Русская армия 1786-1796 гг.

Военная история 2-й половины 18 века

Wargame Vault

Пехота гребных флотилий (часть 2) Балтийский флот. 1788-1798

Олег Леонов

В “Цейхгаузе” № 8 мы рассказали о морской пехоте Черноморского гребного флота, идейным вдохновителем и талантливым организатором которой проявил себя Г.А. Потемкин. На Балтике же, в отличие от южного театра боевых действий, гребная флотилия перед войной со Швецией находилась в самом плачевном состоянии. Такая ситуация ставила северного противника России в более выгодное положение.

Недостатки гребного флота признавала Адмиралтейская коллегия, которая своем докладе на имя Екатерины II отмечала; “Шведы долговременным обучением приобрели познания действовать в шхерах с превосходством. Практика нескольких лет и компании: как офицеры, так и нижние чины приобрели нужное в том познание. Наши флагманы, капитаны ч офицеры уверяли.., что никто из них и мирное время в шхерах ни для обучения, ни для любопытства не ходил и во время экзерциции в мирное время стараются всеми мерами от шхер удалиться; самые храбрые и знающие между ними видят, что обыкновенная их практики на открытом море и на больших судах производимая в шхерах недостаточна".

Несмотря на объективную оценку состояния дел на гребной флотилии, серьезные меры по се укреплению стали проводить только с началом боевых действии. 21 июня 1788 г. шведский флот напал на корабли балтийского парусного флота. За этим последовало вторжение в финские воды многочисленной и хорошо подготовленной Королевской гребной эскадры с 15 000 отборного десантного войска на борту. С этого момента Адмиралтейств-коллегий в короткие сроки пыталась наверстать упущенное время, предпринимая энергичные меры по усилению гребного флота. Но при формировании экипажей гребных судов возник вопрос - откуда брать солдат для десантов и абордажного боя со шведскими кораблями?

Имевшихся 8 флотских и 2 адмиралтейских батальона не хватало даже для укомплектования морских эскадр адмиралов С.К. Грейга к А.И. Круза. Поэтому на суда корабельного флота поступали и без того малочисленные пехотные формирования русской армии в Финляндии. Гребному же флоту вообще рассчитывать было не на кого. В таких сложных условиях принимается решение о сформировании в короткий срок дополнительно еще несколько флотских батальонов специально для гребных судов. Уже 29 августа 1788 г. выходит высочайший указ: "...к имеющимся флотским батальонам прибавить еще четыре таковые же батальона по военному комплекту”. Согласно штата 1782 г., в военное время состав морского восьмиротного батальона (7 мушкетерских и 1 гренадерская роты) увеличивался до 160 человек и гренадерской и до 150 нижних чинов в мушкетерских ротах. Менее чем через месяц - 20 сентября выходит следующий высочайший указ, определивший первые три новые Флотские батальона в галерный флот, а четвертый “на эскадру, особо от Нас определенную, в которой также не малое количество гребных Судов состоять имеет".

Подполковник морских батальонов граф Семен Ивелич

Подполковник морских батальонов граф Семен Ивелич. Портрет работы неизвестного художника. Около 1795 г. (Новгородский музей-заповедник)

Подробнее »

Активные боевые действия на море, недостаток средств, а главное времени наложили отпечаток на особенности формирования новых батальонов. Из состава русских войск в Финляндии по распоряжению графа Н.И. Салтыкова было выделено минимальное количество людей, составивших слабый костяк новых морских частей. В документе говорилось: "Для удобнейшего составления четырех полевых морских солдатских батальонов велено отрядить из пехотных полков Софийского, Кексгольмского, да из восьми в финляндской армии находящихся из каждого по одному обер-офицеру из охотников комплектных или сверх комплектных, по два сержанта, по четыре унтер-офицера, по восемь капралов и по двадцать человек рядовых людей, всего триста пятьдесят человек исправных и уже несколько в армии служащих”. Остальную массу солдат новых батальонов составили вновь набранные рекруты. По примеру армейской пехоты батальоны были снабжены полевой артиллерией: “на каждой по две из трех фунтовых пушек или восьмифунтовых единорогов”. Обмундировывались, снаряжались и обучались батальоны на ходу - на кораблях или, если выпадала возможность, солдат высаживали на берег, где проводили строевое обучение со стрельбой. Все это иногда происходило вблизи войск шведского десантного корпуса. В виду явной слабости новых формирований галерную флотилию дополнительно усилили четырьмя пехотными полками - Навагинским, Кексгольмским, Тенгинским и Елецким.

Показать себя в деле новые морские солдаты смогли только через год 13 августа 1789 г. в финских шхерах произошло первое Роченсальмское сражение между гребной флотилией русских под командование вице-адмирала К.Г. Нассау-Зигена и шведским гребным флотом адмирала Эренсверда. Только благодаря героизму русских солдат и матросов удалось добиться успеха. Шведы, запертые в шхерах, напали на небольшую часть разделенной флотилии русских. Исход боя во многом обеспечили солдаты трех гребных батальонов. Им удалось под вражеским огнем расчистить шхеры, перегороженные затопленными шведскими транспортами. Прорвавшись на рейд и соединив свои силы, российская эскадра нанесла серьезное поражение врагу. В плен попали до 45 офицеров и свыше 1200 рядовых королевского флота. Кроме этого были сожжены все транспортные суда, снабжавшие шведскую сухопутную армию в Финляндии. 7 сентября того же года смешанный отряд парусных и гребных судов под началом капитана 1-го ранга Дж. Тревенена атаковал отряд шведских гребных судов и две береговые батареи. После полуторачасового сражения десант галерной и армейской пехоты захватил батареи, оттеснив шведские галеры вглубь пролива.

Кампания следующего 1790 года оказалась для балтийской галерной флотилии менее удачной. 4 мая во Фридрихсгамском сражении гребная эскадра капитана 1-го ранга П.Б. Слизова вынуждена была уступить почти четырехкратному превосходству шведов в артиллерии.

Второе сражение при Роченсальме (Svensksund) 1790 г. (худ. Johan Tietrich Schoultz)

Во многом по причине неумелых действий и авантюрных наклонностей Нассау-Зигена с переменным успехом прошло 21 июня сражение в Биорк-зунде, довершенное разгромом русских сил 28 июня во втором Роченсальмском сражении. Окончательная судьба кампании решилась в открытых морских сражениях корабельных флотов. С подписанием 3 августа 1790 г. Верельского мирного договора между Россией и Швецией война в Финляндии завершилась. Четыре флотских галерных батальона было решено оставить в составе гребного флота.

Планы Г.А. Потемкина по созданию крупных пехотных формирований, действующих в составе гребных судов, распространялись не только на Черноморский флот. Приморские полки планировалось создать и на Балтике. Для этого “соблаговолено было из батальонов морских Петербургского флота, сведя их по два батальона, дать название Архангелогородского и Шлиссельбургского полков”. Задачи балтийцев были сходны с черноморцами: “Петербургского же флота приморские полки составят в мирное время стражу кронштадскую, архангелогородскую и ревельскую, гарнизонные же батальоны сих мест причислить к помянутым полкам, которые им служить будут заменою... дети же солдатские поступать будут в юнги и содержатели”. Но решение балтийского вопроса затянулось до конца года. Лишь в декабре 1790 г. вышел долгожданный указ императрицы, гласивший: "Четыре батальона морских солдат, в 1788 году вновь сформированные, устроить в два пехотных полка... оставляя сих при гребном флоте для разных необходимых по оному употреблений...". Новые полки, названные 1-й и 2-й морские, формировались на мушкетерском положении в составе 2-х батальонов (по 4 мушкетерских и 1 гренадерской роте в каждом батальоне). Батальонная артиллерия перешла в ранг полковой: по 2 единорога и 2 трехфунтовые пушки на каждый полк со штатным количеством артиллерийской прислуги.

В дальнейшем оба морских полка большую часть времени находились на суше, в портах и фактически выполняли роль обычной пехоты. Поэтому для удобства содержания эти формирования 24 мая 1792 г. перевели из морского в сухопутное ведомство. Но на время боевых действий морские попки планировалось использовать по-прежнему в составе гребной флотилии. Такое положение сохранялось до воцарения императора Павла I.

Начатые в ноябре 1796 г. преобразования армии затронули и гребную пехоту. 1-й и 2-й морские полки перевели обратно я состав морского ведомства и переформировали в четыре отдельных батальона, которым велено называться не по номерам, а по имени командиров или шефов. Отныне балтийские гребные батальоны учреждались на гренадерском положении, "как и прочие морские батальоны, т.е. в каждом из них будет одна флигель-рота или гренадерская, и прочие фузелерные". Т. е. по новому штату галерному батальону полагалось состоять из одной гренадерской и пяти фузелерных рот. Каждая гренадерская рота дополнялась шестью фрунтовыми мастеровыми-солдатами, оснащенными помимо традиционного снаряжения топорами и кожаными фартуками.

Но в таком виде батальоны просуществовали весьма короткое время. 2 января 1798 г. император утвердил новые штаты российских флотов. Прежде всего, изменения коснулись гребных батальонов. "Как для приведения гребных флотов Балтийского и Черноморского в движение весьма было недостаточно тех баталионов, которые считались под именем гребных", то решено было их совсем упразднить, "а на случаи надобности к содействию гребным флотам при выходе их в море сухопутные войска заимствовать из армии". По императорскому указу флотские батальоны обеих гребных флотов переводились в состав гарнизонных полков и батальонов. На Балтике "гребные батальоны: генерал-майора Болотникова батальон, подполковника Демидова батальон и подполковника Бушена батальон составят гарнизонный полк под названием генерал-майора Болотникова в Рочснсальме... батальон полковника Горожанского присовокупить к гарнизонному полку генерал-майора Беклешова [в Кронштадте - О.Л.]. Так завершили свою историю гребные батальоны, вписавшие славную страницу в боевую летопись Балтийского военного флота.

Обмундирование и вооружение пехоты Балтийской гребной флотилии 

Офицер флотских батальонов. 1793 г. Гравюра Х.-Г. Гейслера из книги Я. фон Люде “Изображение мундиров Российско- Императорского войска...”. СПб., 1793 г. илл. 72

Мушкетер флотских батальонов. 1793 г. илл. 73

Гренадер первого морского полка. 1793 г.  илл. 61

Мушкетер морских пехотных полков. 1793 г.  илл. 62

Реформа обмундирования, проведенная в армии в 1786 г., не затронула военно-морской флот. Потому офицеры и солдаты новых морских батальонов получили в 1788 г. униформу и снаряжение, в основном соответствовавшие высочайше утвержденному докладу от 2 марта 1764 г. “О мундире служащих на флоте и адмиралтействе”. В нем говорилось: "Штаб- и обер-офицерам солдатским и корабельным комиссарам: кафтан, штаны зеленого сукна; камзолы белые; к кафтанам обшлага, воротники и лацканы красного сукна; подбой белый, шарфы против армейских; знаки с адмиралтейскими гербами; штиблеты с медными пуговицами. Штаб-офицерам: на камзол галун иметь против армейских.

Всем унтер-офицерам солдатским галун иметь против армейских. (Солдатам: В четыре года: епанча василькового сукна. В два года: кафтан, штаны, зеленого сукна; камзол белого; у кафтана обшлага, воротник и лацканы красного сукна; подбои у кафтана белой каразеи; у камзола холстинный; шляпы с шерстяным галуном с городками и банты; штиблеты черные с пуговицами медными от себя иметь”.

Этот мундирный регламент 1764 г. сохранился до 1788 г. без изменении за исключением отдельных элементов. С 1774 г. как в армии, так и на флоте штиблеты на медных пуговицах заменяются на высокие (под колено) черные смазные сапоги. В 1776 г. по инициативе Г.А. Потемкина белый шерстяной галун с городками на шляпах, "который ни пользы службы и красоты не придают", был "во всей армии и в гарнизонах" отменен. В дальнейшем этот указ распространился и на береговые войска флота.

Кроме формы старого образца солдаты мушкетерских рот флотских батальонов сохранили также тесаки с медными эфесами, отмененные в сухопутных войсках. Из арсенала Военной коллегии на вооружение 4-х флотских батальонов было передано 5062 новых ружья с медной оправою и 3099 тесаков.

В 1792 г. одновременно с переводом морских полков в сухопутное ведомство галерных солдат переодели, заменив строевые мундиры флотской пехоты образца 1764 г. на “потемкинскую” полевую форму с рядом отличительных деталей.

После вступления на престол Павла I, в январе 1797 г. вместе с новой организацией балтийская гребная пехота получила и новую форму прусского образца, ранее опробованную на флотских батальонах гатчинских войск. Солдаты четырех балтийских батальонов получили длинные узкие темно-зеленые кафтаны с красными суконными лацканами, обшлагами и высокими отложными воротниками. Под мундир одевался белый суконный камзол с рукавами. На мундир пришивались выпуклые латунные пуговицы: 29 штук для рядового и 28 штук для унтер-офицера. Солдаты носили короткие (под колена) штаны: зимой из белого сукна, а летом - из фламского полотна. Епанча полагалась темно-зеленого сукна с подбоем из белой каразеи. Но в батальонах продолжали донашивать старые екатерининские плащи из белого или василькового сукна. На ноги надевали кожаные тупоносые башмаки, а сверху до колеи застегивали черные суконные штиблеты на малых латунных пуговицах.

Батальоны отличались цветом околышей на гренадерских и фузелерных шапках и нарукавными петлицами из тесьмы одного цвета с околышами. Обшивка задников шапок во всех батальонах полагалась красная, а околыши: в 1-м батальоне - синие; во 2-м - белые; В 3-м - зеленые и в 4-м - фиолетовые. Кроме этого во всех гренадерских ротах двуглавый орел на латунных налобниках красился черной финифтью (это отличие было введено Павлом Петровичем у морских гренадер еще в царствование Екатерины II). Согласно мундирной табели гребных батальонов за январь 1798 г. латунные Гренады на околышах гренадерских и фузилерных шапок отсутствовали.

Фрунтовый мастеровой флигель-роты 4-го флотского галерного батальона. 1797-98 гг. Основными внешними отличиями фруктовых мастеровых являлись: топор на длинном древке и кожаный, “на лосиное дело” фартук, одевавшийся поверх камзола под мундир. Для удобства ношения топора ружье надевалось через правое плечо за спину. (худ. А. Каращук)

Младший унтер-офицер флигель-роты 2-го флотского галерного батальона. 1797-98 гг. Красный суконный лацкан пристегнут слева на правую сторону. Поверх мундира на поясной портупее надет подсумок в отличие от рядовых солдат, носивших патронные сумы на перевязи через левое плечо

Обер-офицер флотских галерных батальонов. 1797-98 гг. Мундир застегнут по-зимнему, на все крючки. Офицерский шарф одет поверх мундира. На груди висит знак нового образца. К 1798 г. только часть офицеров успели получить новые знаки, а многие еще продолжали носить знаки екатерининского образца. На ногах вместо регламентированных суконных штиблет, застегивающихся на 14 малых латунных пуговиц, одеты высокие сапоги. Их из-за удобства предпочитали носить офицеры флотских батальонов даже под угрозой наказания. (худ. А. Каращук)

Офицерам полагалось носить черные фетровые шляпы с латунной пуговицей без банта, мундир с нашивками номера батальона на рукавах из серебряного галуна. По поясу повязывался шарф из серебряных нитей. Несмотря на строгий приказ носить башмаки и штиблеты, офицеры предпочитали более удобную обувь - сапоги.

Олег Леонов


Статья опубликована в журнале "Цейхгауз" №15

наверх

Поиск / Search

Ссылки / links

Реклама

Печатные игровые поля для варгейма, печатный террейн