Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Из истории русской артиллерии второй половины XVIII в.

Из истории русской артиллерии второй половины XVIII в.

В.В. Изонов

Доктор исторических наук, профессор
(Санкт-Петербург)

К началу 50-х гг. XVIII в. в русской артиллерии сохранялась организация, установившаяся в первой четверти столетия. Артиллерия полевой армии подразделялась на полковую, полевую и осадную. Для обслуживания полевой и осадной артиллерии существовал один артиллерийский полк. Характерной чертой этой организации являлось то, что в мирное время материальная часть артиллерии, личный состав и средства тяги (фурштат) были отделены от личного состава полка. Однако в отличие от армий Западной Европы, где ездовые подряжались со своими лошадьми из обывателей, в русской армии фурштат был “милитаризован”: личный состав включен в штат военнослужащих, лошади были казенными.

Огонь орудий средних и крупных калибров (от 6 до 12 фунтов и выше) - полевой артиллерии - был могущественным боевым средством. Нетрудно представить эффективность картечных выстрелов таких орудий по сомкнутым строям пехоты и кавалерии. Однако подвижность на поле боя этих орудий вследствие большого веса, а также недостаточного совершенства ходовой части систем и способов их перемещения в сфере огня была низкой. Они не могли сопровождать пехоту в наступлении, несмотря на крайнюю медлительность продвижения пехотных линий. Проблема повышения подвижности полевой артиллерии являлась основной в деле совершенствования артиллерийского вооружения в рассматриваемое время.

Пока указанная основная проблема не была разрешена, существовала необходимость иметь в составе пехотных частей легкую артиллерию, которая могла бы перемещаться со скоростью боевых порядков пехоты, - полковую артиллерию. Полковая артиллерия до 1756 г. практически находилась в составе пехотных и драгунских полков (4 орудия 3-фунтового калибра па двухбатальонный пехотный полк и 2 орудия 3-фунтового калибра - на драгунский), а с указанного года была окончательно введена в штаты полков. Однако в повседневной практике допускались отступления от требований инструкций. Так, во время русско-турецкой войны 1787-1791 гг. в Санкт-Петербургском драгунском полку 3-фунтовых пушек было четыре, в Елецком мушкетерском - один 12-фунтовый единорог и три 8-фунтовые пушки, в Ярославском мушкетерском - по две 3- и 8-фунтовые пушки. В силу такого решения данный вид артиллерии оказывался в бою рассредоточенным по фронту, массирование его огня было неосуществимо.

Отсюда вытекали обычные для того времени принципы использования полевой артиллерии в бою: орудия ее сводились в бригады и батареи различного состава, распределенные сравнительно равномерно вдоль фронта. При обороне огневые позиции не менялись, а в наступлении стремились продвинуть батареи полевой артиллерии вперед за наступающей пехотой. Стрельба велась только с тех дистанций, когда орудия могли наносить действенное поражение противнику. Так, для стрельбы из 12-фунтовой пушки обычно устанавливались следующие дистанции: при возвышении на 5 градусов - 700 саженей (1232 м), с учетом рикошета до 900 саженей (1584 м). Но стрельба с такой дистанции считалась малоэффективной, и рекомендовалось открывать огонь с 500 саженей (880 м). Наконец самой действенной признавалась дистанция “гибельнейшая” - 300 сажень (528 м) и ближе; со 120 сажень (212 м) разрешалось открывать огонь картечью, не наблюдая очереди между орудиями”.

Энергичная деятельность большого коллектива русских артиллеристов, объединенных генерал-фельдцейхмейстером П.И. Шуваловым, развернувшаяся в период подготовки к Семилетней войне (1756-1763) и в ходе ее, привела и в вопросе выработки новых организационных структур, и в области артиллерийской техники к значительным сдвигам, создававшим перспективу дальнейшего широкого прогрессивного развития. Преобразования осуществлялись группой выдающихся русских артиллеристов, в которую входили генералы И.Ф. Глебов, К.Б. Бороздин, конструкторы артиллерийского вооружения М.В. Данилов и М.Г. Мартынов и другие теоретики и практики артиллерийского дела. Деятельность Шувалова и его сотрудников была проявлением растущего влияния кругов, ратовавших за развитие вооруженных сил на национальной основе.

Наиболее ценными организационными начинаниями были учреждение постоянной штатной артиллерии сформированного по инициативе Шувалова Обсервационного корпуса и создание во время кампании 1760 г. артиллерийских бригад с одинаковым постоянным составом. К сожалению, эти мероприятия после смерти Шувалова не были поддержаны его преемниками и имели, таким образом, лишь временный характер. Другим моментом преобразований периода Семилетней войны явилось значительное увеличение штатов полевой артиллерии: вместо одного артиллерийского полка в 1763 г. было сформировано пять полков различных назначений (бомбардирский, два канонирских, два фузилерных). Каждый полк состоял из 10 рот. Например, два артиллерийских фузилерных полка предназначались для обеспечения перемещения орудий в бою вручную на лямках, а также для прикрытия полков. Данная структура была сохранена до середины 90-х гг. При этом в 1763 г. вернулись к окончательно устаревшим формам дошуваловской организации - отделению материальной части и фурштата от личного состава.

Новые формы организации артиллерии находились в тесной связи с боевой подготовкой. “Учения, тревоги и маневры, - вспоминал артиллерийский офицер А.Х. Эйлер, - бывали весьма часто”. Практическая стрельба, хотя и проводилась ежегодно, но соответствовала скорее обучению приемам заряжания при орудиях с боевыми снарядами, чем практике артиллеристов в искусстве боевой стрельбы. Стреляли обычно из мортир бомбой, из пушки - ядром и из шуваловской гаубицы - картечью. “Из каждого орудия (помянутых калибров) одному человеку (стрелять) одним выстрелом, да скорострельною пальбою (учить) унтер-офицеров и капралов, - отмечал Д.П. Струков. - Каждому из унтер-офицеров (полагалось) по три выстрела (из орудий) и три выстрела из ружей”.

Подготовка канониров разделялась на рекрутское, одиночное и полевое обучение. Командирам артиллерийских подразделений и частей во всех вопросах боевой подготовки была предоставлена почти полная свобода. Они были только обязаны представить в конце ежегодных лагерных сборов свои части на полевом смотре старшему начальнику, представлявшему донесение в Военную коллегию о состоянии войск, с чертежами, кратким распределением занятий и описанием разных маневров.

Обучение рекрута продолжалось пять месяцев и состояло из объяснения значения оружия, умения одеваться и опрятно содержать себя, сохранять здоровье. Затем молодого солдата обучали: “а) обращению с оружием (сборка и разборка); б) стойке (“в требуемой солдатской фигуре”); в) маршировке (ходить “просто”, без ружья и с ружьем); г) ружейным приемам и д) стрельбе”. Одиночное обучение войск не было резко отделено от полевого и всецело находилось в руках командиров воинских частей. Старшие начальники (Румянцев, Панин, Потемкин, Суворов) периодически объявляли свои инструкции для полевого обучения войск, нацеленные на то, чтобы “каждый воин понимал свой маневр”.

Постепенное появление в русской армии строевых единиц с фиксированным числом орудий и включенными в состав единицы средствами тяги начинается со времени русско-турецкой войны 1787-1791 гг. и русско-шведской войны 1788-1790 гг. Решающий шаг был сделан в этом направлении в 1794 г., когда сформировали 5 конно-артиллерийских рот 14-орудийного состава. С большим шумом и помпой формировали первую из пяти рот конной артиллерии. Военная администрация решила создать образцовую, привилегированную часть. В нее отобрали лучших солдат из трех драгунских полков, перевели офицеров-артиллеристов, получивших ордена св. Георгия во второй русско-турецкой войне. С этих пор в русской артиллерии вместо двух разных организаций артиллерийских частей мирного и военного времени учреждаются батареи постоянной готовности, вооруженные орудиями определенного калибра. Материальная часть и фурштат соединяются воедино с личным составом батареи.

Коренные изменения в материальном снабжении артиллерии, обучении артиллеристов произошли лишь в конце XVIII в. В 1798 г. были сформированы лейб-гвардейский артиллерийский батальон, 10 пеших, 1 конный и 3 осадных артиллерийских батальона, батальоны пятиротного состава (в осадной артиллерии - десятиротного), по 12 орудий в роте. Пешие артиллерийские роты формировались как единый военный и хозяйственный организм. Материальная часть, средства тяги и личный состав были слиты воедино и подчинены одному начальнику. Были разработаны четкие правила и приемы действий орудийной прислуги при заряжании и стрельбе. Унификация артиллерии достигла высокой степени: вместо прежних нескольких типов орудий осталось два - пушки и единороги, число калибров сведено к пяти, уменьшен вес артиллерийских систем, улучшена конструкция лафета. Однако и после реформы 1798 г. сохранялся один элемент старой организации: наряду с полевой осталась полковая артиллерия. Она была упразднена только в 1800 г. В целом преобразования в артиллерийском ведомстве, проведенные А. Базиным и А. Аракчеевым, в значительной степени подготовили русскую артиллерию к столкновениям с армией Наполеона в начале XIX столетия.

Генерал-фельдцейхмейстер П. И. Шувалов. Гравюра Г.Ф. Шмидта. 1760 г. В рассматриваемый период подъем артиллерии тесно связан с активной деятельностью уже упоминавшегося П.И. Шувалова, который много сделал не только для полезной перестройки организационных основ артиллерии, но и для существенного обновления материальной части. Поиски новых типов орудий, которые велись русскими артиллеристами, с одной стороны, по линии повышения эффективности картечного огня, а с другой - по линии уменьшения веса орудий, привели в 1753-1756 гг. к созданию шуваловских (так называемых “секретных”) гаубиц и единорогов.

Шувалов был далеко не единственным автором изобретения, под его руководством работал группа артиллерийских офицеров. Генерал-фельдцейхмейстер же, пользуясь своей огромно властью, быстро “внедрил в производство” орудие. Техническая идея, заложенная в Шувалове кие гаубицы (увеличение разлета картечи по горизонтали за счет придания поперечному сечению канала овальной формы), не оправдалась. Единороги, наоборот, показали высокие качества и боевую ценность. Эти орудия представляли собой удлиненные гаубицы, сочетавшие свойства гаубиц и пушек. За счет уменьшения веса заряда удалось добиться значительного снижения веса орудия сравнительно с пушками. 12-фунтовая пушка 1734 г. имела вес ствола 112 пудов перевозилась 15 лошадьми; полупудовый единорог 1760 г., предназначавшийся для замены указанных пушек, имел ствол весом 30 пудов и перевозился 5 лошадьми. В то же время единороги обладали и достаточной дальностью настильного выстрела, и возможностью вести огонь при больших углах возвышения; они могли стрелять картечью, сплошными, разрывным и зажигательными снарядами. “Фланговым батареям приказал я метать из единорогов бомбы, которыми и зажжены были приготовленные неприятелем к пушкам, из порохового погреба заряды, и взорваны, - вспоминал руководитель штурма крепости Журжи генерал И.В. Гудович. - По нескольким часам неприятель был устрашен, выставил белое знамя...” Разрабатывались и новые способы передвижения орудий.

Единороги были замечательным достижением русской военно-технической мысли. В 1759 г. в сражении при Пальциге русские артиллеристы первыми в мире применили огонь из единорогов через головы своей пехоты. Они находились и успешно действовали в составе отечественно артиллерии свыше 100 лет.

Выдающаяся деятельность Г.А. Потемкина также рельефно отразилась на развитии отечественной артиллерии. Своевременно переоснащая артиллерию совершенными орудийными системами, он заботился не только об обучении и воспитании артиллеристов, но и о их материальном обеспечении. “Когда его светлость представил на утверждение доклад императрице, - замечал Л.Н. Энгельгардт, - то надписал: “Солдатский наряд должен быть таков: что встал, то готов”. Петровская форма в основном сохранилась до 1786 г., менялись только детали. По приказу Потемкина была создана новая, более удобная форма одежды.

Реорганизация русской артиллерии обеспечила ее состояние не только на уровне лучших образцов того времени; в ряде аспектов она обусловила ее преобладание над артиллерией других армий. Вообще надо сказать, для Вооруженных сил России было характерно внимание этому роду войск.

Таким образом, благодаря преобразованиям второй половины XVIII в. артиллерия русской армии оказалась на новой ступени развития, опередив при этом артиллерию западноевропейских армий. Результаты практической реализации указанных артиллерийских преобразований сражениях второй половины столетия были весьма существенными, хотя и не все возможности проведенных мероприятий были до конца использованы.


Опубликовано: Victoria. Gloria. Fama (Материалы Международной научной конференции, посвященной 300-летию Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.) СПб, 2003

наверх

Поиск / Search

Ссылки / Links

О шуваловских единорогах и грибовалевских гаубицах

Боевая подготовка русской артиллерии в XVIII веке. Подполковник А.П. Барбасов

Шувалов П.И. Практика единорогов. 1760 г. (pdf)

Обозрение главных изменений в составе полевой артиллерии (1741-1801 гг.) Хроника Российской Импараторской Армии, составленная по Высочайшему Повелению. Часть III. 1852.

Начало русской конной артиллерии 1794-1800. Потоцкий П. П. Столетие российской конной артиллерии (1794—1894).

История Л.-Гв. Конной артиллерии 1796-1800 гг. составил В.А. Абаза.

К вопросу о ликвидации полковой артиллерии в русской армии на рубеже XVIII-XIX вв.

Гатчинская артиллерия Великого Князя Павла Петровича 1783-1796.

Артиллерийские орудия русской армии 2-й половины 18 века.

«Бог войны» на Дону: конная артиллерия Донского казачьего войска М. Преснухин

Французская армия. Вооружение артиллерии, система Грибоваля. О.В. Соколов "Армия Наполеона" Глава VI. СПб. 1999.

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн