляли им весьма хорошее основание для наступательных действий, а в случае неудачи могли служить для упорной обороны.

§15.

Первые наступательные действия французов.

Первое наступление французов кончилось весьма неудачно. Колонна Бирона встретила Больё / Jean-Pierre de Beaulieu с 3,500 австрийцев впереди Монса, при Жемаппе, и в величайшем беспорядке отступила к Валансьенну. Колонна Диллона, встретив неприятеля, даже не дождавшись атаки, обратилась в бегство. Две же фланговые колонны Лафайета и Карля, узнав об отступлении средних, также отступили.

Обе средние колонны (Бирона и Диллона), при встрече с неприятелем, имели значительный числительный перевес, как напр. при Жемаппе 10 т. французов против 3,500 австрийцев; не смотря на то они с первых выстрелов обратились в бегство. Неудача их не может быть объяснена иначе, как только недостатком воинских духа, порядка и дисциплины в тогдашней французской армии, состоявшей почти из одних новобранцев. Недоверие к начальникам было так велико, что малейшая неудача, была приписываема измене, и тогда неповиновение войск доходило до высочайшей степени. Так, например, при бегстве 2-й колонны к Лиллю, начальник её, Диллон, подозреваемый в тайных сношениях с неприятелем, был убит своими подчиненными.

Колонна Карля, выступив из Дюнкирхена, дошла до Фюрна и заняла этот город без сопротивления, но, получив известие о неудаче, постигшей Бирона и Диллона, отступила обратно в Дюнкирхен. Лафайет, при движении к Намюру, удачно оттеснил передовые войска австрийцев, но был остановлен в своих действиях известием о неудаче средних колонн и прекратил дальнейшее наступление. Распоряжения Карля и Лафайета доказывают, до какой степени простиралась в то время приверженность к кордонной системе: по правилам её, центр и фланги должны были всегда находиться на одной высоте. Оба французских генерала, не смотря на свои начальные успехи, отступили с фланговыми колоннами единственно потому, что две центральные принуждены были к отступлению.

Неудачные распоряжения маршала Рошамбо были причиной, что начальствование над Северною армией было поручено маршалу Люкнеру / Nicolas Luckner, начальствовавшему дотоле войсками, назначенными для защиты границ Франции по Рейну от Базеля до Лаутербурга. Главные силы Северной армии расположились в начале мая на квартирах между крепостями Валаньсенн и Кенуа, и наступательные действия их прекратились. Австрийцы, с своей стороны, ограничивались до половины июня самыми незначительными действиями, не имевшими никаких последствий; должно однако заметить, что при всех встречах французские войска оказывали весьма мало стойкости и тем поселяли в противниках большую уверенность и решительность.

Около половины июня герцог Саксен-Тешенский, предусматривая новое наступление неприятеля на Фландрию, направил большую часть своих сил, под начальством Латура / Maximilian Graf Baillet de Latour, к Турнэ, а сам с остальными расположился при Монсе, имея около Брюгге, для связи с Латуром, особый отряд (около 4 т.) под начальством Больё. 

§ 17.

Вторичные наступательные действия французов.

Маршал Люкнер, приняв начальствование над Северною армией, начал делать приготовления к новому наступлению. Для этого он стянул на р. Лис / Lys войска, находившаяся в Валасьенне, Лилле и Дюнкирхене; всего около 30 т., и во второй половине июня занял Куртрэ. Это заставило Латура и Больё двинуться туда соединенными силами; но Люкнер, довольствуясь первым незначительным успехом, не предпринимал дальнейшего наступления, оставался спокойно в Куртрэ до конца июня и потом, обратив в пепел городские предместья, отступил обратно в пределы Франции.

План действий Люкнера был весьма ошибочен: направляясь на правый фланг австрийцев, он не мог достигнуть решительных результатов, между тем как, обратив действия против левого крыла, он имел возможность отбросить их к морю и пресечь их сообщения с Австрией. Нейтралитет Голландии и множество рек, находившихся в тылу австрийской армии, сделали бы в этом случае положение её весьма опасным. Сверх ошибочности плана, самое исполнение его было также ошибочно. После занятия Куртрэ, вместо того, чтобы воспользоваться первыми успехами и продолжать наступление, Люкнер оставался 10 дней в совершенном бездействии. Он оправдывал свою медленность тем, что ожидания его относительно восстания бельгийцев оказались тщетными и это обстоятельство заставило его отказаться от наступления.

§ 18.

Положение обеих сторон в половине года.

Взятие лагеря Жале в июле 1792 г. - Prise du Camp de Jalès par les patriotes en juillet 1792. Gravure de Berthault d'après Swebach, 1793.

В начале июля главные силы Северной армии (увеличившейся уже тогда до 44 т.), расположены были в лагере при Фамаре (близ Мобёжа); отдельные отряды, силою от 5 до 6 т. каждый, находились в Мобёже, Mayльде и Дюнкирхене. Австрийская армия, по отступлении Люкнера, заняла прежнее расположение при Монсе и Турнэ. Обе стороны оставались почти до половины июля в бездействии, за исключением нескольких частных, незначительных покушений со стороны австрийцев.

В половине июля воспоследовала во французской армии перемена главных начальников и расположения начальствуемых ими войск. Люкнер из лагеря при Фамаре перешел с частью своей армии в Мец и принял главное начальствование над войсками, назначенными для наблюдения за приготовлениями противников со стороны Рейна и для защиты границ Франции от р. Мозеля до Юры. Прочие части Северной армии остались по прежнему при Мобёже, Маульде и Дюнкирхене и поступили под начальство генерала Диллона / Arthur comte de Dillon (брата убитого при первом вторжении французов во Фландрию); он прибыл в Валансьенн с частью бывшей армии Лафайета; для замены тех войск, которые ушли с Люкнером в Мец. Диллон, приняв главное начальствование над Северной армией, решился ограничиваться чистою обороной. Австрийский главнокомандующий, со своей стороны, отказался также от наступления, тем более, что силы его значительно уменьшились отправлением отряда (около 12 т.), под начальством генерала Клерфэ / Clerfait; к главной союзной армии, вторгнувшейся около этого времени в Шампань.

В половине августа начальствование над всею Северною армией вверено было генералу Дюмурье / Dumouriez, успевшему уже в то время снискать доверие республиканского правительства. Новый главнокомандующий поручил защиту северо-восточных границ Франции генералу Лабурдоннэ / Anne François Augustin de La Bourdonnaye, а сам направился к Седану, для ближайшего наблюдения за пространством, которое делалось тогда театром важнейших военных действий.

§ 19.

Замечания.

Рассматривая действия обеих противных сторон в Нидерландах, нельзя не заметить, до какой степени распространено было в то время в Европе пристрастие к кордонной системе. Первоначальное расположение французской и австрийской армий было сделано по её правилам. Рошамбо, вместо того, чтобы, совокупив свои силы, прорваться во Фландрию и разбивать отдельно мелкие неприятельские отряды, разбросанные на всем её пространстве, сам принял растянутое расположение от Дюнкирхена до Живе. Это раздробление было следствием его опасений за свой тыл и фланги; но могло ли существовать это опасение, когда французская армия продовольствовалась не из магазинов, а средствами края, и следовательно не имела никакой надобности дорожить своими сообщениями? При первом открытии наступательных действий, бесполезная заботливость об обеспечении тыла и флангов обнаружилась еще явственнее: колонна Лафайета, двинувшись от Живе к Намюру, сначала имела успех; но вместо того, чтобы быстро пользоваться им и, овладев Намюром, угрожать левому флангу и сообщениям австрийцев, Лафайет отступил обратно к Живе, единственно потому, что две колонны Диллона и Бирона отступили. Распоряжения и действия австрийцев были не менее ошибочны: герцог Саксен-Тешенеский, вместо того, чтобы держать свою армии в совокупности и направляться с нею по мере надобности к угрожаемым пунктам, раздробил и без того уже слабые силы, назначенные для защиты Нидерландов. Это раздробление было бы несколько простительнее, если бы в то время существовали в Нидерландах все те крепости, которые были уничтожены императором Иосифом II. Обоюдное раздробление сил и опасение за сообщения были виною той медленности и той нерешительности, печать которых носят на себе все действия в Нидерландах в начале 1792 года: по прошествии четырех месяцев войны, дела обеих сторон находились совершенно в том же положении, что и в день открытия первых военных действий.


Глава из книги: Всеобщая Военная История новых времен (1650-1791). СПб, 1875

© luterm. Подготовка к электронной публикации. При использовании текста ссылка на данную страницу обязательна.

наверх

Поиск / Search

Кампания 1792 г.

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн